PORTLAND, USA
гостевая х сюжет х faq х внешности х новости :3

ноябрь 2018 года
Что-то не так, верно? Осознание ускользает вместе с обрывками неприятного сна: колотящееся сердце приходит в норму, страх смывает прохладная вода — обычные кошмары, было бы на что обращать внимание. В следующий раз просто открой окно и не смотри на ночь фильмы с рейтингом R. И не слушай эти дурацкие истории о тех, кто не смог очнуться.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » настоящее » lost in paris


lost in paris

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.ibb.co/MGVGtgR/ep1.jpg https://i.ibb.co/cT24ShK/ep.jpg https://i.ibb.co/f9qFR9Z/ep2.jpg
Adeline & Louise;
02.11.2018, улицы города;
никто ничего не понял, никто ничего не помнит, все очень удивлены.

+1

2

[indent] Приличные девушки не ходят по темным улицам.
[indent] Стук каблуков звучит слишком громко в этих безлюдных переулках, где Аделин проходит практически каждый вечер, когда выбирается по своим нуждам в город. Наверно, кто-то из местных жителей, если ему хватает внимательности, уже может отследить её передвижение мимо этих домов.
[indent] Роланд говорил, что многие пойманные шпионы сыпались именно на походке. Подделать её труднее всего, стоит лишь забыться – и происходит фатальная осечка.
[indent] Роланд вообще слишком много интересовался разведкой, их ухищрениями и методами их работы. Аделин это беспокоило мало – не маленький, разберется – но его слова всплывают в её голове каждый раз, когда она невольно узнает кого-то со спины лишь по темпу и манере ходьбы.
[indent] Приличные девушки не задерживаются допоздна, где попало.
[indent] Время на её часах, держащихся на тонком золотом браслете, для жителя Парижа покажется лишь разгаром вечера. Нельзя сказать, что Портленд в это время вымирает… Скорее, наступает время для разгула некоторых маргинальных личностей.
[indent] Возможно, будь она простым человеком, она бы обязательно вызвала такси. Никто не имеет права пользоваться беззащитностью прохожего и отсутствием свидетелей вокруг – но кому от этого станет легче, если проснешься с разбитой голове в больнице? Аделин на своем веку успела узнать, что такое проломленный череп. Спасибо, не очень понравилось.
[indent] Приличные девушки проходят мимо конфликтов.
[indent] Она слышит шорох, на который бы уже и не обернулась никогда, за мгновение до запаха крови. Ни о чем конкретном Монетт не думает, когда замирает возле проулка, откуда разит источником, и заглядывает туда – искать в себе сотни причин вмешаться куда-то, когда ты это уже сделал, как-то неразумно, а вампирша себя таковой не считала.
[indent] Раздавшийся стук её каблука не останавливает возню, и Аделин все-таки подается вперед, быстро приближаясь к двум иным.
[indent] Она не проходила курс подготовки инквизитора, но это все еще не делает её безобидной дамой, которая по самой случайной ошибке завернула себя.
[indent] Раскрывшаяся перед глазами картина не вызывает вопросов (какие тут вообще могут быть вопросы, когда на твоих глазах вампир вот-вот отужинает попавшим под горячую руку магом?). Аделин хватает девушку за локоть, в последнее мгновение передумывая делать то же самое за волосы и оттаскивать назад – вырванный кусок шеи как-то не способствует быстрому исцелению – и заламывает за спину, что несколько затруднительно с разницей в росте, но Монетт справляется.
[indent] – Отпусти его, и я отпущу тебя, – спокойствие, граничащее с настоящим дзеном, в голосе совсем не соответствует мертвой хватке, которой сытая и полная сил вампирша удерживает незнакомку.
[indent] Приличные девушки не демонстрируют свою силу.
[indent] Кто сказал, что Аделин приличная?

+2

3

Луиз не помнит, как она здесь оказалась. Она помнит, как попрощалась с Итаном, которому срочно понадобилось отлучиться куда-то по делам. Помнит, как включила Генделя и закрыла глаза, чтобы унять беспокойство.
Луиз знает: ей теперь нечего бояться. Она может выйти из комнаты в любой момент. Даже если Итан запер дверь, открыть ее ничего не стоит. Никто больше не запирает Луиз надолго.
Она уговаривает себя не в первый раз, но это не работает.
Луиз выключает Генделя и запирает за собой дверь.
Она не знает, куда идет и не помнит, как оказалась в подворотне. Луиз голодна, но никакой бутылки с кровью она с собой не взяла. Все дело в том, что она вовсе не такая предусмотрительная, как Итан.
Зато у нее отличный нюх.
А еще она может призвать вон того мага. Уровень невысок, но на вкус все лучше человеческой крови.

Луиз стоит на противоположной стороне улицы. Луиз складывает руки на груди и неотрывно смотрит на несчастного мага. Он одет в джинсы и футболку, а еще на нем дешевая дутая куртка, которую он почему-то забыл застегнуть. Или не забыл. Луиз не понимает, холодно сейчас или нет. Луиз не понимает, дешевая эта куртка или дорогая. Луиз любит джинсы, футболки и дутые куртки. В ее время такого не было.
Луиз любит вкусных магов, даже если их уровень не такой уж высокий.
Что-то внутри говорит, что вообще-то так нельзя. Нельзя-нельзя-нельзя. Что могут быть проблемы. Что Итан будет очень-очень недоволен. Но Луиз ничегошеньки не может с собой сделать.

Луиз прячется в какой-то подворотне за углом. Вокруг, кажется, никого нет, но это не точно – она, в общем-то, почти не проверяет. Маг приходит к ней сам, потому что он очень хороший, разумеется. Луиз прижимает его к стене и шепчет в шею, чтобы он вел себя очень-очень тихо, что ему совсем не будет больно.
Луиз уже собирается укусить его, когда чувствует, как что-то ей мешает. Совсем не больно, но пошевелить рукой почему-то не удается. Поначалу она даже думает, что вполне сможет поужинать и так. Ничего страшного, ей не слишком нужна вторая рука. Все в порядке.
Но природное любопытство все же берет верх.
Луиз оборачивается и рассеянно переводит взгляд со светловолосой девушки на собственную неестественно выгнувшуюся руку.
Маг отползает назад и трясет головой.
Этого не может быть. Луиз кажется, будто ее ударило током. (У нее не было этого опыта, но она читала и ей кажется, что именно так это и ощущается)
Она знает, кто держит ее за руку. Она знает, но этого не может быть, потому что девчонка, которую приютила Сесиль, не могла дожить до этого дня.
Луиз медленно хлопает ресницами и старается получше разглядеть лицо мадмуазель Монетт.
Ну да, ошибки быть не может. Луиз практически забывает о маге и рефлекторно тянет свободную руку, чтобы убрать за ухо выбившуюся светлую прядь.
– Аделин, девочка…

+2

4

[indent] Аделин не любит пачкать руки и свою одежду – по этой причине женщина ушла из дознавателей при первой же возможности – но если возникает необходимость, то она без колебаний закрывает на эти неудобства глаза. Сейчас она готовится почти с силой оттаскивать голодную вампиршу подальше от мага, что вряд ли обойдется какими-нибудь вежливыми объятиями и короткими рукопожатиями, после которых даже не обязательно идти в уборную мыть руки, однако никаких провокаций Монетт себе не позволяет – спокойно смотрит в глаза обернувшейся иной, словно пытается тем самым остудить её голод.
[indent] Обернувшаяся совсем не хочет растерзать её горло – по крайней мере прямо сейчас – смотрит как-то растерянно, и Аделин, кажется, улавливает что-то знакомое в её лице, но даже не сразу обращает внимание на спонтанную вспышку памяти, за которую вроде пытаешься ухватиться, но она все равно ускользает прямо из-под пальцев.
[indent] Монетт давит в себе желание отшатнуться, когда чужие пальцы едва касаются её лица, но руку женщины все-таки отпускает – скорее обессиленно разжимает, когда слышит собственное имя (ей же не послышалось?) – и невольно увеличивает между ними расстояние коротким шагом назад.
[indent] «Девочка?»
[indent] Былое спокойствие начинает медленно утекать из её разума, и женщина чуть морщит лоб, бегло осматривая фигуру перед собой.
[indent] Ни одной подсказки.
[indent] Она возвращается воспоминаниями к нацистской Германии, быстро перебирая в голове сотни лиц, углубляется еще дальше в воспоминания, но пока безуспешно.
[indent] Монетт не хочет признавать вспышку волнения, двинувшегося обжигающим холодом под кожей её рук. Ей же нечего боятся.
[indent] Нечего ведь?
[indent] Аделин не боится инквизиторов, потому что у них нет причин трогать её посреди улицы – такого законопослушного иного, как она, не каждый день можно встретить. Аделин не боится смертных, потому что это попросту смешно. Отступники? Возможно, их она, конечно, опасается, но и постоять за себя вполне способна.
[indent] Аделин вполне боится ряда других вещей, и практически все они исходят из её головы.
[indent] И глупо обманывать саму себя – девочкой её звали лишь в определенный отрезок жизни (а те, кто называл сейчас, Монетт вполне была способна узнать в любом темном переулке), о котором она не вспоминает уже многие годы, успешно вычеркнув из своей головы ту часть себя – потому оказалась несколько не готова нырнуть в этот омут назад.
[indent] Ей почти удается остановить себя, но эта забытая часть памяти уже потревожена, и у неё нет возможности прервать последовавшую за этим цепную реакцию.
[indent] «Совсем не то, что мне сейчас необходимо».
[indent] – Прошу прощения, – она моргает несколько раз, силясь собраться с мыслями. – С большим сожалением я признаюсь, что не помню вас, хотя вы кажитесь мне знакомой.
[indent] Монетт вполне умеет врать, но не самой себе. Перед глазами уже стоят стены дома, которые стали их с братом крепостью, а после – билетом в совершенно другую жизнь, а в ушах поучительно-недовольный тон Сесиль, которая в очередной раз отчитывает их за неподобающий внешний вид перед гостями.
[indent] «Аделин, тебе следует привести свои волосы и одежду в порядок. Живо».
[indent] – Полагаю, вы были когда-то гостьей Сесиль?

+1

5

Это все ужасно странно. Ужасно, ужасно, ужасно странно. Аделин (Аделин?) отходит на шаг, Луиз машинально пытается погладить так и не съеденного мага по плечу, но до него уже так просто не дотянешься.
Это нехорошо, это совсем не хорошо, Луиз поступает неправильно, Луиз поступила неправильно, и если он теперь кому-то расскажет, у них с Итаном могут быть проблемы. Так нельзя, нет.
– Стоять, – Луиз командует вполголоса, и несчастный вытягивается по стенке. Она не знает, что делать с ним дальше, но пока он стоит и не двигается, дело обстоит явно лучше. Пусть он стоит. Пожалуйста.

Аделин, разумеется, не помнит. Это чертовски грустно, Луиз разочарована. Впрочем, здесь нет ничего удивительного: Итан в первый же день сказал ей, какой сейчас год. (Луиз пытается вспомнить, но не может) Итан сказал, что прошло много времени и теперь мало кто помнит о тех временах. Аделин, разумеется, не помнит тоже.

Луиз думает, было бы недурственно вспомнить что-то об обстоятельствах их встречи. Возможно, это немного прояснило бы ситуацию.
Да, совершенно точно, она была гостьей Сесиль. У Сесиль были какие-то дела с ее братом. Луиз плохо помнит Сесиль – они почти не общались. Очень улыбчивая, очень многословная, очень… стремительная? Луиз плохо помнит Сесиль, но одно ей до сих пор ясно: хозяйка дома была как газ, заполоняла собой все отведенное ей пространство. Сесиль было чертовски много даже если учесть тот факт, что Луиз толком не довелось с ней говорить.
Луиз кивает. Да, они виделись во Франции, которую Моро уже тогда не могла узнать.

– Да стоять же.
Луиз вспоминает. Она не помнит, о чем была их беседа. Не помнит, во что они были одеты. Луиз помнит огромный роскошный сад и полную луну. Луиз помнит цветы и что добрая половина из них закрывалась с заходом солнца. Удивительно, ведь Луиз не сомневается, что Сесиль выбирала цветы сама. Луиз помнит мокрую траву и на удивление человечный для такого огромного сада масштаб. Луиз помнит, что чувствовала себя во Франции совсем чужой, длинной и несуразной. Гораздо больше, чем в Америке.
Это все ужасно странно.
Луиз не хочет думать, как бы она почувствовала себя во Франции сейчас. Нет, она не поедет в Париж, даже если от этого будет зависеть ее жизнь.

– Верно, я и мой брат, – Моро косится на все еще стоящего мага, – Мы были у нее с визитом.
Луиз отводит взгляд от мага и неловко улыбается. Она не знает, о чем должна говорить дальше. Она не знает, на каком языке ей лучше продолжать разговор. Уместно ли будет спросить, как Аделин оказалась на другом континенте? Должна ли Луиз поинтересоваться самочувствием ее брата?
Что ж, давайте подумаем вместе, как дела у Франсуа? Пожалуй, вопросы про Роланда  - вовсе не лучшие вопросы.
– Как Сесиль чувствует себя сейчас?

+1

6

[indent] Неудавшаяся жертва пытается перестать ею быть.
[indent] Выходит плохо.
[indent] Примерно так же плохо, как попытки Аделин не нервничать и убедить себя, что ситуация под контролем.
[indent] Правда, о чем тут беспокоиться? Ей столько лет, неудивительно, что её кто-то узнал.
[indent] «Аделин, говори четче. Аделин, ты опять перепутала приборы. Аделин, ты хочешь, чтобы я вышвырнула вас с братом на улицу?»
[indent] Женщина напротив все подтверждает. Монетт не сдерживается и прикрывает глаза, медленно выдыхая – за эти доли секунды перед ней пролетают тысячи воспоминаний, осыпаясь на неё карточным домиком.
[indent] «Аделин, подойди сюда».
[indent] Ну, какого черта?
[indent] Она вглядывается в чужие черты, понимая, что мысленно бродит уже очень близко к воспоминаниям об этой особе.
[indent] – Сесиль? Ох.
[indent] Некоторые мгновения буквально выжигаются в памяти. Те секунды, пока они с Роландом молча смотрели на подыхающую бесславной смертью вампиршу, Аделин бережно хранит в голове, возвращаясь к ним намного чаще, чем хотелось бы. Когда-то Монетт считала Сесиль воплощением их кошмаров. Не тех, которыми пугали детишек (попробуйте чем-нибудь напугать тех, кого вышвырнули в мороз в лес на прикормку местным волкам), а тех, которыми можно пугать состоявшихся взрослых.
[indent] Ты неправильно говоришь. Ты неправильно идешь.
[indent] Ты неправильно дышишь.
[indent] Сесиль душила – физически и морально – Сесиль дышала в затылок, трогала своими длинными, паучьими пальцами, впивалась своими клыками, гладила обманчиво нежными жестами по волосам и улыбалась тонкими бледными губами.
[indent] Сесиль жила в своем отдельном мире, в своем особняке с красивым садом.
[indent] «Я приказала посадить их для вас».
[indent] – Она умерла.
[indent] Может, не нужно вот так честно? Аделин чуть улыбается. Да, она вспоминает.
[indent] Кажется, женщину зовут Луиз. Да, точно. Луиз.
[indent] – Стоять.
[indent] Прерывать такой разговор на погоню очень не хочется, да и настроение не предполагает. Судя по воспоминаниям, их диалог с Луиз не впервые выходит таким занятным.
[indent] Что Аделин должна сделать? Спросить о чем-то обыденном? Устроить допрос в щадяще-деловитой форме?
[indent] Монетт мягко улыбается женщине, как всегда улыбалась гостям Сесиль.
[indent] Нет, эта сука никогда не отпустит её из своих ледяных рук.
[indent] – Я помню вас, Луиз. Вы были у нас с достаточно коротким визитом.
[indent] Аделин помнит, как сначала долго смотрела под ноги – «тебе не подобает так делать» - потому что думала, что вот-вот станет кормушкой для очередного вампира. Она не обманывала себя на этот счет, потому что люди редко появлялись в доме Сесиль вне торжественных вечеров. Но Луиз, кажется, есть её совсем не собиралась – или удачно это скрывала от обеспокоенной девушки, старающейся больше ничем не выдавать свое напряжение.
[indent] Луиз была даже немного забавной – это Монетт точно помнит (эмоциональные окраски остались где-то там, очень далеко, поэтому оставшиеся крупицы Аделин хранит так же бережно, как и далеко не аристократично вопящую Сесиль). Или лучше сказать потерянной?
[indent] Кажется, это не очень-то и поменялось.
[indent] – Его нужно отпустить, – мягче говорит женщина. – Иначе, будут проблемы.
[indent] Когда она переводит взгляд на стоящего за Луиз, то немного – едва уловимо – меняется в лице.
[indent] – Пока никто не пострадал и не начал рассказывать о нападении. Ведь ничего не было, так?
[indent] Столкновения с прошлом бывают очень волнительными. Аделин не очень хочет заканчивать все так посредственно.

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » настоящее » lost in paris


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC