...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » личные темы » самоотрицание и эскапизм


самоотрицание и эскапизм

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://pp.userapi.com/c846017/v846017935/e6e6c/u4U9Vv9f-9Q.jpg

ну и почеркушки повыкладывать всякие.

+2

2

disclaimer: я не виноват, все претензии направлять к эдгару, из-за которого я на весь день упал в isolated system и не могу выбраться.

Викки, наверное, единственная, кого ничего не смущает. Виснет на шее, по-паучьи обнимая и руками, и ногами. Когда считает, что долг любящей племянницы — иначе как дядю она Эдгара просто не воспринимает — выполнен, по-детски непосредственно хватает старшую сестру за руку и увлекает прочь. Дина немного растерянно улыбается и как-то нервически кивает. Иэн списывает это на вполне объяснимое волнение. И вполне же объяснимо, что его не испытывает совсем еще юная Виктория, всецело захваченная перспективой не только полета, но и переезда в новую страну.

Иэн поднимает воротник темно-синего кашемирового пальто и старается не ежиться под порывом сырого зимнего ветра.

— Да ладно тебе, — бросает, наконец, Карина. Легко и быстро целует Эдгара в щеку — ей приходится слегка приподняться на носочки — после чего делает Драйдену ручкой и красноречиво зыркает на Иэна. Закидывает на плечо компактную дорожную сумку с геометрическим принтом. Нагоняет девочек и подхватывает Викки за свободную руку — та радостно виснет в воздухе между матерью и сестрой и довольно пищит. Во всяком случае, так кажется Иэну. Услышать наверняка не удается. Монотонный гул Хитроу перекрывает любые звуки на расстоянии больше тридцати футов.

— Принц Э...
— Да пошел ты.
— Привыкай теперь, — усмехается на коротком выдохе, ловит не совсем привычный взгляд. Не куда-то в переносицу или чуть выше ресниц, как обычно. Рассматривает переменчивые, но сегодня в тон лондонскому небу глаза. Обхватывает протянутую ладонь, чуть тянет на себя; на секунду-другую оказывается в поле мягко покалывающей кожу вдоль позвоночника энергии; прикрываться даже не думает, только снова улыбается, пока Эдгар не видит.

Без малого сотня лет. Более чем укладывается в человеческое «знакомы всю жизнь».

— Кто бы сказал раньше – ни за что бы не поверил, — привычным движением оправляет пальто, застегивает одну из крупных пуговиц, словно предстоит что-то более солидное, чем перебежка от машины до здания аэропорта.
— Еще бы, — Эдгар прячет руки в карманы джинсов, заглядывает Иэну за спину, Иэн автоматически делает то же самое — девочек и след простыл, наверняка уже заняли очередь на регистрацию. 

Оба молчат.
Всегда был уверен, что прощаться им доведется иначе. Вернее, одному из них. В режиме монолога с тем, что останется от второго.
И черт знает, что было бы проще.

— Тебе пора, — Эдгар приподнимает брови, указывая; Иэн снова оглядывается, по нервности движение выходит сопоставимое с дининым. Не переплевывает, но близко.
Кивает. На всякий, вероятно, случай, несколько раз сразу.

Делает пару шагов, но притормаживает почти сразу. Упрямо смотрит сперва в спину, затем — на светлую, выделяющуюся среди пестрых шапок и волос макушку, еще несколько секунд спустя — на разворачивающуюся на парковке белую тачку.
Эдгар, в отличие от него, оборачиваться не считает нужным.

+4

3

из неопубликованного, так скажем, но появился повод выложить.

Вспышка, за ней ещё одна. Иэн осторожно, почти что крадучись подходит к задней двери и выглядывает во двор. Неслышно приоткрывает створку и, прислонившись к косяку, остается незамеченным наблюдателем.
Некоторое время Дина стоит без движения, чуть опустив голову, а потом снова вскидывает руку с зажатым в ней жезлом чёрного дерева. Лёгкая огненная вспышка появляется, чтобы в следующую секунду исчезнуть, словно и не было. Иэн чуть ухмыляется, но обозначать своё присутствие не спешит, заинтригованный результатом. Едва ли ей по силам активировать плеть, вбитую в жезл кое-кем посильнее нее; тем не менее, ему любопытно взглянуть на попытки.

Дина встряхивает головой — тёмные волнистые волосы свободно рассыпаются по плечам почти до самой поясницы — и перехватывает жезл на манер двуручного меча. Делает несколько вдохов и выдохов; Иэн, разумеется, их не слышит, но угадывает по движениям плеч и дышит в такт, сам того не замечая.
Давай.
Он заворожённо глядит на вырвавшуюся на свободу тонкую струйку пламени. Выбрать артефакт полностью у Дины не получается, но его впечатляет и такой результат. Жадно смотрит, как послушное ее воле пламя плывёт под тонкой рукой, ничего не задевая и не опаляя, и не смеет отвлекать — сейчас ей точно не стоит терять концентрацию.

Впрочем, это происходит и без его участия: в какой-то момент она запинается и крепко — юная леди, куда там — ругается себе под нос; к нему же, видимо, и подносит руку. Есть там кровь или нет, Иэн не задумывается, почти сразу же оказывается рядом, за талию сдергивает дочь в сторону и несколькими уверенными пассами рассеивает лишенное какого бы то ни было контроля заклинание. Остаточные эманации утекают в пространство; собаки в ближайших дворах, чувствительные, как и многие животные к подобным выбросам энергии, заходятся истеричным лаем.
Выжженное на безупречно зеленом до того момента газоне пятно можно считать самой мелкой платой за подобные проделки.

— Я сколько раз говорил? — вынимает из её пальцев жезл, прячет во внутренний карман пиджака; саму Дину чуть встряхивает за плечи, ловит взгляд. Ни намека на искреннее раскаяние. Еще бы. Было бы только удивительно.
— Много, — голос едва заметно подрагивает, но она быстро справляется с собой и даже находит в себе силы улыбнуться. Закидывает ему руки на плечи, обнимая — запрещенный прием — и кладет голову на плечо. Иэн громко вздыхает, но ответную улыбку сдержать не может, старается только, чтобы она не считывалась совсем уж откровенно в интонациях.
— Ты же умная и взрослая девушка, Дина. Или от тебя все надо прятать как от Викки? — так и стоять столбом у него не получается, мягко поглаживает ее по спине и прижимает к себе. В такие моменты ментор из него никакой; нельзя искренне отчитывать за то, чем еще минуту назад не менее искреннее восхищался. И она, подобно всем женщинам и дочерям, безошибочно чует, что он даже и не планирует злиться всерьёз.

Демонстративно грозит ей пальцем, понимая по играющим в зеленых глазах чертенятам, что воспитательный момент похерен напрочь.
— Я научу тебя, честно. И не только этому, но это тебе пока рановато. Если ты спалишь дом, мне сложно будет объяснить это твоей матери, — тихо усмехается, когда она с коротким и звонким «хорошо, пап» целует его в щеку и с легким хохотком возвращается в дом, словно ничего и не было.

До прихода Карины остается как раз достаточно времени, чтобы изобрести красочную историю о том, как дурацкий звонок по работе заставил его выйти из себя и слегка попортить вид из кухонного окна.

+3

4

я не знаю, зачем, но я что-то пишу.

прага, 2008
Окна здесь выходят на восток; Иэн морщится, переворачивается и зарывается лицом в подушку с еле слышным ворчанием. Легкие полупрозрачные занавески почти не мешают весеннему обманчиво жаркому солнцу. Иэн подставляет ему спину, пригревается и проваливается обратно в недосмотренный сон.

Солнечного света там нет и близко, но слабые отблески уличного освещения обрисовывают контуры чужого тела куда лучше. Он собирает в горсть светлые мягкие волосы, очерчивает лопатки, отсчитывает позвонки вниз от шеи, притягивает ее к себе ближе. Ловит смеющийся взгляд светло-карих глаз и целует в плечо, ощутимо прихватывая белую кожу зубами.
Смотрит на нее снизу вверх. Сверху вниз. Любуется узкой спиной, держит за волосы, за руки, за плечи, придерживает бедра, кусает за загривок...
Ужасно жарко.

Волосы у шеи промокают и неприятно липнут к коже. Иэна будит это ощущение, это — и взгляд. Чужой цепкий взгляд. Он глядит на девушку в форменной серой одежде, девушка — на него. Немая сцена длится несколько секунд, которые Иэну требуются на то, чтобы сообразить, где он находится и что тут делает. Он со вздохом падает лицом обратно в подушку. Приподнимает руку в направлении бормочущей что-то по-чешски девушки — заставить людей временно забыть о твоем существовании не очень-то и сложно...
...и ни-че-го. Даже со второго раза. Это тревожит куда сильнее, чем то, что девочка куда-то спешно убегает, хлопнув дверью со сломанным замком.

Конечно, через шесть лет ему отмечать вполне себе солидный юбилей, а с мужчинами в возрасте случаются осечки самого разного рода. И все же…
Он пробует заклинание попроще. Подкрепляет вербальной формулой и утроенной концентрацией. Уставшим себя не ощущает, даже напротив, но не добивается никакого внятного результата.

Почему-то даже не злится. Возможно, стоит послать Рене благодарственную открытку — за возможность проснуться в принципе. Было бы только куда посылать. Иэн обводит взглядом номер и разбросанные около кровати вещи — совершенно не похоже, что Рене вышла, чтобы вернуться через несколько минут с кофе и пожеланиями доброго утра.

Благодарственный пыл слегка утихает, когда он смотрит на россыпь царапин и синяков на плечах, груди и шее. Слегка вздрагивает, прикасаясь; зачем-то прикладывает к некоторым из них подушечки пальцев, чтобы совпали с оставленными ею отметинами.

Плещет в лицо холодной водой в надежде, что это хоть как-то поможет вымести из головы приятные, но совершенно не нужные сейчас мысли. Какое-то время просто смотрит в глаза своему отражению, опершись на раковину — дурак ведь, как есть дурак.
Идиотская улыбка самоощущению соответствует как нельзя более.

— Одну минутку, пожалуйста, — отзывается на ломаном чешском, когда в дверь ванны совсем не деликатно стучат. Кое-как натягивает брюки и рубашку, приглаживает волосы. Мятая одежда отлично сочетается с не менее помятым видом. Из-под воротника виднеются красноватые следы; Иэн вздыхает и выходит к пожаловавшей охране.
Около часа уходит на то, чтобы утрясти все с администрацией отеля. Пусть он пока и без собственной магии, но в человеческом мире работает и другая, пересчитывающаяся на кроны.

Как ни странно, манера держаться так, словно ему все вокруг должны, срабатывает.
(скромные радости иэна брекенриджа: не вызвали полицию — и на том спасибо)

В кошельке остается как раз на такси: девочки со стойки регистрации любезно соглашаются вызвать ему машину до дома. Одна из них чуть дольше, чем надо, задерживается взглядом на его шее. Иэн замечает, но стоит так, будто для него такое утро — самая что ни на есть обыденность.

Уже в такси он просит поменять конечную точку маршрута.
Все равно с февраля так и не нашел случая заглянуть к медикам при дворе, почему бы не подкинуть им работы на выходные.

И тему для обсуждения на ближайшие пару месяцев, что они наверняка оценят куда больше.

+2


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » личные темы » самоотрицание и эскапизм


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC