...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » игровой архив » Insomniacs


Insomniacs

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s7.favim.com/610/141210/buildings-city-fifth-avenue-manhattan-Favim.com-2299157.jpg
Мэйв Фицпатрик & Диего Саес;
бар «Опал» возле Мэдисон-сквер-гарден, Нью-Йорк; ночь на 15го апреля 1958 года
Говорят, Нью-Йорк то место, где спать абсолютно бесполезно. А вдруг пропустишь что-то настолько важное, даже судьбоносное? Большое Яблоко было центром культуры и двигателем прогресса. Город привлекал не только искателей приключений и жаждущих сорвать большой куш глупцов, но и созданий ночи, вынужденных обитать в городских сумерках и, как водится, питаться мечтателями и начинающими кинорежиссёрами.

Отредактировано Maeve Fitzpatrick (2018-11-01 16:38:41)

0

2

Мэйв Фицпатрик двадцать два года, и она была пьяна. На ней было красное атласное платье с пышной юбкой, белые перчатки, дешёвые туфли-лодочки, и в пальцах сжата сигарета. В левой руке уже седьмой по счёту бокал шампанского, а по правую сторону многообещающий режиссёр-постановщик, в пьесе которого ей посчастливилось сыграть роль, пусть не главную, но зато и ей досталось маленькая доля неоновых софитов.
То было празднование их дебюта – небольшая актёрская труппа в сопровождении режиссёра, сценариста и мецената-покровителя,  решили отметить, как им казалось, удачное выступление (до печати рецензий было ещё несколько дней, так что горечь разочарования была им ещё не знакома). Весёлая компания шумно ввалилась в «Опал», излюбленное заведение нью-йоркской творческой тусовки пятидесятых. Здесь можно было встретить начинающих актёров, писателей, художников, даже отпрыски таких именитых семей как Рокфеллер и Рузвельт захаживали в это скромное увеселительное заведение. Поэтому в одиннадцать вечера, в ночь на пятнадцатое апреля, «Опал» шумел и гудел, напоминая неспящим жителям Нью-Йорка о том, каково это - быть молодым.
А Мэйв чувствовала себя молодой, счастливой и пьяной...
- Мэйв, они аплодировали нам стоя! – взахлёб рассказывал Даниэль Шиллер, не менее пьяный автор той самой пьесы, в которой Мэйв посчастливилось сыграть бездетную и сварливую сестру главного героя, - ты думаешь о нас напишут в Нью-Йоркере? Я видел их театрального критика среди приглашённых. Я так переживаю… это ведь моя первая самостоятельная постановка, - Даниель нервно поправил очки не переносице. Шиллер был невысоким пареньком еврейского происхождения. Родился и вырос в Бруклине, мать была преподавателем химии в школе, а он, в отличии от осторожных и пугливых родителей, сбежавших от нацистского режима в начале тридцатых, решил покорить ту самую неведомую и никому непонятную американскую мечту. Потушив сигарету, Мэйв обнадеживающе похлопала его по плечу.
- Всё будет хорошо, Дэн. Что ж ты так распереживался? Зачем волноваться об этом сегодня? Сегодня мы пьём! – рассмеялась Мэйв и залпом осушила седьмой по счёту бокал. Быстро вскочив с кресла, ведьма неуверенно качнулась, но всё же удержалась на своих двоих. Пара ребят с труппы противно загоготали. Неужели она сегодня самая пьяная?
- Будете ржать, превращу в жаб! – пригрозилась пальцем светловолосая ведьма. Как бы она не любила своих коллег по профессии, всё же некоторые из них – ещё те свиньи.
- Она явно напрашивается на неприятности, Долли… зачем столько пить? Это же не по-женски! -  донеслось позади Мэйв. То была Пегги О’Доннован, рыжая деваха с россыпью пёстрых веснушек на лице. Она была главным визажистом и костюмером на постановке. В любой другой день Фицпатрик бы круто развернулась и ударилась бы в обсуждение женской эмансипации. С каких это пор, она, совершеннолетняя ведьма, должна слушать каких-то рыжих конопатых девиц и контролировать количество выпитого её алкоголя?
Но возмущаться пришлось недолго. По правую руку от Мэйв возник молодой мужчина, с бокалом шампанского в руке, который явно предназначался для светловолосой магички. Нетрезвый взгляд синевато-серых глаз сфокусировался на знакомом лице. Собеседник оказался не кем иным, как меценатом-покровителем их экспериментального театра. Звали его то ли Джон, то ли Джонатан… и лицо у малого было гладко выбритым, словно попка младенца. Мэйв захотелось потрогать, убедиться. Потрогала. До попки младенца было далековато.
- Ох ты ж, Мэйв, проказница какая. Вокруг, да около не ходишь. Я смотрю, не прочь уединиться? – мужчина фривольно приобнял её за талию, решительно толкая девушку в тень приглушенных торшеров, на вельветовые диваны. А ведь каждая приличная ведьма знала – ничем хорошим вельветовые диваны не заканчиваются.
- Руку убери… - пробормотала Фицпатрик, пытаясь оттолкнуть от себя то ли Джона, то ли Джонатана.
- А ведь говорили, что ты у нас сговорчивая, - как бы невзначай бросил обидчик, толкнув ведьму на сиденье. Хотелось ответить простым и нехитрым заклинанием – чтобы нахалу снесло голову и вельветовый диван окатило фонтаном крови, но те упрямо ускользали из-под её пьяной хватки.
[icon]http://s3.uploads.ru/q19zo.jpg[/icon]

Отредактировано Maeve Fitzpatrick (2018-11-03 02:25:51)

+1

3

— … Они мне предложили вложиться в этот парижский музей. Мол, говорят, толпы ходят. А я им и отвечаю: джентльмены, а вы видели Бродвей?, — Диего отсалютовал своим собеседникам под негромкие смешки. “Опал” был отвратным местечком, где собирался люд, который по собственному мнению что-то понимал в искусстве и современной моде. Но по какой-то причине эта почтеннейшая публика привлекала к себе инвесторов, которые искали свежие находки для финансирования за умеренный процент. С точки зрения тонких материй, вампиру было предложить нечего. А потому — подобно акуле, ищущей кровь — он под видом мецената прогуливался от группы к группе, чтобы и самому развлечься, и богатеев неуместными шутками повеселить.
— Напомните, мистер Саес, а вы как сколотили свой капитал?
— О, друг мой, я его пока только раскалачиваю, вкладываясь в очередные бездарности. Мой дед крайне удачно вложил золото в облигации и акции нефтяных компаний.

Быстро кивнув головой, Диего оставил своих собеседников. Нефтяные компании — всегда удачное прикрытие. Особенно после совсем недавней войны. А потому почтеннейшая публика никогда особо не расспрашивала, а лишь одобрительно цокала языками. Сделав очередной глоток пойла, вампир внимательно осмотрел зал. В разговорах можно быстро заскучать, но новые люди всё прибывали. Но взгляд Диего привлекла одна женщина в красном платье. Кажется, актриска. Ничего особенного, если бы не одно но: пила девица с задором и страстью. А потому стремительно пьянела. И в старом испанском сердце боролись две вампирские противоположности. Одна помнила о Законе и прекрасно понимала, что актриса напивается не для того, чтобы он потом в какой-нибудь подворотне покусывал её за всякое. А вот у другой противоположности, строго говоря “горели трубы”. А воспоминания о чудесном кьянти никак не помогали.
“О, что это у нас. Смотрите-ка, дама в беде”, — Диего злобно ухмыльнулся, глядя как какой-то дурень потащил девку к диванам. Ещё по испанской памяти вампир знал, что девичья честь — предмет интересный. В стихах воспевается, как высшая из ценностей, достойная защиты и поклонения. Но если вдруг благородства не хватает, то вполне можно и на паре дукатов сойтись. К благородным себя Диего никак не причислял, хоть и почитал свою скромную персону тем ещё кабальеро. С другой стороны, дукатов он уже пару сотен лет не видел.

Аккуратно обогнув столы, Диего всё же решился на пакость. И в самом деле, ищи его потом в Нью-Йорке. А так: и девице безопасный путь до дома предоставит, и сам немного выпьет в эти нервные и неспокойные времена. Но братья по должности с радостью дадут пинок под зад, если вампир будет неосторожен. А потому он сначала прочитал метки всех присутствующих. Как и ожидалось: пара иных здесь всё же обиталось. Как оказалось, у девицы красным было не только платье.

— Дамочка, ногу уберите, — бесцеремонно скинув ногу хаоситки с дивана, Диего  блаженным вздохом приземлился и продолжил пить виски. Как Саес и ожидал, замешательство длилось недолго. Без пяти минут насильник навис над вампиром:
— Мистер, вы не заметили, что этот диван уже занят? Выберите себе другой.
— Нет, мистер, это вы не заметили, что он уже занят. Я добрую четверть часа к нему приглядывался. Он полностью удовлетворяет моим вкусам, а потому предлагаю вам взять вашу даму и отправиться куда-нибудь … Я не знаю, в подворотню?
Меценат, привыкший к широкой жизни и совершенно не привыкший к таким нахалам, даже девку отпустил. Ухмыльнувшись, Диего сделал ещё один глоток. Нет, и всё же чертовски хорошо быть бессмертным: вряд ли у этого идиота с собой есть револьвер, заряженный серебряными пулями. А без этого довода диван ему не отвоевать. Тот, впрочем, решил попытаться:
— Ты нарываешься?, — меценат схватил за воротник Диего и скорчил морду, которая вполне бы сошла за боевой оскал. Да только клыки не доросли. Вздохнув, вампир с пристальностью кобры взглянул в глаза мецената, который стал уже надоедать:
— Что вы, мистер, вовсе нет. Я лишь предлагаю вам отправиться вон к той труппе актёров и рассказать им, как вы скучаете по своему юношеству в сельской местности. Ведь ни одна дева не желала знаться с вами, даже за деньги, и вы насиловали свиней.
Меценат с несколько секунд постоял, а потом с улыбкой двинулся к указанному вампиром столику. В инквизитории за гипноз, возможно, спасибо ему не скажут. Но Диего обеспечил себе достойное алиби, ведь он спасал честь — наверняка уже не раз проданную — сестрички-иной!
— Можете вернуть мне ногу на колени. Вам никто не говорил, что не стоит пить, если не умеете?
[icon]http://sd.uploads.ru/kj7gT.jpg[/icon]

+1

4

Настырного нахала на самом деле звали ни Джоном и ни Джонатоном, отзывался он только на Джозефа. Джозефа Бенджамина Хьюза. Бывший выпускник Принстона. Нынешний работник в инвестиционном банке Джи Пи Морган. Будущий губернатор в штате Нью-Джерси. А также будущий обвиняемой по делу об изнасиловании несовершеннолетней студентки хореографической академии. Впрочем, ясновидящей Мэйв не была, и знать, как обернётся жизнь этого хамоватого и определённо противного молодого человека точно не могла. Была в этом некая ирония. Ведь знай она, что этот молодой мужчина станет виновником чего-то сломанного детства… Прошла бы мимо? Или решила бы преподнести урок по тому, как следует обращаться с девушками? Урок, который он не забудет уже никогда? Но Мэйв Фицпатрик в двадцать два года едва ли напоминала ту женщину, которой станет впоследствии. Нет в ней ещё ни силы, ни уверенности, ни упрямой веры в собственную правоту… И чем бы закончился этот вечер не вмешайся посторонний? 
Помощь неожиданно поспела со стороны. Удивлённо моргнув, ведьма аккуратно спустила ноги с дивана, не без удивления наблюдая за словесной перепалкой между напыщенным банкиром и усатым незнакомцем. Джон, который был на самом деле Джозефом, решил не сдаваться. Напористо пригрозил брюнету, схватив того за воротник, но мужчина вместо того, чтобы ввязаться в драку, пристально посмотрел Хьюзу в глаза и настоятельно порекомендовал поделиться историями из своего детства со столиком по соседству. Взгляд у Джозефа изменился, в нём мелькнуло какое-то блаженное неведение, и тот с лёгкой улыбкой на губах двинулся в указанную незнакомцем сторону. Мэйв удивлённо икнула и, собрав остатки своего самообладания, неуклюже просканировала соседа по вельветовому дивану. На груди мужчины вспыхнула ярко-голубая метка. Законник. Да ко всему кажется… вампир? Молодая ведьма только моргнула.
- Кто вам сказал, что я не умею? Я то как раз умею, - на предложение по возврату своих ног на его колени она решила не отвечать. Наоборот, Мэйв собралась, выпрямилась на диване, даже плечи расправила. Только голова предательски кружилась, словно она была на карусели. Предположительно верхом на пони.
Чуть помешкав, Мэйв решила подняться с дивана. Так было намного лучше. Главное теперь, чтобы земля не ушла из-под ног, а ведь та так и норовила ускользнуть…
- А у вас хобби такое? Спасать молодых девушек от несносных нахалов? – не без улыбки спросила молодая ведьма, - бродите по улицам Нью-Йорку в поисках попавших в беду дам? – Фицпатрик опёрлась спиной о стену. Вот теперь было надёжнее. Стена ведь не поплывёт в разные стороны, как её непослушные девичьи мысли?
В силу молодости и своей феерической наивности Мэйв не совсем понимала насколько опасным могло быть общество голодного, да ко всему старого вампира. По счастливому стечению обстоятельств голодный и старый вампир оказался законником, и вероятность того, что тот изменит клятве нести в мир только светлое и разумное, была намного меньше, будь он хаоситом. Правда, Мэйв не знала, что Диего Сеас был не самым типичным представителем Двора Порядка и являлся страшным любителем нарушать установленные законниками правила. Поэтому, когда мимо прошёл официант с подносом заставленным шампанским Мэйв шустро подхватила очередной бокал. Весёлые пузырьки поднимались на поверхность игристого, исчезая в неясном блеске хрусталя.
- Мы отмечаем дебют нашей пьесы. Незнакомец из Вест-Сайда, - неожиданно разоткровенничаюсь юная магичка, - это название пьесы… - уточнила Мэйв, улыбнувшись, - мы, конечно, не на Бродвее… и театр у нас маленький, но на премьере был критик из Нью-Йоркера. И у нас очень талантливый писатель, вот он стоит там в сторонке, Дэн Шиллер, - продолжила девушка, совершенно не понимая, зачем делиться подробностями своего дня с незнакомым вампиром-законником, - скажу вам по секрету, все считают, что пьеса классический пример сублимации по Фрейду. Я, например, играю бездетную сестру главного героя. Ест вероятность, что персонаж списан с фригидной тётки Дэна. Но я не жалуюсь. Знаете, как нынче сложно найти достойные роли начинающей актрисе? – Мэйв вопросительно поглядела на мужчину, словно тот обязательно должен был понять муки неопытных девиц, пытающихся покорить большую сцену Нью-Йорка.
[icon]http://s3.uploads.ru/q19zo.jpg[/icon]

Отредактировано Maeve Fitzpatrick (2018-11-03 02:35:22)

+1

5

Благодарность — странный предмет. Стараешься, из кожи лезешь, а от хаоситов её всё нет. Диего улыбнулся:
— Конечно название пьесы. Я явно не из Вест-Сайда. Кстати, отвратное местечко.
Они не были друзьями. Даже приятели. Даже в таких скучных и паскудных мелочах, как отношение к Закону, они не сидели по одну сторону баррикад. Диего уже к такому привык. Где ни окажись он лицом к лицу с иными, практически всегда это будут хаоситы. И ведь, зараза, самих хаоситов в этом обвинить никак не выйдет: вольная трактовка отношения к людям иногда была на редкость привлекательно. Правда, полный потенциал раскрывался в случаях, когда тебя собирались насиловать на глазах у всего клуба. По крайней мере, ему так казалось. Его на диванах пока насиловать никто не планировал.
— Милая, ну что же вы обманываетесь? Если бы я хотел реализовать свои хобби, то присоединился к этому увальню, предложил в процессе использовать лангустов, бинты и пустую бутылку из под вина. Чудесно, что я не очень увлекающийся, правда?, — вампир оглядел девицу с ног до головы. Вроде складная. Тощевата, правда, но тут уж как водится: третий сорт ещё не брак. О чем она думала, когда пришла сюда одна — непонятно. Очень похоже на то, что рассчитывала на друзей: она упоминала постановку, а значит и остальные причастные здесь. Обычная история, ведьма пытылась найти своё место среди людей. Увы, Диего заранее знал, что успехом идея не увенчается.

Диего молча поднялся, оставив свой бокал неуверенно покачиваться на подлокотнике дивана. Дамочка уже не в беде и скоро может отправиться блевать в биде, ночь набирала обороты, а вокруг не творилось ничего такого, что могло бы заслуживать внимание. Разве что история трагичной и неудавшейся любви свиньи и будущего мецената могла бы заинтриговать, но Диего знал концовку. А дамочка всё налегала на алкоголь — становилось даже неловко, ведь он даже не успел спросить имя этой забулдыги. Возьми с такой письменное согласие и можно вдвоём упиваться до визга опоссума, да плясать кан-кан на каком-нибудь столе.
— На случай, если вдруг вы станете знаменитостью, я хочу памятное фото в красной комбинации. На оборотной стороне можете написать “Великолепному дону Саесу”, — Диего коротко поклонился магичке и поспешил удалиться. Опыт подсказывал ему, что если нельзя глотнуть крови пьяной бабы, то остаётся два сомнительных варианта. Первый — выслушивать её хмельное нытьё о том, кто и где конкретно какой козёл. Второй — в нужный момент помочь держать волосы.

Уже через час вампир забыл о новой знакомице. Разве что раскрасневшийся меценат, быстро сбежавший из “Опала”, напомнил о встрече. Удивительно, как какой-то низкопробный гипноз иногда способен уничтожить репутацию человека в свете. Но о подобного рода сочувствии Диего забыл уже давным-давно. После первой сотни лет время и лица смешались в одну беспорядочную мешанину, а прошлое мало отличалось от нынешнего. Что уж говорить о будущем! Эпоха сменяла эпоху, а нравы у людей оставались те же. Может не так уж и неправы хаоситы в своём желании открыто измываться над этим стадом.
Но даже Диего был способен различить в общем гуле звук разбившегося бокала. Какая-то беспорядочная возня, недовольное сопение. Отвлекшись от очередных своих собеседников, очертаниями напоминавшими сотню других, Диего огляделся. Вечеринка медленно перерастала в оргию. И, что удивительно, девицы в красном платье нигде не обнаруживалось. Есть такой отдельный тип женщин, от которых пахнет грядущими проблемами. От хаоситки ничем подобным не пахло: она разве что персиками пахла. И уже затухающей меткой показывала Диего, что проблемы и без того нашли её и собираются в самых разнообразных композициях проблемить. А разве мог позволить себе старый вампир отказаться от развлечения? К тому же, потом всё равно отмажется, что Закон защищал.

Трое парней в изящных смокингах умудрились скрутить хаоситку и тащить её на плече через узкие подворотни Нью-Йорка. Ни один лакей и слова не сказал: женщина слишком очевидно выглядела неспособной передвигаться самостоятельно. Не нужно быть академиком или аналитиком, чтобы понять: отребье, в лучшем случае шестой уровень. Тащили девицу недолго, уже через 20 минут троица объединилась со своим товарищем на заброшенном складе. Ритуальный круг, свечи — всё как положено.
— Добыли?!
— Ага. Глянь, даже особо возиться не пришлось — она ж кулёк уже.
— Кулёк с драгоценной силой, брат. Бросьте её в центр круга.
[icon]http://sd.uploads.ru/kj7gT.jpg[/icon]

Отредактировано Diego Saez (2018-11-04 16:19:23)

+1

6

Вампир, а то, что Диего был именно вампиром, не смотря на пьяный туман в голове, Мэйв уверилась окончательно. Правда впиваться в шею и высасывать кровь по капле он не спешил. Не сказать, что у Фицпатрик не было возможности пересечься с соплеменниками смуглокожего и кареглазого испанца, но те, кто встречались ей на пути – явно не страдали любовью к ближним и не тянули на роль добрых самаритян. Впрочем, Диего был первым вампиром-законником, с которым ей довелось познакомиться за все двадцать два года жизни.
- Мммм… - неопределённо проговорила Мэйв, - я живу в Вест-Сайде. Вы его явно недооцениваете, - уточнять, что она жила в районе Адской Кухни, в той части Нью-Йорка, который негласно считался одним из преступных центров Большого Яблока Мэйв уточнять не стала.
- Наверное я не буду спрашивать зачем вам лангусты во спасенье незнакомых девиц… или наоборот, что вы там с ними собираетесь делать… - молодая ведьма жестом продемонстрировала своё нежелание узнавать подробности хобби и увлечений законника. Пускай, он был на стороне Порядка, но вампир определённо развлекался теми же способами, что и его братья по крови.
Очевидно, что знакомство не заладилось. Мэйв, какой бы пьяной не была, настороженно жалась к стенке и, по всей видимости, наскучила старому вампиру. Тот поднявшись поспешил оставить её в компании вельветового дивана и пустого стакана из-под виски.
- Если я стану известной, как Вивьен Ли, то обязательно распоряжусь о передаче личного автографа в ваше пользование, - Мэйв усмехнулась и с уходом вампира устало плюхнулась на диван. Заметьте, по-прежнему сжимая в руке бокал шампанского.
- Какой красавчик! Ты его знаешь? – раздалось над ухом Мэйв. Светловолосая магичка вздрогнула, но нарушителем личного пространства оказалась всего лишь безобидная Пегги О’Доннован, рыжая костюмерша из театра.
- Нет, Пегги. Не знаю. Но он явно ищет себе компанию на ночь, может рыжие недотроги в его вкусе? - Мэйв бесцеремонно сунула завистливой девчонке свой недобитый бокал.
- Да как ты смеешь! – вспыхнула костюмерша, намереваясь высказать всё своё возмущение наглой актрисе, но Мэйв, покачиваясь, как осинка на ветру, уже двинулась в сторону Дэна Шиллера, подающего надежды сценаристы.
- Дэн, спаси меня… от Пегги… и меня самой. Кажется, я перепила… - сокрушенно заключила Мэйв, повиснув на плече друга.
- Ах, Мэйви-Мэйви… - Шиллер смущённо покачал головой, - отвести тебя в женскую уборную?
- Да, пожалуйста… - сказала молодая ведьма, крепко сжав ладонь кучерявого паренька.

Пропажу Мэйв Шиллер заметил не сразу. Оставив Фицпатрик у входа в женский туалет, чтобы не показаться явным извращенцем, парень вернулся обратно в главный зал. Текли минуты. Десять. Двадцать. Полчаса. Парнишка обеспокоенно огляделся. Всё ли хорошо с подругой?
На выходе из женской уборной он поймал Пегги, которая как раз выходила из клозета.
- Пегги, ты не видела Мэйв? – озадаченно спросил Шиллер.
- А она домой пошла, - улыбаясь ответила рыжая костюмерша, под действием отворотных чар, потому что получасом ранее она стала свидетельницей того, как обмяклое тело Мэйв вынесли наружу трое лощённых парней в дорогих костюмах.

Мэйв очнулась в тёмном помещении, которое было заставлено деревянными ящиками и бумажными коробками. В воздухе застыл тяжёлый запах пыли и плесени.
- Да, что ты мешаешься, Майк, пентаграмму никогда что ли не рисовал? – нетерпеливо поинтересовался блондин со светло-голубыми прозрачными как озеро глазами. Блеск свечей как зеркало отражались в чёрных зрачках. Смертные сатанисты, считавшие перевёрнутую пентаграмму символом их тёмных верований, совершенно не понимали, что прямая гармония линий помогала сфокусировать магическую силу.
- Знаешь, живых ведьм я тоже ещё не похищал… - пробормотал второй иной, по имени Майк, дрожащими руками закончив рисунок.
- Кто вы такие… - слабо проговорила Мэйв, пытаясь высвободиться. Руки девушки были связаны за спиной, - отпустите меня… - но Мэйв никто не слушал.
- Теперь руны на груди, - скомандовал светловолосый. Майк нагнулся над Фицпатрик, пытаясь вывести на красном платье рунические символы. Лицо молодого похитителя показалось ей знакомым. Где-то она уже его видела.
- Вспых… – голос Мэйв окреп, но заклинание договорить не успела. Из тени вышел третий участник ритуального убийства. Один жест руки и короткое брошенное слово – Мэйв затихла. Она, как немая рыба, недоумённо открывала рот, в ужасе понимая, что не может произнести ни звука.
- У неё красное платье. Рун не видно, – с явным раздражением в голосе заметил третий.
- Отойди, - сказал он Майку и в резком движении содрал с Мэйв перед платья. Красные пуговицы посыпались на пол. Выхватив из рук товарища небольшой флакончик, хаосит начал выводить красным древние руны на голой девичьей груди.
Мэйв попыталась увернуться, но один простой телекинетический посыл приковал её к земле. На глазах защипали слёзы страха и обиды. Так она и лежала, абсолютно беспомощная, слабая, осознавая близость неизбежного конца. 
[icon]http://s3.uploads.ru/q19zo.jpg[/icon]

Отредактировано Maeve Fitzpatrick (2018-11-04 20:25:26)

+1

7

Заброшенные склады — настоящая классика. Лучше только заброшенные особняки. Но такая мелочь и думать не могла о том, чтобы претендовать на приличное и действительно стоящее укрытие. Диего аккуратно двигался за похитителями, держась на значительном расстоянии. Пускай он и уступал перевертышам в вопросах слежки, мало кто смог бы сравниться с вампиром в ночной погоне.

Но он не спешил. Надо было позволить ребяткам хотя бы начать темное дело, чтобы взять их с поличным. Сейчас ситуация заметно изменилась и он, к несчастью, становился не праздно гуляющим инквизитором, а полноценным защитником Закона. Судя по всему, у этой троицы не было никаких Меток. Но это можно будет проверить позднее. На склад Диего зашёл с другого входа. Притаившись у прогнивших ящиков, он как хищник следил за действиями неофитов.
— Джеки, давай быстрее, а то протрезвеет ещё.
— Майк, заткнись. Мы тут тёмное таинство творим, а не на шлюху скидываемся.
Зал полностью был готов для ритуала. Диего видел такие раньше. Конкретно этот — один из способов перелить силу из более старшего товарища в себя-любимого. Достойный манёвр, картина читал сразу же: отбросы, под предводительством чуть меньшего отброса, похитили пьяную магичку и собираются разобрать её на запчасти для собственного роста силы. И ведь этим идиотам не понять, что организатор действа после ритуала почти наверняка всех их отправит в места, где солнце не светит, а птицы не поют.
— Вот так всегда! Стоит где-то случиться оргии, как обязательно забудут пригласить главного весельчака, — прокричал Диего. Полукровки мигом побросали свои богохульные дела и обступили кругом свою добычу: ни дать, ни взять гиены. Несмотря на то, что вампир громко заявил о себе, показываться он не спешил. Скользя в тенях, Диего наслаждался замешательством и примерялся к углу атаки. Но, не выдержав, считал их Метки, которых вовсе могло и не быть.

— Покажись, ты!, — организатор, судя по всему, занервничал. И неудивительно, у преступления случился неожиданный свидетель.
— О, маленький маг, тебе так хочется меня увидеть? А ты найди. У вас же, колдунов, есть для этого специальное заклинание, не так ли?, — но Диего не стал дожидаться, пока его прочтут. Он покинул своё укрытие и оказался прямо перед этими отступниками, будто перед нашкодившими котятами. В них не было ни силы, ни решительности. Словом, ничего того, за что приличный мужчина мог бы считаться кабальеро. Вопрошающе вскинув бровь, Диего кивнул на полуголую магичку, корчащуюся на полу.
— А тебе какое дело? Шел бы ты вообще отсюда, мистер. Нас больше и мы не отдадим тебе девку без боя.
— Джеки, а может…
— Заткнись, Майк.
Устало вздохнув, пусть лёгкие вампира давно уже и не нуждались в дыхании, Диего медленно и вальяжно, будто издеваясь над этими напряженными щенками, покопался в пиджаке. И, наконец, достал рукоять меча Нуаду, форменного оружия инквизиторов. И без промедления активировал его. Лезвие, приятно шаркнув в ночи, всем своим видом подсказала ребятам: сейчас вас будут бить. И очень повезет, если ногами.
— Инквизиция порядка, парни, всем положить на пол колюще-режущие предметы, закусить язычок с заклинаниями и молиться Господу, который всех нас видит и любит. Вас, правда, сегодня не очень, — медленно подняв руку с мечом, Диего указал на того, кого похитители называли Джеки, — Этот выродок принял присягу Двора Хаоса и будет осужден. К остальным я претензий не имею и очень рекомендую им покинуть помещение.
Полукровки озадаченно переглянулись. Если они и не понимали роли инквизиторов в ином обществе, то наверняка о них слышали. Диего нутром чувствовал, как в половине из них зародились вполне ощутимые сомнения. Но, как всегда и бывает с отребьем, все смотрели на своего лидера. Ему и предстояло решить, скольким из них придется помереть.
— Интересное предложение, господин инквизитор. Но мы, — вокруг правой руки Джеки легонько дрогнул воздух. Майк достал револьвер, а пара наименее талантливых товарищей — ножи, — Отказываемся.
[icon]http://sd.uploads.ru/kj7gT.jpg[/icon]

+1

8

Майкл Сентинео, иной шестого уровня, который как знакомый Мэйв сценарист был родом из Бруклина, явно нервничал. На лбу выступила испарина, рука сжимала револьвер крепко, но предательскую дрожь он унять не мог. Поначалу идея Джекки казалась блистательной. Поймать ведьму-дуру, уровня седьмого, может даже шестого, и выкачать из неё всю жизненную силу, поделив на четверых. По-честному. По-братски. Майкл, или как его звали друзья, Майки понятия не имел, что Джек совершенно не собирался делиться внутренними резервами пойманной девицы. И пусть сейчас на полу ворочалась белобрысая девчонка, следующим по счёту на нём должен был оказаться Майки. За ним Пол, а затем напоследок Эндрю. При таком раскладе, Джек мог допрыгнуть сразу до третьего уровня, опередив тем годы унизительного ожидания и изнурительных тренировок, которые он откровенно не любил. Да и потом зачем ждать? Если можно получить всё и сразу? По воле случая в Америке пятидесятых было ещё некоторое количество иных, не успевших присягнуть на верность тому или иному двору. В своём большинстве эмигранты из Европы, которые не спешили привязывать своих детей лояльностью к одному из дворов. Вот одним из счастливчиком и оказался Майки, повезло парнишке быть блаженно несведущим в делах политических и абсолютно не понимать опасность столкновения с инквизитором-законником.
Джек продолжал гнуть своё. Отказался. Майк сглотнул. Дело явно пахло жаренным.
- Какое дело тебе до хаоситки? Что не мог просто мимо пройти? Мы не поданные вашего двора и живём по своим правилам, - прошипел маг и сжал ладонь в кулак. Воздух задрожал, заискрился, пока не вспыхнул ярким красным пламенем, который стремительно летел в сторону Диего.
Майки, не совсем готовый к такой откровенно агрессивной атаке, шарахнулся назад и по инерции нажал на крючок. Раздался выстрел. На лощённом лице сицилица читался откровенный страх…

Мэйв лишь оторопело следила за происходящим, не совсем понимая каким таким образом в тёмном складу очутился её новый знакомый. Заклинание немоты до сих пор сковывало голос, ведьма не могла даже пискнуть от страха, но вот телекинетический посыл, что приковывал её к земле уже ослабел. Стараясь сфокусировать ускользающее сознание, Фицпатрик рывком заставила себя подняться. Но не вышло. Попытка вторая. Третья. Пока вампир-законник обменивался любезностями с её похитителями, на четвёртый раз у магички получилось перекатиться на бок. Правда, на боку её действия были весьма ограничены, ведь руки у Мэйв всё же были связаны за спиной.
Светловолосая ведунья пыталась вывернуть ладонь, чтобы направить указательный палец на верёвки. Пусть голоса у неё не было, но зато мысленный посыл и заученное движение пальцем могло решить дело. По какой-то нелепой причине, дядюшка Бенедикт, шалопай и личность абсолютно безответственная, научил Мэйв имитировать заклинанием эффект колюще-режущих предметов в двенадцать лет (пожалуй, он надеялся, что таким образом она может отбиться от нахальных поклонников?). Конечно, сразу не получилось, но стоило тому третьему, по имени Джек, зажечь файербол, как Мэйв поняла времени терять нельзя. Зажмурившись, в отчаянной попытке, она произнесла про себя, скорее даже мысленно прокричала, заученное с детства заклинание и щёлкнула пальцами. Верёвки как по мановению волшебной палочки распались, правда магия скользнула и по спине оставив глубокий кровоточащий порез. Мэйв бы вскрикнула от боли, да не могла. 
- Твою мать, - брякнул один из неинициированных иных, что сжимал нож, заметив, как Мэйв отползла в сторону от ритуального круга…
[icon]http://s3.uploads.ru/q19zo.jpg[/icon]

0

9

Раздался выстрел, который послужил сигналом к бою. Майки вскинул руку и прокричал заклинание. Типичный, слабенький огненный шар. Это было даже не тривиально, это было оскорбительно. Как любой приличный кабальеро, Диего оскорблений не терпел и рванул вперёд. Заклинание, благодаря мечу, не было какой-то ощутимой преградой. Развеяв чары, вампир в первую очередь резанул парнишку с револьвером. Ещё по Фландрии он знал, что огнестрел в руках дегенерата — повод для всеобщей беды, грусти и всяческой печали. Быстрыми и отточенными движениями Саес резанул и парней, вооружённых ножами. Оставался только Майки. Бедный-бедный Майки, присягнувший Двору Хаоса и по какой-то причине считающему, что он живет по собственным правилам. Встав в фехтовальную стойку, Диего резко рубанул его по рукам, лишив возможности творить заклинания. Подлетев, он схватил его за глотку:
— Какое мне дело? У хаоситки отличные сиськи. Ты не находишь?, — приблизив своё лицо к лицу уже побелевшего и задыхающегося парня, Диего кровожадно прохрипел, — Ты напал на инквизитора Порядка при исполнении, щенок. За это может быть только одно наказание — смерть.
Клинок легко вошёл в живот парня. Погружаясь всё глубже, будто горячий нож в масло. По руке Диего побежала горячая кровь мальчишки, который в силу своих амбиций и нахальства решил проявить нрав, а теперь отправится гнить. Наконец, бойня была закончена. Саес, будто лис в курятнике, стоял весь в крови. Ночная тишина, прерываемая только стонами хаоситки, по достоинству оценила свист вошедшего в рукоять лезвия.

— Тебе и враги не нужны, верно, девочка? Ты сама прекрасно сможешь справиться с тем, чтобы убить себя, — вампир присел рядом с корчящейся от боли хаоситки. Мучения магички были приятны ему. Ещё час назад она изображала из себя светскую львицу, упивалась без всякой меры и была соблазнительной жертвой для любого любителя, кхм, попилить брёвна. А сейчас она … Умирала. Вампир внимательно оглядел рану. Нет, пожалуй всё же не умирала. Но стремительно теряла кровь и — кто знает? Саес никогда не был медиком. А к ранениям самого разного масштаба относился крайне спокойно: на нём-то практически любые раны затягивались с поразительной скоростью.
Вампир прикрыл глаза. Запах и аромат свежепролитой крови пьянили его и он всеми силами сдерживался от того, чтобы присосаться к одному из трупов. Но он в достаточной степени сегодня измывался над Законом, чтобы добавить сюда ещё и поглощение крови трупов. Усилившиеся чувства естественным способом усилила и… Жалость к хаоситке. О, она была жалка. Грязная и окровавленная, лежащая на полу и даже не смеющая ожидать спасителя.
“Лучше смиряться духом с кроткими, нежели разделять добычу с гордыми”, — подумал Диего и, вздохнув, присел к хаоситке. Лишь страна, подарившая миру сумасбродное геройство Дон Кихота, могла дать жизнь будущему вампиру, который хоть и привык проливать кровь, способен придти на помощь страждущему. Даже если в роли страждущей выступала магичка. Даже если с подданством Двора Хаоса.

— Аккуратно. Молчи пока, сейчас поставим тебя на ноги, — усевшись на пол, аккуратным движением Диего подтянул магичку и расположил у себя на коленях. Подхватив валяющийся рядом нож, вампир полоснул себя по запястью. Убаюкивая хаоситку, будто родное дитя, он приложил рану к её губам и тихо прошептал: “слизывай”.
Он знал, что кровь сильного вампира обладает целебными свойствами. Если верить этой глупой мерке по уровням, Саес считался довольно сильным вампиром. Его кровь должна была поставить девицу на ноги в рекордные сроки. Глядя в пустоту, он утешал и ободряюще поглаживал свободной ладонью нагое плечо хаоситки. Это происходило с ним снова. Снова и снова. Он опять купился на какую-то девчонку, пролил ради неё кровь, а теперь ещё и отдаёт свою собственную. Воистину, если и через столетия у людей нравы те же, то вампиры недалеко от них ушли.
Вампир ещё долго гадал, какой-такой порыв заставил его броситься к окровавленной хаоситке и помочь ей поправить здоровье. Более того, спасти её от верной гибели. Случайностей такого порядка он не понимал и, как следствие, не принимал. Но совершенное совершенно. Даже если и по-идиотски героически.
[icon]http://sd.uploads.ru/kj7gT.jpg[/icon]

+1

10

Три тёплых тела лежали на складском полу. Раны, нанесённые инквизиторским клинком, всё ещё кровоточили. Один из парей, кажется то был Пол, прмпечатался щекой к холодной земле, пусто глядя в сторону Мэйв, пока из груди журчащим ручьём билась тёмная венозная кровь. Ведьма хотела бы в ужасе закричать, да только голос к ней так и не вернулся, и из спины по-прежнему хлестала кровь от нанесённого собственной рукой пореза. И не нужна здесь была банда лощённых нью-йоркцев для того, чтобы нанести вред магичке, она сама вполне самостоятельно справилась с этим ответственным заданием.
Парень с револьвером плашмя лежал по соседству. Уже мёртвый. Бездвижный. Последним на счету Диего был джек, маг-полукровка, нагло решивший, что ему всё по силу. С той секунды как клинок инквизитора рассёк плоть и последний вздох сорвался с губ мальчишки, голос вернулся обратно к Мэйв, но вместо того чтобы завопить от страха, ужаса и боли, она лишь тихонько вскрикнула. Словно в неё саму вонзили клинок Нуаду. Совершенно инстинктивно она попыталась отползти от испанца, не совсем понимая, что спаситель разбираться с пострадавшей явно не будет, наоборот, предложит руку помощи. Но в её ошалелой пьяной голове разумных мыслей не было, только безотчётный страх, по всей видимости перед правосудием.
- Вы меня не убьёте? – еле шевеля губами проговорила ослабленная Мэйв. Убивать не собирался. Наоборот присел рядом, прижал к себе и ещё полоснул ножом по запястью. По смуглой коже заструилась красная дорожка из вампирской крови. Фицпатрик зажмурилась.
Слизывай.
То ли это был эротической роман её соседки-ведьмы по квартире, кудрявой креолки из Нового Орлена, то ли сюжетный поворот дешёвого фильма ужасов, но Мэйв послушалась и прильнула губами к порезу. Она когда-то читала о магических свойствах крови старых и сильных вампиров, но даже предположить не могла что ей когда-нибудь доведётся последнюю попробовать. Просите почему? Да хотя бы потому, что вампирская кровь считалась одним из сильнейших наркотиков, доступных иным, и к тому же афродизиаком. Поэтому стоило крови Диего спуститься по пищеводу в желудок, как Мэйв неожиданно застонала, но не от боли, а от удовольствия! Она оторвалась от запястья мужчины, выгнула спину и закинула голову в секунду совершенного, почти божественного, экстаза. Эффект был сильнее кайфа полученного от всех известных смертных наркотиков. Он был лучше, ярче и насыщеннее чем героин, кокаин и даже ещё не изобретённый ЛСД. Сила десятка женских оргазмом (которые, прошу заметить, по структуре намного сложнее чем мужские) кроилась в одной красной капле. Именно по этой причине в голове Мэйв взрывались фейверки, которым бы позавидовали бы пиротехники с Таймс Сквер в новогоднюю ночь. Однако другой побочный эффект, на который, кстати, и надеялся Диего, тоже вступил в силу. Вампирская кровушка исцеляла практически любые раны, и кровоточащий порез, что красовался на спине Мэйв в одночасье исчез, оставив после себя лишь следы запёкшейся крови. Пусть вампирские лейкоциты и тромбоциты ускоряли регенерацию, но они не были пластическим хирургом на ночном вызове – на спине Фицпатрик на всю жизнь останется бледный шрам, конечно, если она не решит впоследствии от него магическим образом избавиться.
Мгновенный эффект вампирской крови прошёл, но зрачки Мэйв были по-прежнему расширены, а глаза красные, словно у забористого наркомана. Третий эффект, что имела магическая кровушка на людей – это мгновенное психологическое привыкание сопровождающиеся с нездоровой сексуальной привязанностью к объекту, что так щедро поделился своей кровью (длительность следствия потребления составляла не дольше трёх недель). Тут Мэйв разрывалась - одурманенной магичке то хотелось зубами вцепиться в запястье Диего, то раздеть последнего догола для… кхм…. сами понимаете чего. Прямиком по центру пентаграммы в окружении убитых похитителей. Картина, воистину чарующая, скажем для местной группы сатанистов.
Жажда испытать очередной экстаз всё же победила иные другие первобытные инстинкты, поэтому Мэйв не раздумывая вновь прильнула к запястью, зажмурившись от удовольствия, как сытая чёрная кошка.
[icon]http://s3.uploads.ru/q19zo.jpg[/icon]

+1

11

Диего чувствовал себя если и не круглым дураком, то по крайней мере угловатым. Никакого смысла спасать магичку не было, а теперь он сидит посреди грязного склада, весь перемазанный кровью. В том числе и своей собственной.
“Вы меня не убьёте?”, — вампиру оставалось только улыбнуться. В другой ситуации — как знать? — может и убил бы. Но убивать было развлечением для молодняка. Первую сотню лет это здорово, вторую — просто приятно. А на третью не остаётся никаких ощущений или интригующих чувств, которые хочется снова и снова вызывать своим видимым превосходством. Поймите верно, вступить в ожесточенную дуэль с достойным противником всегда было здорово. Но среди присутствующих, а теперь частично и отсутствующих, достойного врага Диего искать не приходилось. Стандартная классификация иных присваивала им седьмой-шестой уровень. Классификация Диего была более жёсткой и ни один из них не вырывался за пределы обидного звания “писюлёк газированный”.

Хаоситка залечила свои раны и Саес чётко ощутил отвратительное ощущение: герой совершил подвиг, но остался без награды. С другой стороны, отвоевал у чмошных драконов принцессу. Нежным и аккуратным движением Диего откинул испачкавшиеся в крови волосы магички. Глотнув его крови, актриса оказалась полностью во власти вампира. И оказалась в ней с видимым удовольствием. Легонько приподняв её лицо за подбородок, Саес устало улыбнулся:
— Милая моя, тебя здесь никто и пальцем не посмеет тронуть, пока я рядом. Но ты ведь позволишь мне всё, верно? Тс-с-с, молчи. Я по глазам твоим вижу, что позволишь, — подняв ослабшую ладонь Маэв, Диего коснулся тыльной стороны холодными губами. Он не сомневался, что позволит. Ему нужен был только знак. Хаоситка что-то невнятно пробурчала, но и этого инквизитору было достаточно. Приняв звуки за согласие, он подтянул к себе девицу и впился в тонкую шею клыками.
Я только попробую, ничего же не случится. Один маленький укус ещё никого не убивал. Сделаю один глоточек и оттащу её куда-нибудь в безопасное место. Диким роем пчёл, к которым в гости заглянул злыдень-Винни, в голове Диего носились мысли. После убийства он жаждал ещё крови. Больше и больше. В Маэв крови было достаточно. И не абы какой, а впитавшей в себя приличное количество алкоголя. С наслаждением испивая её, инквизитор мысленно клял на чём ни попадя свой жетон, который он сейчас виртуозно предал. Но Закон мог быть спокоен: в конце концов, она согласилась. Или позже он убедит её в том, что она согласилась.

Оторвавшись от девицы, Саес блаженно вздохнул. Спирта в крови было уже немного, но достаточно, чтобы слегка взбодриться духом. Аккуратно положив Маэв на пол, он поднялся. Диего не сомневался, что она его не сдаст и будет помалкивать. Проходили столетия, но в вопросах обращения с женщинами вампир оставался всё тем же старым севильским кабальеро. Иными словами, если дамочка изволит перед тобой вертеть сиськами, позволяет себя касаться и иногда томно постанывает — всё хорошо, она твоя. По меньшей мере до следующего такого же, которому позволительно всякое.
— Итак, полагаю моя кровь полностью исцелила твои раны. Возможны небольшие побочные эффекты, но лучше мокрая простынка, чем распотрошенное брюхо. О произошедшем здесь рекомендую помалкивать: при Дворе Хаоса могут неправильно понять историю, в которой подданную собираются убить какие-то слабенькие изгои, а спасает её инквизитор Порядка, — подойдя к одному из трупов, Диего презрительно его оглядел. Делать было нечего, а потому он извлёк тело из пропитавшегося кровью пальто. Почти не глядя, он швырнул его магичке. После такого невиданного по своей ширине благородства поступка никто не посмел бы сказать, что Саес относится к женщинам непочтительно, — Есть вероятность, что мне всё же придётся написать внутренний отчёт. Поэтому для полноты картины нужно твоё имя. Сама понимаешь, все эти бумаги …

Говорил Диего долго, много и быстро. Отсасывать у вампира кровь ему не приходилось, а потому оставалось только догадываться, какую именно амурную реакцию она вызывает в молодых актрисках. Но будучи в высшей степени мужланом, хвастуном и просто славным уроженцем величайшей из стоявших на земном шаре империй, Саес верил: только что он подарил Маэв лучшие впечатления, которые вообще способен подарить мужчина хаоситке.
[icon]http://sd.uploads.ru/kj7gT.jpg[/icon]

+1

12

Мысли с лёгкой ленцой, словно отдыхающий на берегу средиземного моря турист, плыли в пустой и ничем не отягощённой голове Мэйв. Кровь вампира, что бурлила в венах, грела пустой желудок, в котором плескался весь выпитый за ночь алкоголь, приятно щекотала нервны. Экстаз на самом его пике прошёл, оставив лёгкую слабость, выдержанную и приторную немоту мышц. Когда Диего, как подобает любому добропорядочному законнику, попросил её согласия, Мэйв лишь невнятно пробормотала что-то в ответ. Мужская рука мягко отвела голову, обнажая белую беззащитную шею. Маленькая жилка, что буквально минутами ранее, билась с неимоверной скоростью, выдавая её волнение и животный страх, теперь мерно билась в такт сердцебиению, спокойно и размеренно. Короткие светлые локоны, которые она так усиленно завивала накануне, были перепачканы кровью. Кровью Мэйв и тех несчастных, которым посчастливилось выбрать именно её своей жертвой. Светловолосая ведьма послушно откинула голову, ни разу не сомневаясь в своей безопасности. Ведь, в конечном итоге, маленький мирок несостоявшейся актрисы был намертво привязан к одному лишь желанию – угодить Диего и потакать любой его прихоти…
Когда клики пронзили тонкую кожу и на свет брызнула тёмная венозная кровь, Мэйв лишь вздрогнула. Боль она почувствовала сразу, но ферменты вампирской крови, что были внутри беспечной колдуньи, притупили чувство самосохранения. Сейчас всё её существо хотело доставить удовольствие единственному и неповторимому спасителю. Слабые пальцы скользнули по вьющимся волосам испанца. Она чуть сжала ладонь, потянув волосы на себя, прижимаясь чуть крепче к старому вампиру. Болезненное, совершено нездоровое блаженство от этой близости начисто стёрло любые даже наполовину разумные импульсы в её голове. Но мгновение длилось недолго, инквизитор, по всей видимости насытившись, оттолкнул от себя ведьму. Мэйв осталась на полу, в луже собственной крови, которая размазала следы пентаграммы, что была так старательно нарисована мёртвым Майклом. В непосредственном порыве, девушка потянулась к Диего.  Абсолютно ошалевшая, голодная до ещё одного экстаза, она не хотела расставаться с законником. Тот в ответ бросил ей мокрое от чужой крови пальто, по всей видимости прикрыть наготу, потому что от платья что прикрывало девичью грудь остались одни лоскуты. Да и прохожие с утра не совсем поймут, по какой такой причине по улицам Нью-Йорка разгуливает дама, измазанная в крови, да ещё с глупой счастливой улыбкой на лице. Кажется, Диего что-то говорил, о законе, каком-то деле, внутреннем отчёте. Единственное, что сумела понять и уловить Мэйв из его тирады, было имя. Он спросил, как её зовут. Фицпатрик попыталась подняться. Сначала неуклюже, упав на колени. С некоторой злобой рассталась с каблуками, отбросив их в сторону, оставшись босой на мокрой земле.
- Мэйв. Меня зовут Мэйв Фицпатрик, - осипшим голосом, которому мог бы позавидовать даже самый забористый алкоголик и куряга, сообщила ведьма своё имя. Она послушно надела предложенное её пальто, скрыв, впервые за весь этот вечер своё девичье тело.
Девушка шагнула вперёд навстречу законнику и совершенно серьёзно, с явным нетерпением в голосе и глазах, спросила:
- Когда мы ещё увидимся? – вампирская кровь работала во всей своей красе, Мэйв не просто ошалела, но и, по всей видимости, стала жертвой более физиологических симптомов приёма данной жидкости. Диего недаром поделился соображениями на тему мокрых простынок…

Мэйв не помнила, как вернулась домой, обратно в свою маленькую квартирку, в районе Адской Кухни, что она делила со смешливой соседкой-хохотушкой по имени Бетти. Мэйв не помнила, как очутилась в своей постели, кто её радел и главное, кто уложил в кровать. Проснувшись на следующий день, с жуткой головной болью, сушняком и главное зажатой между ног подушкой, она, как пьяный моряк в непогодье, вырулила в свою микроскопическую кухню, где её уже поджидала Бетти.
- Что ты вчера натворила? – сощурившись спросила соседка, попивая дешёвый растворимый кофе из розовой чашки, - И кто тебя привёл? Законник! Ты вся в крови была и чушь какую-то бормотала. Пьяная или накуренная, как каяк! Весь день продрыхла и ночью всё стонала… - брюнетка хихикнула, глотнув свой бодрящий напиток.
Мэйв покраснела, смущённо теребя края своей пижамы. Не совсем понимая, если события прошлой ночи были кошмаром или продуктом её больной эротической фантазии?
- Бетти, ты не представляешь, что со мной произошло… - на выдохе начала рассказывать Мэйв...
[icon]http://s3.uploads.ru/q19zo.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » игровой архив » Insomniacs


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC