PORTLAND, USA
гостевая х сюжет х faq х внешности х СМЕРТЬ КРЕСТ ЧЕРЕП ГРОБ

ноябрь 2018 года
Что-то не так, верно? Осознание ускользает вместе с обрывками неприятного сна: колотящееся сердце приходит в норму, страх смывает прохладная вода — обычные кошмары, было бы на что обращать внимание. В следующий раз просто открой окно и не смотри на ночь фильмы с рейтингом R. И не слушай эти дурацкие истории о тех, кто не смог очнуться.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » hive mind


hive mind

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/ZyjGEWF.png https://i.imgur.com/mO6AMB0.png
Vadim Chernykh & Vileskas Aguero;
4 март 2006, дуат;
Вадим думает: от магов лучше держаться подальше
Вадим думает еще немного и идет к Агуэро, потому что без мага иногда тяжеловато

+1

2

«Ах тыж ебаный тыж блядь»

Это была единственная мысль. Даже так: это была единственная здравая мысль, которая стояла в его голове, когда сам Вадим стоял посреди разрушенной комнаты с пятнами крови то тут, то там. И даже не комнату было жаль — и ее тоже, на самом деле, но где-то глубоко в его жмотской душе, которая еще помнила времена СССР — а бывшую постоялицу (ее, наверное, уже можно было называть бывшей), которая отсутствовала в комнате.
Вадим подоспел не сразу, как услышал шум и крики, доносящиеся отсюда. Да и услышал он их по чудесному совпадению, проходя в нужный ему номер, где следовало бы прибраться после уезда гостей. Убираться он иногда любил: когда в Дуате было совсем нечего делать, а выходить куда-то за пределы или же тащиться в Яму не хотелось совсем, то Вадим развлекался известным ему способом. Так себе развлечение, но кто ему запретит, ей богу.

— Ну блядь, ну и чего теперь делать, — Вадим нервничает — это видно по нахмуренным бровям, раздраженному постукиванию по собственной ноге, ну и, конечно, чисто русской речи.

Когда-то ему сказали — он был не уверен кто, но казалось, что это была родная мать — что для того, чтобы хорошо говорить на другом языке, следует начать думать на нем даже в периоды сильного беспокойства. У Вадима не получалось. В периоды потрясений и нервов, когда или убивать, или прятаться хотелось, Вадим как-то само собой переходил на русский язык. Так думалось легче, так не приходилось вспоминать другие слова, не приходилось пытаться найти замену тем словам, которые только в родном языке могли описать весь спектр его эмоций.
Русский язык действительно был его родным, да и оставался любимым языком. Сколько не проживи в другой стране, почти в другом мире, но что-то особое и родное вытравить не получалось, хотя, навряд ли он пытался.

Он присаживается на корточки возле особо большой лужи крови — свежая и даже пленкой не покрылась; осматривает комнату — явные следы борьбы, расхераченый прикроватный столик, разбитое стекло, кровь на постельном белье у изголовья кровати (он почти застал ее врасплох, пока она спала?) и разбитое окно — как последняя станция их борьбы.
Ему была нужна она? Вокруг беспорядок, но вещи не были вывернутыми и не создавалось ощущения, что кто-то рылся в них. Вадим не знал хорошо это или плохо.

Детектив, будем честными, был из него так себе. Он, конечно, любил все эти Шерлоки Холмсы (особенно Ливанов, конечно же) и Агаты Кристи, но сам как-то даже в детстве не мечтал распутывать преступления. В детстве он вообще мало о чем мечтал, но здраво судил, что смекалки бы не хватило тогда, да и не хватало сейчас.
И нужно было бы вызвать хаоситов, но была маленькая загвоздка — Вадим вздыхает, Вадим достает сигарету и закуривает ее, разбавляя металлический запах крови еще более мерзким запахом то ли табака, то ли дешевой химии — она была отступницей, которую он обещал защитить. А Хаоситам было плевать на отступников, даже, если они не совершили ничего сверх ужасного, тем более, если они когда-то значились в Дворе Порядка.

Вадиму действительно нужно было бы вызвать хаоситов, но руки сами уже набирали, выученный назубок номер.

— Очень срочно, — Вадим морщится, сбрасывает пепел через разбитое окно, и быстро переходит на английский. — Прости. Ты мне нужен очень срочно в отеле Дуат. Пожалуйста.

Больше он не говорит: выключает телефон и быстрым шагом выходит из комнаты, прихватив с собой окурок. Когда-нибудь, обязательно когда-нибудь, он объяснит себе почему этого Агуэро с его ебучим Порядком стало так много в его жизни.

+1

3

[indent] Вилескас смотрит на звонящий телефон, застыв с так и не донесенной до рта чашкой кофе, точнее, смотрит на имя звонящего и давит в себе желание тяжело вздохнуть. Кружка опускается на стол, когда Агуэро принимает вызов.
[indent] В конце концов, будь это что-то не срочное, Вадим бы не стал звонить ему, однако он все-таки задается вопросом, что именно заставило Черных набирать именно его номер телефона.
[indent] На самом деле, Вилескас не имеет ничего против звонков инкуба. Он также не против, если тот захочет просто что-то обсудить или спросить, а уж тем более – обратиться за помощью. Агуэро не откажет, конечно, если там не просьба убиться об стенку, но подобные требования от Вадима слышать ему не впервой.
[indent] Другой вопрос, что их последний разговор, мягко говоря, завершился на крайне прискорбной ноте и громко хлопнувшей дверью кабинета Черных.
[indent] – Да?
[indent] Вилескасу дважды повторять не нужно. Особенно Вадиму. Сказав, что скоро будет, Агуэро обрывает связь и, оставляя кофе остывать на столе, покидает квартиру через несколько минут, натягивая куртку уже на лестничной площадке.
[indent] Черных пишет, в какой номер нужно подойти.
[indent] Вилескас едва не присвистывает, когда переступает порог (предварительно, конечно, постучавшись и предупредив, что это он, чтобы не нервировать Черных) – на самом деле, Вилескас не скрывает откровенного охуевания от увиденной картины, когда обводит взглядом комнату.
[indent] Все вопросы к Вадиму отпадают. Ну, не все, но те, что касались его вызова сюда – вполне. Менее важное Агуэро спросит позже, а может и нет.
[indent] Картина кажется ему до боли знакомой, что неудивительно – Вилескасу приходилось не единожды приезжать на подобные места, но чаще всего это все-таки происходит официально. Из неофициальных случаев в голове сразу всплывает почивший супруг Мэрид, возле тела которого они простояли практически всю ночь, пытаясь понять, кто это сделал.
[indent] Здесь ситуация может быть сложнее.
[indent] – Мне нужна информация.
[indent] Он идет по комнате, стараясь обходить кровь и любую мебель, прячет руки в карманы, чтобы не оставить никаких следов.
[indent] Магии не чувствуется. Значит, не маг – или пользовался обычным оружием.
[indent] – Сначала о жителе… – взгляд скользит по лежащему флакону духов на полу и разбросанным частям колье. – О жительнице, полагаю.
[indent] Агуэро знает правила Дуата. Агуэро может лекцию по Дуату читать, потому что постоянно ошивается здесь – очень удобная зона для переговоров, никто ни на кого не лезет, можно решать вопросы свободно, а даже если кто-то захочет дать по носу, то наемники или сам Вадим этот вопрос решат быстро и по закону.
[indent] – Мне не нужно имя, но кто она по расе – да. Она еще может быть жива, раз тела… – на всякий случай толкает дверь в ванную, осматривая чистое помещение, – нет.

+1

4

Вадим радуется, что он пришел. На самом деле испытывает какое-то облегчение, когда видит охуевшее лицо Велли на пороге. Он думал с ним больше не заговорят. Он думал, что его пошлют нахер и «сам разбирайся со своими проблемами», он вообще много думал, но уже после звонка, пока мерил кабинет своими шагами и выкуривал одну за другой. Во время звонка и мысли не было, что Вилескас может не приехать или послать его нахуй, потому что ну… они помогали друг другу, так уж повелось. Точнее, в большей степени именно Агуэро помогал Вадиму, потому что он маг, а обращаться к хаоситам было себе дороже.

Для истинного члена Двора Хаоса, который никогда бы не примкнул к Двору Порядка, Вадим иногда выражал ужасно антихаоситские мысли, но что поделать. Использовать людей Двора Порядка было выгодно — они молчали. Использовать Велли было еще выгодней — он молчал всегда, когда этого просил Вадим. И последний понятия не имел с чем это связано.

Дожидаться Велли в номере оказывается тяжело. Не то, чтобы он не привык к таким картинам — вспоминает труп очередного отступника, который решил, что может диктовать свои условия в Дуате — но каждый раз неприятно. Чувство, словно в его обитель ворвались и облили помоями, стоит очень явно, а закопать на заднем дворе отеля, там где цвели лилии и маргаритки — любимые цветы матери — было некого.

— Да, конечно, — Вадим стоит у стены и старается не двигаться. И даже не начинает свою вечную проповедь о правилах поведения в отеле и о последствиях, которые будут применены к нарушителям. Не та ситуация, а Черных прекрасно знал, когда стоило выключить свою принципиальность себе же во благо. В конце концов, он обещал защитить эту девчонку.

— Она отступница. Суккуб из Двора Прядка, — Вадим чешет переносицу и тяжело вздыхает, запрокидывая голову назад. Резко так, что перед глазами от удара темнеет, но так легче думается. — Была точнее. Пришла недели две назад, хотя мы знакомы без малого год, — в руках появляется сигарета, а Вадим давится дымом, кашляет, матерится на русском и совершенно не хочет оглядывать комнату снова и снова, смотря в потолок. — Я деньги с нее не брал, потому что у нее их не было. Точнее были, но я просто не брал. Просила никому не выдавать, даже инквизиторам, но я проверил на всякий случай. За ней не было ужасных преступлений из-за которых могли поднимать инквизиторов.

+1

5

[indent] Вадим выглядит необычно растерянным. Сразу и не скажешь, вроде стоит со своим обычным мало что выражающим лицом, но неуловимо что-то меняется. Ему хочется увести инкуба из номера, посадить куда-нибудь и дать выдохнуть в более спокойной обстановке.
[indent] Будто Черных потерял кого-то важного.
[indent] Вилескас не испытывает какой-то гордости от того, что видит инкуба таким. Наоборот, предпочел бы видеть того в полном благополучии и с шутками про назойливых испанцев, которые его скоро сведут с ума. Как-то пропадает и злость от последней встречи, и желание сказать что-то ядовитое, хотя не исключено, что еще скажет, чуть позже, когда это будет уместно.
[indent] Законница. Бывшая законница, суккуб.
[indent] И неожиданное дополнение от Вадима личного характера.
[indent] Агуэро не стоит на месте – бродит по номеру, изучая обстановку, фиксируя все в голове – дает ему договорить, подумывая, что, возможно, существует какая-то расовая солидарность все-таки между иными, но, скорее, дело в самом Черных. Как бы он не показывал себя принципиальным и равнодушным владельцем отеля, живого в нем явно больше, чем в ряде коллег Вилескаса.
[indent] Можно было бы вскрыть информацию, узнать, что это за девчонка, за что получила печать, но – смысл? Это уже не поможет.
[indent] – Даже если инквизиторы, они знают, что в Дуате нельзя драку начинать. Если это только было неофициально, потому что Двору… Дворам не нужны проблемы.
[indent] Агуэро осознает одну простую вещь и не понимает, как Вадим может это игнорировать. Он же инкуб и сам прекрасно знает о собственных возможностях. Если нет тела…
[indent] – Она может быть жива, Вадим. Но даже моей магии тут недостаточно, чтобы воспроизвести происходящее. Я могу сказать, что тут не было заклинания, значит, вряд ли маг. Много следов борьбы, пусть и также много крови – она не умерла в кровати. И тела нет.
[indent] «А нет тела – нет убийства».
[indent] – Я допускаю, что это может быть перевертыш, но тогда слишком мало следов.
[indent] Вилескас цокает языком, вдруг ощущая легкий фон от колье. Опускается на корточки, жалея, что не прихватил перчатки – он может, конечно, обратиться к кому-то из Двора, хоть к тому же Кроуфорду и быть его вечным должником, но пока есть возможность справляться самому и не привлекать лишнего внимания к отелю и к этому инциденту – ведет рукой, убеждаясь, что это самый настоящий артефакт. Бывший артефакт, потому что оказался уничтожен на части.
[indent] – Вадим, сколько она здесь находилась? Пожалуйста, вспомни, возможно, возле нее кто-то ошивался. Это артефакт. И его уничтожили, значит, о нем, вероятно, знали сразу. Кто-то из посетителей с ней общался? Или проявлял какое-то внимание?  Она давала понять, что боится не только инквизиторов?
[indent] Агуэро задает много вопросов, но иначе никак. Он и сам хочет знать, что девушка жива и ей можно помочь – да, он готов постараться, только чтобы Вадим расслабился и не корил себя. Ну и, конечно, чтобы сама девушка оказалась в безопасности, и история приобрела счастливый конец.
[indent] – Какой у неё уровень?

Отредактировано Vileskas Aguero (2019-01-20 04:44:47)

+1

6

— Лучше бы она была мертва.

Вадиму кажется, что слишком резко, почти со злобой в голосе и взгляде, волком смотря на Велли. Но сам понимает, что лучше бы мертва.
Они почти бессмертны и даже пуля в лоб не такое уж сильнодействующее средство против них, а хуже и быть не могло. Вадим прошел войны и служил в армии, так кому, как не ему знать, что можно сделать с почти-бессмертным телом, которое восстанавливается почти сразу же, тем более, если давать ему подпитку. Кому, как не ему знать, как много боли можно причинить, пока это тело живо и еле дышит на каменном полу какой-то заброшенной то ли базы, то ли жилого некогда дома.

Картины, которые он давно забыл, похоронив под слоем пыли и благополучных дней, как некстати всплывают в голове. О да, он знает слишком много способов причинить боль даже в полевых условиях, что уж говорить о тщательной подготовке. Да что там, он ни раз сам причинял эту боль, потому что так надо было, потому что приказ, а приказы следовало бы исполнять.
Иногда Вадиму казалось, что лучше бы он не знал, но чаще он просто не думал об этом, погрузившись в пучину относительно спокойной жизни.

Он почти не слушает Агуэро, пытаясь собраться. Пытаясь вернуть себе хоть немного иллюзии подконтрольности, но не получается. И ему почти стыдно перед Вилескасом, что предстал пред ним в таком состоянии, но больше не у кого было просить помощи. Ему почти стыдно перед Вилескасом, и он понятия не имеет, как загладить свою вину и выразить благодарность в попытках помочь. Пускай даже и тщетных.

— Неделю, — он очухивается через пару минут, тупо смотря в потолок и пытаясь вспомнить, сложить информацию, которая была у него и выдать Велли. Получается туго. Мысли разливаются патокой и не могут собраться воедино, а что-то будто ускользает от его внимания. Никогда такого не было и сейчас, стоя почти безоружный перед Агуэро, убитый и раздавленный, Вадим не может понять, как действовать дальше, что делать и как собраться воедино. — Нет. Две недели назад и, — он смотрит на дисплей телефона. — Два дня. То есть девятнадцатого февраля она въехала в эту комнату. Не давала понять, а когда я ее спрашивал только молчала. Но знаешь, да, в соседнюю комнату въехал мужчина через три дня после ее приезда. Она стала немного нервной, но я как-то не связал это.

Вадим закрывает глаза, тяжело вздыхая и с размаху бьется головой о стену. Не проясняется нихуя, а в голове ужасное гул голосов всех посетителей и боль, что отдавала даже в глаза. Он был слепым идиотом, что слишком расслабился на насиженном месте. И поплатился за это.

— Пятый. Пятый уровень.

+1

7

[indent] Тишину, возникшую между ними после ответа Вадима, кажется, можно потрогать руками. Вилескас медленно оборачивается, не скрывая своего удивления, и лишь после понимает, к чему инкуб это произнес.
[indent] Агуэро это задевает. Агуэро очень не согласен, но где-то все-таки понимает чувства стоящего напротив мужчины – у него нет такой регенерации, как у иного напротив, он, скорее, умрет от пыток, чем будет вечно их переживать (или от болевого шока). Однако возмущение вспыхивает в нем по другой причине.
[indent] Однажды, обостренное чувство справедливости его убьет. Да, пожалуй, так он и сдохнет – пытаясь заступиться за кого-то слабого или не очень, но лишь бы попытаться вернуть себе (не миру) равновесие, с которым можно остаться спокойным. Когда по роду деятельности только и делаешь, что закрываешь глаза на эту самую справедливость, выворачивая наизнанку информацию и искажая факты умелыми фразами, то такое окончание не кажется чем-то очень плохим.
[indent] Вилескас склоняется над остатками ожерелья и поднимает на свой страх и риск, изучая под тусклым светом уничтоженный артефакт. Ждет ответа от Вадима, не торопит, осознавая его растерянность. Никакой информации от этой теперь уже безделушки не получить с ходу – нужно забираться плотнее, выискивая остатки магии, однако это займет время. А еще у него нет с собой всех инструментов, только перчатки и пинцет с крюком в машине.
[indent] Впрочем, это уже что-то.
[indent] «Пятый уровень».
[indent] Пальцы сжимают цепочку из камней, и по руке бежит легкая вибрация из-за остаточной магии. Агуэро прячет украшение в кармане куртки и быстрым шагом подходит к Вадиму, прихватывая стул.
[indent] Можно было бы воспользоваться магией, заглянуть в глаза инкуба и ввести такой залп бодрости разуму, что Черных еще несколько дней будет изображать в Дуате второго Стива Джобса, однако Вилескас тоже имеет свои правила.
[indent] И просто не хочет так поступать с Вадимом.
[indent] Маг подталкивает стул так, что тот ударяется о стенку возле хозяина отеля, и грохот звучит сейчас слишком неуместно.
[indent] Агуэро триста лет, а он все еще хочет всех спасти. И что вы ему сделаете?
[indent] Он крепко обхватывает плечи инкуба и усаживает на стул, смотря в глаза, но не применяя никакой ментальной магии. Вилескас немного нервничает, потому что все еще очень не согласен с пожеланием смерти этой девушке. Сам маг опускается перед ним на одно колено, не давая инкубу избежать зрительного контакта опусканием взгляда в пол.
[indent] – Вадим. Ты не можешь быть в Дуате всегда и везде, как бы тебе это не хотелось. Чем больше ты пытаешься контролировать, тем сильнее все выходит из-под твоего контроля. Ты ни в чем не виноват.
[indent] Ему ли не знать, насколько бесполезно пытаться удерживать все и везде, потому что тогда рискуешь упустить все разом – и начать отдуваться за каждый промах, которого и в помине быть не должно.
[indent] – Мы не имеем права решать, лучше умереть ей или нет, но мы можем предоставить ей этот выбор.
[indent] Звучит ужасно, но правда не обязательно должна быть приятной.
[indent] Далеко не обязательно.
[indent] – Ты не знаешь, зачем она пришла в Дуат – но она пришла сюда, чтобы защититься и выжить. И точно не знаешь, ради чего она это делает – и на что она готова пойти для этого «ради».
[indent] Вилескас несильно сжимает ладонь мужчины, заставляя того держаться сознанием с ним, а не в своих мрачных мыслях.
[indent] – Этот гость может быть просто назойливым постояльцем. Твои клиенты не обязаны любить друг друга, и твои вины в том, что ты что-то не заметил – нет. Но пока этот иной является нашей единственной зацепкой, и я предлагаю тебе начать именно с него. Я займусь им. Идем?

0


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » hive mind


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC