PORTLAND, USA
гостевая х сюжет х faq х внешности х СМЕРТЬ КРЕСТ ЧЕРЕП ГРОБ

ноябрь 2018 года
Что-то не так, верно? Осознание ускользает вместе с обрывками неприятного сна: колотящееся сердце приходит в норму, страх смывает прохладная вода — обычные кошмары, было бы на что обращать внимание. В следующий раз просто открой окно и не смотри на ночь фильмы с рейтингом R. И не слушай эти дурацкие истории о тех, кто не смог очнуться.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » ледники растают


ледники растают

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/HuVTqWp.png https://i.imgur.com/N1jMatb.png
Vadim Chernykh & Vileskas Aguero;
13 октября 2018, квартира Агуэро;
починка артефактов иногда приводит к сеансам психотерапии, правда, психиатров тут не наблюдается

+1

2

Вадим знал, что жизнь его говно, а с магией связывать себе дороже, но в окружении всех этих магов, артефактов и прочих идиотских вещей, которые он с радостью бы запретил, не иметь собственную подушку безопасности в виде артефакта — было гиблым делом. Бизнес не располагал от попытки отстраниться от происходящего вокруг, а новая принцесса вселяла только желание вернуться в Россию. В недавний переворот хороших парней он не верил, конечно, но знакомая из Москвы долго уверяла его, что новый Российский принц Хаоса — это просто чудо из чудес.
Вадим не спорил. Все чудо, если сравнивать с Адонией. Даже Эдгар был чудом. И дело было даже не в родной расе, а в неиспользованных попытках диктовать свои условия на его территории.
Да, встреча с Адонией прошла тяжеловато, но только лишний раз убедила, что пара новых артефактов лишними не будут, да и вообще никакие артефакты в этом мире лишними уже не будут. Главное, как говорится, пережить зиму.

Зима не переживалась, а поломанный артефакт в виде кольца, который сейчас искрился при прикосновении, делал только хуже. Единственная защита от ментальной магии, на которую он ставил много, радости оставила ему уже заживший ожог на пальце, чуть не спалив его до кости. В чем проблема Вадим не представлял — закрадывалось ощущение, что дело было в Адонии, потому что после ее визита он так же радостно полыхал от негодования — но оставаться наедине с амулетом, который и взорваться может (он понятия не имел, что там и как работают эти артефакты) не имел никакого желания.

Первой мыслью была, конечно же, Кармен. Кармен была прекрасна, умна, добра и вообще, самое то, чтобы распить на двоих немного хереса, поболтать о происходящем во дворах, а заодно и получить помощь в его маленькой проблеме. Но они оба знали (причем Кармен, наверное, лучше него понимала), что единственный нормальный артефактолог во Дворе Порядка ошивался со своей ебанутой улыбкой и раздражающим позитивом двадцать четыре на семь в качестве главы отдела по связям с общественностью.
Можно было, конечно, пойти к одному из хаоситов, но Вадиму не хотелось лишний раз показываться на глаза принцессе и светить своими артефактами, которых и так было маленькое количество.

Именно поэтому, весив кольцо на острие ножа (оно прожигало буквально все, чего могло коснуться), Вадим обреченно вздыхал, стоя на пороге дома Вилескаса.

+1

3

[indent] – Что думаешь о новой принцессе хаоситов?
[indent] «Что таких ведьм надо было сжигать еще при рождении».
[indent] Вилескас отвечает что-то абсолютно нейтральное, отточенные фразы слетают с губ, словно перед ним не болтливый сотрудник отдела, а целая пресс-конференция, вдруг кого-то действительно ебет, что он там про кого думает. В одном небезызвестном мультфильме озвучен девиз всей его рабочей деятельности – «улыбаемся и машем».
[indent] Адонии он тоже будет улыбаться.
[indent] На самом деле, Агуэро не обнаруживает в себе ожидаемого гнева – притупленная ненависть все больше выливается в смирение и желание куда-нибудь уехать на пару недель, но хер там плавал. Вилескас и без отпусков прекрасно обходится, а объяснять кому-то причины, почему ему нужно уехать хоть куда-нибудь на несколько дней, нет никакого желания.
[indent] Обойдется очередным разговором по душам с Кармен.
[indent] Из-за внезапно случившихся обстоятельств привалило работы (Вилескас уже не уверен, что она вообще когда-то отваливается) он приходит домой поздно вечером, а уходит рано утром, сидя с Кармен в своих кабинетах с лицами полных радости и бодрости (нет). Сборы совета как-то разбавляют обстановку, пусть там своих проблем тоже хватает, но смена настроения все-таки на него влияет достаточно благоприятно.
[indent] Он идет домой впервые за долгое время освободившись раньше «без трех минут полночь», но оказавшись в одиночестве и в возможности, наконец, переварить все события последних дней, чувствует себя крайне паршиво.
[indent] Стук в дверь как спасение, о котором Агуэро не успел попросить. Мужчина открывает даже чересчур резко, хотя и настроен не только на дружелюбный визит, но и встречу с желающими начистить ему ебало (точнее, закрыть старый гештальт Адонии).
[indent] Нужно поработать над защитными заклинаниями.
[indent] (В нем проснулась паранойя?)
[indent] (А засыпала ли?)
[indent] Вместо желающих пересчитать ему кости или коллег с очередными важными новостями, которые нужно бы обсудить у него дома, Вилескас видит инкуба и чувствует неожиданное облегчение.
[indent] – Привет. Что-то случилось или…
[indent] Агуэро опускает взгляд, чувствуя нестабильный, пусть и едва уловимый, магический фон, и молча отходит в сторону, пропуская Вадима в квартиру. Лучше обойтись без комментариев, в принципе, хотя ряд вопросов в голове тут же возник – но ответы его не интересуют настолько, чтобы сразу ими оглушать инкуба.
[indent] – Постой секунду, я заберу его у тебя.
[indent] Он быстро добегает до кабинета, хватая со стола перчатку и надевая на руку, после чего возвращается к Черных и подставляет ладонь для кольца. Чуть покрутив в пальцах, Вилескас присвистывает.
[indent] – Немного нужно повозиться, но ситуация исправима.
[indent] Чувство собственной важности не подлетает так, как могло бы, и в этом нет ничего удивительного. Вилескас, правда, уже перестал пытаться объяснить самому себе, что между ними двумя вообще происходит, но то, что Черных приехал к нему за помощью с артефактом, не выходило за рамки сложившихся между ними отношений.
[indent] – Понаблюдаешь или лучше попробуешь мои запасы вина? Тебе можно продегустировать хоть каждую, – усмехнувшись, произносит маг.

+1

4

Конечно, Вилескас не отказывает — он вообще не помнит, когда они отказывали друг другу в каких-либо услугах — а Вадим облегченно вздыхает. Где-то на грани сознания скользит разочарование от того, что Велли соглашается на работу, от того, что ему вообще это по силам и от того, что он снова пришел к нему, а не к какому-либо из хаоситов. Паранойю Адонии он начинает понимать, но понимать — не равно принимать, но где-то все равно на той же границе сознания, Вадим прекрасно понимает, что это выходит за рамки. А там еще чуть-чуть и его можно приглашать в Двор Порядка, потому что он стал почти своим таким, родным, пускай все еще и до мерзкого правильным.

Ну, они хотя бы уважали право на частную собственность и не вмешивались в его бизнес. Адония же вмешивалась. Вмешивалась достаточно грубо, чтобы желать ей сдохнуть от руки какого-нибудь иного из Двора Порядка. Но интернет помнит все, а даркнет еще больше, поэтому до сих пор можно было найти фотографии поверженного принца Порядка и радостной Адонии (она вообще бывает радостной?), что расставляло все на свои места.

Иллюзия стабильности и спокойствия шаталась только так, а Вадим понятия не имел, что с этим делать. Перемены, которых они не просили, медленно подступали к их порогу, пока они сами засматривались на красивые картинки в телевизоре, делая вид, что ослепли ко всему остальному.

Вадим проходит в до Вилескаса уверенно и довольно бодро — давно он уже тут не был, хотя обстановка поменялась мало — закрывает за собой дверь, стягивая мартенсы и сбрасывая на вешалку кожанку. На улице погода дерьмо: ни холодно, ни жарко, а дождь то начинается с новой силой, то исчезает, словно и не было.

— Твое вино для пидоров и баб, — Вадим усмехается вытаскивая из своего рюкзака бутылку самогона — любимого и, конечно же, самодельного. — На этот раз из фиников. Хочешь проверить насколько быстро сдастся твой организм опять? Могу приготовить пожрать что-то жирное, пока ты чинишь артефакт. Он после Адонии совсем ебанулся, а вот вчера окончательно сошел с ума и чуть не прожег мне палец.

+1

5

[indent] Вилескас возмущенно открывает рот, собираясь выдать гневную тираду по поводу вина, грубых русских, наглых инкубов и вообще, но вместо этого с губ слетает болезненный стон при виде самогонки – последний раз Агуэро едва был в состоянии свое собственное имя вспомнить, что не помешало ему поджечь куртку Вадима, а потом покупать новую и слушать шутки про помятое лицо и жуткое похмелье.
[indent] Конечно, он не откажется проверить свой организм на прочность еще раз.
[indent] Хоть бы раз отказался, ей богу.
[indent] На упоминании Адонии губы Агуэро на мгновение рефлекторно кривятся. Он опускает взгляд на кольцо, думая, что именно могло повлечь такую реакцию. Влияние присутствие принцессы (господи, это до сих пор едва укладывается в его голове) или просто нервы Вадима? Он ставит на второе. Артефакты, связанные с менталистикой, вполне могут давать сбои в некоторых случаях, тем более, если давно не проверялись.
[indent] – Да, проверим, – как-то отстраненно говорит Вилескас, моргает и поднимает взгляд на гостя. – Приготовь, если есть настроение и нужные продукты, или закажи. Я быстро справлюсь и будем проверять твою самогонку.
[indent] Генриетта, конечно, не одобрила бы такие эксперименты сына, но, кому легко.
[indent] Агуэро уже в кабинете усмехается про ироничность ситуации. Адония даже тут, поглядите-ка. Быстро разворачивая сверток инструментов, Вилескас садится за стол и склоняется над искрящимся кольцом. Для начала нужно будет разрядить, затем исправить огрехи – и зарядить назад.

[indent] – Держи. Я наложил еще один укрепляющий слой, поэтому такое вряд ли повторится в ближайшее время, – Агуэро протягивает кольцо на раскрытой ладони. – Хорошая работа.
[indent] Он оглядывается на еще пустой стол и идет за тарелками, чувствуя повисшую неловкость. На языке крутится вопрос, но Вилескас не знает (подумайте, Вилескас и не знает), насколько его будет уместно сейчас задавать. Рядом с тарелками ставятся рюмки и укладываются столовые приборы.
[indent] Возможно, стоит приготовить какое-то антипохмельное зелье заранее.
[indent] – Нужна помощь? – Заглядывая через плечо, спрашивает у Вадима. С кем, как не с русскими, откроешь для себя, что крепкое нужно закусывать жирным – и тогда, возможно, останешься жив к утру.
[indent] Агуэро не сдерживается. Агуэро, возможно, об этом пожалеет, но все-таки заводит разговор:
[indent] – Адония заходила к тебе? Как прошло?
[indent] Вилескас чувствует беспокойство. Он знает, какой может быть новая принцесса Хаоса, поэтому вполне опасается, что у Вадима могут быть проблемы. Вилескас уже давно принял мысль, что ему не плевать на инкуба, но выражать это выходит пока исключительно действиями.
[indent] – Не рабочий момент, – слабо улыбнувшись, добавляет Агуэро. – Чистое любопытство, дальше этих стен не уйдет.

+1

6

Вадим только ржет с лица Велли, о да, он помнит их последнюю пьянку, где в итоге не сдался только Стас. Вадим тоже не сдался, но он привыкший и инкуб, а инкубам опьянеть намного тяжелее, чем простым смертным. И даже делает вид что не замечает изменение в лице Вилескаса при упоминании Адонии. Не то, чтобы это удивляет — он может пересчитать по пальцам людей даже в Хаосе, кому нравится их новая принцесса и прибывшие с ней подпевалы — но заметку себе ставит, что надо бы разузнать аккуратно и не давя. Правда, загвоздка была в том, что он так не умел. А вот самогон на финиках очень даже умел развязывать язык.

На кухне почти стерильная чистота, а в холодильнике мышь даже не вешается — это радует. Самогон он ставит в морозилку, потому что теплое пойло — хуже Адонии, ей богу, а сейчас употреблять что-то хуже Адонии Вадим просто не имел желания.

Приготовить получается быстро. Ему нравится сам процесс: увлекательно, да и позволяет отвлечься от дурных мыслей, которые с сентября лезли в голову все больше и больше. Что-то наступало, а Вадим не понимал что. Не верил, что может начаться очередная война, пускай и на часах у людей стояло без двух минут полночь, но Адония — предзнаменование грядущего конца и перемен. И вадим понятия не имел каких. Или не хотел иметь. Ему было хорошо — вокруг прочные стены Дуата, в которых можно спрятать всех кто тебе дорог (затащить Кармен и Велли насильно в Дуат сложно, но кто ему запретит попробовать), собственные правила, которые соблюдались всеми Дворам (кроме Адонии — маленькая сука решила, что ей позволено все) и очень много серебряных пуль. Вадим думал, что не пропадет.

А потом Вадим вспоминал единственный визит Принцессы и думал, что если пропадет, то без боя не сдастся.

Сигареты все еще не расслабляли, зато хоть пепельница, купленная лично им и ультимативно оставленная в квартире у Велли радовала глаз. Из открытого окна прохладный ветер перемешивал все запахи и заносил капли снова начавшегося дождя. И можно было бы поверить в ту иллюзию спокойствия, стабильности и даже ухватиться за мысль, что он сейчас чувствует себя хорошо. Как дома. Если бы на душе не было так погано.

Голос Агуэро развеивает мысли, проникает в голову и дарит то самое спокойствие, которое он потерял с визита их Принцессы. Металл кольца холодит кожу, а Вадим прячет его в карман, пока шумовкой достает из импровизированного фритюра картошку и куриные наггетсы. Достаточно жирно, чтобы Велли не свалился под стол после двух рюмок.

— Не нужна.

Третья сигарета летит в пепельницу, когда повисший в воздухе вопрос, который мучил Велли, наконец-то оказывается произнесен. Вадим усмехается картошке, которую раскладывает на тарелку и чешет затылок, когда несет свои блюда на скорую руку к уже накрытому столу.
Он не тянет время, но подходит к Велли молча, взъерошивая его волосы и подталкивая к столу.

— Конечно не скажешь, я же тебе доверяю, — Вадим не врет и даже не пытается манипулировать — действительно доверяет и не задумывается о том, что Велли может так поступить. А надо бы, на самом деле. Понимает, что надо бы. — Заходила.

Он достает из морозилки самогон и прихватывает пепельницу с зажигалкой по пути к столу.

— Как эта сука, да и не зайти, — Вадим смеется, тянет букву «с», срываясь на русский и разливает самогон по рюмкам. — Решила построить свои порядки в Дуате, пиздец. Теперь я должен докладывать ей обо всем, что почитаю подозрительным из происходящего, но сам понимаешь, — он задумчиво вертит картошину в руках и только потом кладет ее в рот. — Я ей сказал, что «конечно, все будет сделано», но нахуй она пойдет быстрым шагом. Буду пиздеть и врать, а что поделать. Принцы и Принцессы меняются, а отель один, любимый, да и репутация у простых иных мне важнее.

+1

7

[indent] Вилескас прикрывает глаза, чувствуя руку инкуба на своей голове.
[indent] Кажется, все нормально. Ничего лишнего в картине перед его глазами – и так-то оно и было. Вилескас не хочет ничего убрать или что-то исправлять, просто чувствует себя немного в стороне. Нет, Вадим ни разу не настойчив и все такое, найти иного осторожнее Вадима еще нужно постараться, но от ощущения, что Агуэро сам во всем этом лишний и просто недостаточно сделал, чтобы теперь расслабиться и наслаждаться сложившимся ужином с хозяином Дуата, оказывается трудно.
[indent] «Почему ты мне веришь?»
[indent] Казалось бы, вопрос вполне логичный, но Вилескас не хочет его задавать – смотрит на садящегося напротив Вадима, пока инкуб рассказывает о визите принцессы, внимательно слушает и одновременно сжимает кулаки под столом, понимая, что ответ на свой вопрос знать не хочет.
[indent] Рано или поздно, Черных тоже может задать аналогичный вопрос – и магу будет нечего ответить.
[indent] «Так сложилось».
[indent] Можно ли говорить о доверии, построенном на каких-то ситуациях, когда приходилось закрывать глаза на ряд недовольств друг другом, и делать что-то вместе? Пожалуй, да.
[indent] Конечно, секреты Порядка он не рассказывает: это не его секреты. Свои же Вилескас может выложить хоть сейчас, их не так много, да и не такие уж это тайны – так, страдальческие мысли старого мага, который все еще не может избавиться от груза прошлого, и разговоры тут не помогут. Он полагает, что Вадиму тоже есть, что рассказать о себе, и далеко не русская тоска заставила его уехать в США и осесть здесь, не загадочная душа объясняет, почему Черных… такой.
[indent] «Какой такой?»
[indent] Колючий. Агуэро вспомнил это слово еще в первый день их встречи, когда пытался уладить конфликт. Однако одним прилагательным Вадима, как и любую другую сознательную личность, не описать, но Вилескас знает кое-что, что делает инкуба в его глазах не таким грубым иммигрантом, каким тот хочет иногда казаться.
[indent] Маг ему под кожу лезть не хочет: уважает чужое личное пространство так же, как хочет, чтобы уважали его. Агуэро если и интересно прошлое Вадима, то не настолько, чтобы выпытывать из него – захочет, сам расскажет.
[indent] Однако сейчас Черных, кажется, вполне себе эмоционирует, пусть сразу и не скажешь.
[indent] Вилескас его не осуждает, опрокидывая в себя стопку самогонки и тут же заедая первым, что попадается под руку со стола. Спиртное обжигает горло, заставляя мага поморщиться – естественно, это забавит Вадима.
[indent] – Я бы удивился её требованию, но нет, – говорит маг, подвигая рюмку Черных. Возможно, ему действительно нужно нажраться в хлам, чтобы успокоиться и смириться.
[indent] – Могу дать пару уроков, как убедить собеседника в своей правоте, давая порцию правды, но, чтобы эта правда не несла никакой пользы или вреда для окружающих, – нервно хмыкая, добавляет Вилескас. Нехорошее предчувствие сосет под ложечкой. Ему хочется встряхнуть Черных и сказать не творить глупостей, но это будет слишком. Вадим не пятилетка, которая не способна за себя постоять – забудем о приключениях Эдгара в Клетке – особенно в окружении наемников и персонала Дуата.
[indent] – Опять же, у каждого свои критерии подозрительного.
[indent] Только с Адонией это может не сработать. Он, конечно, еще не виделся с ней, но полагает, что никаких улучшений ждать нет смысла. С мыслью об этом, Вилескас поднимает взгляд на инкуба, сидящего напротив, несколько секунд внимательно, словно пытается передать свои опасения ему, активировать больше осторожности и разумности, пусть не вопреки правилам Дуата, но, главное, не во вред себе.
[indent] – Пожалуйста, будь предельно аккуратен, Вадим.
[indent] Он даже не хочет знать, что будет, когда Адония узнает об очень хороших отношениях Вадима с её давним знакомым, по совместительству с главой отдела связей общественностью Порядка и представителем совета Эдгара. Вилескас не исключает, что принцесса уже забыла его и даже не вспомнит в лицо, и все-таки – он предпочитает оценивать то, что может принести проблемы.
[indent] – И не проверяй её терпение на прочность. Я полностью понимаю твою позицию и не говорю тебе нарушать твои же правила Дуата, но не теряй бдительность. Пожалуйста.

Отредактировано Vileskas Aguero (2019-01-27 13:14:18)

+1

8

Самогон идет хорошо. Спокойно на душе не становится нихуя, но хоть как-то. Наверное, это и нужно было делать после прихода Адонии: нажраться вот так с Велли, чтобы тебя выслушали хоть кто-то, кроме Стаса, а не крушить свой кабинет, уничтожая бесценные вазы (хороший подарок, жаль не восстановить теперь). Но хорошая мысль приходить после, когда вся эта хуйня заканчивается, а тебе только и остается что с разбитым настроением сидеть и психовать, да и то тихо, чтобы доблестные работники Дуата самолично под ручки не вынесли. Правила ведь едины для всех, да.

И Вадим не то, чтобы злится, нет, просто не понимает, когда и в какой момент все начинает идти не так, как должно было бы. И тем более не понимает, как все это затормозить. Ему не хочется повторения — история циклична, но хуй бы с этой историей, ему кажется, что свой виток она не свершила — а повторять у него есть с кем. Раньше только жена и иллюзия дома, а сейчас Вилескас, Стас, Кармен, собственный отель и настоящий дом, который он еле нашел со скрипом и принял изменения в своей жизни.

Ему кажется, что очередную потерю он просто не переживет. Заебался. Ему кажется, что очередной визит Адонии закончится чем-нибудь фееричным. Тоже заебался. Он ужасно заебался, сам того особо не осознавая, потому что все шло хорошо. Стабильно, как он и хотел когда-то, оседая в Магадане с Анной. А сейчас? Сейчас стабильность шаталась, и Вадим чертовски боялся, не признаваясь в этом даже сам себе.

Вторая рюмка идет еще лучше, а дым от сигарет лезет в глаза, заставляя щуриться и нелепо отмахиваться от него.

— Дай пару уроков, — получается приглушенно от дыма, попавшего не в то горло и надрывного кашля следом, который тут же запивается второй рюмкой (еду он оставляет для Велли с его слабым восприятием самогона).

От просьбы следом внутри все просто падает и трескается. Ломается на части, пока Вадим смотрит в глаза Велискасу. Ему кажется, что он слышит то, что не должен слышать в голосе Велли. Ему кажется, что он проецирует свои эмоции на Агуэро, надеясь услышать в его тоне, словах, где-нибудь увидеть, усмотреть то, что он сам сейчас чувствует.

Вадим отнекивается, что ничего. Себе же отнекивается, затягиваясь сигаретой и выпуская дым в лицо Велли. Хочется сказать «расслабься» «ой, да ты заебал», «сам справлюсь», но слова застревают в глотке, пока Вадим смотрит, смотрит и смотрит на человека, сидящего напротив.

И тянется за третьей рюмкой.

Адония — это проблема. Они оба знают это лучше всех. Вадим, потому что успел повидаться с этой прекрасной леди, а Велли?.. Черных не знает. Не уверен, что хочет знать, потому что при упоминании об Адонии что-то неуловимо меняется в его взгляде, тоне и мимике, а он и понять не может что же. Эмпат из него был всегда так себе, несмотря на всю эту инкубскую лабуду. Притупилось что-то на войне, а после и в Магадане. Притупилось, как притуплялись военные рефлексы, как притуплялись боевые навыки, которые он уже давно не использовал, а как вернуть это было — Вадим не знал.

— Не потеряю, ты слишком озабочен.

Он давит из себя улыбку, зажигая следом очередную сигарету. Тянется вперед, чтобы снова потрепать Велли по голове («успокойся. все будет хорошо. ничего не случится») и подталкивает к нему бутылку самогона.

— Может все не так плохо, как думаешь?

+1

9

[indent] На несколько секунд между ними повисает такая тишина, что Вилескас даже не знает, чем занять руки – пальцы сжимают вилку, пока взгляд занят зрительным контактом с инкубом. У последнего разрядить обстановку получается лучше, и Агуэро теперь смотрит куда-то на стол под собой, понимая, что ведет себя странно – чем больше они говорят о складывающихся перспективах в жизни каждого, тем больше маг осознает всю значимость смены власти у Хаоса. Судьба будто держится на его стороне, пока не подталкивая ко встрече с Адонией, но это может случиться в любой момент, если даже не секунду. Любой звонок может оказаться вызовом, даже сейчас – пей, Вилескас, срочно отрезвляющее зелье, от которого потом хуже, чем от этой самой самогонки, и пиздуй решать вопрос.
[indent] Сигаретный дым щиплет глаза, возвращая мужчину назад в реальность из своих мысленных блужданий. Он щурится, взмахивая рукой и отгоняя легким магическим потоком едкое облако в сторону открытого окна.
[indent] – Есть причины, – улыбнувшись, отвечает Агуэро и забирает бутылку. Самогонка разливается по рюмкам и отправляется тут же по назначению. Не выдерживая большой паузы, маг наливает следом еще.
[indent] Рюмки эти какие-то слишком маленькие.
[indent] Хмель довольно быстро добирается до его сознания. Легкая расплывчатость сознания ощущается приятнее, чем ежедневные тяжелые думы и взаимное молчание с Кармен по поводу предстоящего сотрудничества с принцессой Хаоса.
[indent] – Да, все не так плохо. Все в разы хуже. Но я бы хотел ошибаться.
[indent] Он прожевывает кусок мяса, понимая, что едва может проглотить еду, но все-таки заставляет себя сделать это – не хватало тут слечь под стол после еще пары стопок.
[indent] – Просто не верю, что даже иные способны меняться за десятки лет в лучшую сторону. А мне как-то приходилось сталкиваться с Адонией. Может, конечно, мне так повезло, – продолжая едва улыбаться, говорит Вилескас и откидывается на спинку стула, кладя ладони на стол. Смотрит в упор на Вадима, думая, насколько стоит вываливать события шестидесятилетней давности на его и без того воспаленную новыми порядками Хаоса голову.
[indent] – Об уроках. Говори незначительные факты. Не в духе «сегодня Стас сходил в туалет в семь утра», что-то все-таки более значительное. Можешь сообщать о моих встречах у себя в Дуате, информация о советнике Эдгара стоит достаточно – я с этим не секретничаю, а если будет надо, попрошу тебя лично. Какие-то обрывочные фразы передавай так, как они звучали – ничего не додумывай сам. Не говори так, будто она – идиотка.
[indent] Вилескас выдыхает и опрокидывает в себя уже остывающую в рюмке самогонку.
[indent] – Задница, Вадим. Это очень острое лезвие. Даже если ты будешь выкладывать все, она может остаться очень недовольной.
[indent] Мысли все еще собраны в кучку, а вот язык начинает расплетаться. Возможно, он пожалеет об этом, но ему нужно хоть немного об этом поговорить. Кармен хорошая кандидатура для этого, только Агуэро знает, каков будет их диалог – это не то, что ему сейчас нужно.
[indent] – В пятидесятых в Берлине я имел неосторожность столкнуться с ней. Не просто встретиться и мило поболтать, а именно что столкнуться лбами. Я тогда еще в инквизиции работал, – он наливает еще. – Дело проще некуда, отловить отступника и притащить на ковер чтецам. А хаоситам он тоже понадобился – перевертыши третьего уровня на дороге не валяются, знаешь ли – и мои таланты решать вопросы без драки привели к тому, что все друг друга отпиздили.
[indent] Вилескас складывает руки на груди, смотря куда-то в сторону. Когда он вернулся тогда домой, то успокаивал Кассандру, что все в порядке – его не так сильно потрепало, чтобы вот так нервничать.
[indent] Кто же знал, что все закончится вот так.
[indent] – Напали на меня, отступник нужен был Порядку, Дворы разрешили все в нашу пользу, и, в целом, конфликт яйца выеденного не стоил. Только вот угадай, кто был главой берлинской инквизиции Хаоса.
[indent] Агуэро нехорошо усмехается – то ли Вадиму, то ли самому себе и своему идиотизму. Он столько раз прокручивал в голове события тех дней, прорабатывал варианты своих действий, которые могли бы позволить избежать всего того, что произошло позже.
[indent] – Где-то тогда нам и пришлось буквально сбежать из Берлина.
[indent] Вилескас не смущается того факта, что ведьма стала причиной его быстрого перевода в другое место. Ему нужно было обезопасить Кассандру, а не выкатывать яйца на стол. Смысл этой гордости, если от неё может пострадать близкий человек?
[indent] Правда, ему все равно не удалось никого защитить – но об этом Агуэро уже молчит.
[indent] – Извини. Думаю об этом всем с самой коронации, считаю дни до нашей встречи, радуюсь жизни, все дела. Ну, ты понимаешь.

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » ледники растают


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC