...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » театр начинается с вешалки


театр начинается с вешалки

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.ibb.co/rkphH1T/tumblr-mtbm86h8w71qeha15o4-250.gif https://i.ibb.co/9W4n2ys/tumblr-muu1qjk-Mx-E1qeha15o3-250.gif https://i.ibb.co/qD28v2q/tumblr-ph4mqk-X7sf1vwe69ko3-400.gif
революционерка & вербовщик;
октябрь 1993 года; Отель "Дуат"
Сначала ты работаешь на колесо. Потом колесо работает на тебя

+2

2

Вергилий не был уверен в правильности своего решения, в правильности ни одного своего решения, которые он успел принять за то долгое время после ухода его дочери. Помутненный рассудок — Вергилий всегда списывал все на него, но рассудок не может быть помутнен так долго. Сколько прошло лет с ее ухода? Тридцать? Сорок? Достаточно, чтобы взять себя в руки и собраться, пускай и для них это был достаточно короткий срок, в отличие от людей, что мерили свою жизнь днями. Но ему, как и любому человеку, требовалось время. Много времени, чтобы смириться с утратой любого толка. Сорок лет не срок даже для людей — кто-то помнит и скорбит лишь пару лет, а кто-то несет это бремя годами до самой смерти.
Они почти не отличались от людей, несмотря на долгий срок жизни, что был им отмерен. Они почти не отличались от людей, а поэтому вполне могли впадать в те же безумства и не слушать доводы разума, несмотря ни на что.
Вергилий не слушал лишь половину. Ту самую половину, которая кричала ему о безумстве, которое он хотел сотворить, ту самую, что хотела жить спокойно, что хотела просто жить. Вергилий считал, что он достаточно пожил для себя, да и куда дальше? Куда дальше он может пойти без амбиций, без шага в пропасть, без легкой встряски.
Раньше была жена и сила, потом пришла любовь всей его жизни в лице дочери, раньше ему, наверное, не было смысла вырываться и прыгать в омут, чтобы найти там что-то стоящее. Но теперь был ли смысл в вечном застое, который грозился затянуться на десятилетия? Жена осталась в Лондоне, не собираясь и на метр приближаться к Портленду, сила все так же стабильно развивалась, не грозясь достичь потолка, а то, ради чего он так долго существовал и работал, теперь жило во Дворе Хаоса и покорно прислуживало Принцу.

Электра — его любовь и разочарование, которое когда-то довелось испытать Вергилию. Он думал, что все это забудется, развеется, как дым. И, возможно, он смирится с положением вещей, но нет. Года шли, а его ненависть, которую он взращивал и культивировал, мешалась с амбициями, выдавая безумный коктейль, который следовало остановить. Но было некому. Даже Мэрида, которая все это время была с ним, не могла повлиять, притормозить, застопорить те изменения, что должны были наступить.

Вергилий действительно не помнил, когда и в какой момент мысль о том, что здесь в их родном мире, в их Дворах нужно что-то менять, прочно поселилась в его голове. Это больше напоминало туман: медленно, ненавязчиво, обволакивая все здравые мысли, что стояли на пути, она укоренялась в его сознании пока, наконец, не был упущен тот момент, когда Вергилия можно было переубедить.
Тысячи материалов, множество информации о неудачных переворотах, о глупых группках сопротивления, о том, что раньше из себя представляла революция в понимании прошлых иных — и вот, почти последовательная модель поведения для методичного свершения плана. Вергилию некуда было спешить.
И даже сидхе, чьим вечным должником он оказался из-за своей нерадивой дочери, не пугали и не отвращали его от этих мыслей.
Как оказалось, одного зерна, посеянного в подсознании, хватило, чтобы убрать все сомнения.
И он понимал, как никто другой, что добиваться одному — глупо. Как долбиться в кирпичную стену, в надежде, что кто-то откроет тебе проход постучав в нужной комбинации по кирпичу.

Кармен — одна из первых на кого упал взор Вергилия. Ее мысли, которые она выражала, почти соответствовало тому, что хотел Вергилий, а ее пробивной характер, в отличие от ее назойливого братца, был бы как раз кстати, учитывая, что он хотел начать все с нуля. В ней было идеально все, кроме того, что она была женщиной, но выбора особого не было. У всех были свои недостатки.

Отель «Дуат» — лучшее, что когда-либо создавал представитель Двора Хаоса. Наверное, единственное хорошее, что когда-либо придумал хаосит. Полная безопасность, анонимность и никаких вопросов.

— Сюда придет женщина, блондинка, отправь ее в мой номер, — Вергилий смотрит на хозяина отеля, хозяин отеля на него не смотрит, только ключи выдает и делает отмашку рукой. Такая молчаливость радует.

В номере средненький виски по его запросу, отдельная пепельница и просторная комната, чья территория не занята одной лишь кроватью. В комнате еще нет отопления, потому что октябрь теплый, а на деревьях все еще остается зеленая листва, поэтому пальто Вергилий снимает, неаккуратно бросая на стул. Смотрит на часы, пока наливает себе бокал виски — семь пятьдесят, а значит у него еще десять минут на возможность подумать о том, как он будет правильно и ясно доносить свои мысли до этой женщины, если, конечно, она как и все дамы, не решит опоздать на какое-то время. Но сейчас, Вергилий сможет простить ей этот маленький недостаток.

+2

3

Мир не делится на черное и белое - эту истину дети познают ровно в тот момент, как жизнь в первый раз всаживает в них длинные клыки, начиная медленно высасывать душу, продолжая это делать до того момента, пока ты не возьмешь себя в руки и не отрастишь толстый слой брони, желательно сразу взяв туда всех самых близких и запаяв эту броню изнутри. Хотя, никто не говорил, что даже самые близкие не могут тебя предать, не могут повернуться к тебе спиной. Ведь, мы все помним, что черного и белого цвета в простой человеческой жизни могут оказаться только рубашка и брюки, в которых ты пришел туда, где все норовят оторвать от тебя кусочек пожирнее и посытнее.
Кармен давно это все поняла, задолго до того, как вспыхнули стены поместья Агуэро, задолго до того, как кузен перебрался к ним на постоянное место жительства - наверное, сразу после того, как на свет появился мальчик, младший ребенок Риверо. Это наложило отпечаток, сильный, практически обожгло всю ее изнутри, оставляя след. Именно тогда Кармен и сказала себе, что пути назад не будет никогда, что она должна становиться только лучше и сильнее, что она должна раз за разом пробивать макушкой потолок, выбираясь все выше и выше, пока что-то внутри не скажет остановиться, не скажет, что она пришла туда, куда шла. Иногда забывая о том, что в некоторых случаях руки придется мыть особенно тщательно.
Наверное, именно это и толкнуло ее прийти сегодня в "Дуат" - неизвестный назначил встречу глубоким вечером в самом малоприятном месте обитания иных, там, где старый друг создал место, в котором приют могли получить все, кто остро в нем нуждался. Кармен эта идея понравилась, пусть она и видела в ней несколько довольно крупных изъянов, но надеялась, что Вадим далеко не дурак и оценил все риски.
Ладно, это сейчас не важно. Важно то, что встречи с целью обсудить погоду правительство и свежий бестселлер от широко известного автора, не назначаются с таким уровнем секретности и в таком месте - ни в Норвегии, откуда она перевелась поближе к брату, ни в Америке, - а потому следовало быть максимально осторожной. Даже не смотря на то, что загадочный автор записки, найденной сегодня после обеда на рабочем столе среди прочей корреспонденции, на удачу выбрал место, в котором она будет в куда большей безопасности, нежели он сам.
Хотя, это как посмотреть.
- Привет, - Кармен подошла к стойке, аккуратно облокачиваясь о столешницу и рассматривая мужчину перед собой, - Меня должны ждать... Скажешь, куда идти? И кто там вообще? - она говорила негромко, чтобы никто из стоящих вокруг не грел уши. Вадим нехотя оторвался от очередной книги, измусоленной и убитой в ноль, и тяжело, с упреком смотря на Кармен.
- Ты же знаешь правила. Не говорю, не сдаю, не спрашиваю имен, - он протягивает ей ключ от номера 205. Вадим знал, как зовут каждого его гостя, пускай и не спрашивал имен никогда. - И даже ради тебя не сделаю исключения. Но Порядок. Из высших чинов, так что готовься. Если это окажется интрижкой, то я вдвойне не хочу знать подробностей.
- И я тебя люблю. Принесла бы паэльи, но ты все равно не оценишь, - Кармен хмыкнула, забирая ключ, но совершенно точно не расстроилась: Вадим и так сказал достаточно, чтобы Хиггинс хотя бы примерно понимала, с кем будет иметь дело, да и чтобы эффект неожиданности больше не играл на руку тому, кто ждал ее в номере двести пять.
Около двери она оказывается за две минуты до назначенного времени, прикрывает глаза, чтобы прислушаться, но отвечает ей только тишина. Делать нечего, выбора нет, раз уж она уже здесь - остается только отпереть замок и ровно в восемь часов шагнуть внутрь, встречаясь лицом к лицу с тем, кто пригласил ее на эту встречу.
Она его знала - Вергилий Кроуфорд. Часто встречала в коридорах Двора, видела на общих собраниях и совещаниях. Ничего плохого сказать про этого человека Кармен не могла, но и про особые подвиги не слышала. Хорошо, это может быть интересно.
- Добрый вечер, - Кармен заперла дверь и прошла внутрь, оставляя сумочку и пальто на вешалке, - Не ожидала увидеть здесь кого-то, вроде вас, - она опустилась в кресло напротив Кроуфорда и внимательно на него посмотрела, но после отвела взгляд, при этом все еще оставаясь настороженной, - Город достаточно велик и выбор мест, в которые можно пригласить женщину, огромен. Какой же секрет заставил вас выбрать именно "Дуат", мистер Кроуфорд?

+1

4

Она все же не опаздывает — это наталкивает на хорошие мысли. Как пунктики в блокнотике, которые предвещают хорошую развязку. Верг зачеркивает этот пунктик. Наливает ей виски в стакан и отодвигает пепельницу на середину — там уже две сигареты, но в воздухе лишь легкий запах табака, который выветривался через приоткрытое окно — сам закуривает очередную. Нервничает, а как же по-другому. Волнуется, потому что это первый его заход. Второй, если брать в расчет Мэрид, но Вергилий предпочитал не брать ее в расчет. Она была слишком за и так легко согласилась с его идеей, что даже на секунду вселила в него уверенность, что так пройдет каждая встреча с тем, кого он захочет взять себе под крыло.

Кармен, правда, брать под крыло не хотелось. Хотелось поставить ее рядом для видимости равноправия и помощи. И, наверное, ради второго в большей степени.

— В городе, где велик выбор мест, очень много глаз и ушей, в отличие от Дуата, — Вергилий скупо улыбается, снова радуется тому, что какой-то хаосит придумал идеальный бизнес, и стряхивает пепел с кончика сигареты. — Здесь же мало что может помешать нашему разговору, который будет совсем не романтическим, мисс Хиггинс. Вы знаете, какая обстановка складывается у нас в данный момент. Порядок дает все больше и больше вольности хаоситам, которые не совсем в правильном направлении используют данную свободу. Я не хочу напоминать о череде убийств, которые так или иначе произошли по вине хаоситов не только в нашем городе, но и в России, Германии, Испании и Австралии. Это происходит повсеместно, потому что законы ослабляются, как и ослабляется контроль за слежкой исполнения нынешних законов.

Он не хотел давить. Хотел лишь намекнуть Кармен на то, о чем пойдет этот диалог. Хотел прощупать почву, чтобы после понимать — стоит ли связываться с этой женщиной. И дело было даже не в ее взглядах — а решимости, которую люди, да и иные любили демонстрировать только на словах. На большее не хватало сил.

Вергилий не считал себя политиком, оратором или бог знает кем. Этому учатся годами, если не десятилетиями, Вергилий же пытался освоить это все за пару недель. Об этом читают литературу и с самого детства выступают на всяких дебатах, где можно проявить и развить свое мастерство — единственные его дебаты с собственной секретаршей, которая одна из немного, смевших ему перечить. Туда идут стремясь получить какую-то материальную выгоду только для них — Вергилий же пер, окрыленный идеей. Хотелось ли ему власти? Возможно. Кто не хочет власти в этом мире, тот просто лжет не только окружающим, но и себе. И даже не господство над миром, которое казалось достаточно бредовой идеей, что существовала лишь в антиутопиях второго сорта, а именно власти. От самой высшей, где тебя коронуют и слепо кланяются в ноги, до самой приземленной, где твоя жизнь не похожа на водоворот из неожиданностей и резких поворотов.
Все хотели власти, но вот только говорить об этом не решались. Моветон и никак иначе. Личная выгода, а разве можно идти за человеком, которой этой самой личной выгодой и ослеплен.
Он следил за новостями, особенно, из жизни людей. Политики и их последователи, их противники и оппоненты — все они сходились в едином мнении, которое было не понятно лично ему «устраивать перемены ради власти — это плохо». Мерзко. Постыдно и противно. Ведь именно окрыленная идея придавала искренности и сил, а дальше? Дальше уже стоило разбираться по факту.

+1

5

Кармен едва наклоняет голову к плечу и рассматривает Кроуфорда под немного другим углом - и буквально, и фигурально выражаясь. С одной стороны, это несколько удивительно - слышать подобные слова от человека высшего порядка в плане обретенного положения в обществе, по меньшей мере, удивительно, настораживающе, странно и немного пугающе тем, что если у кого-то наверху рождаются такие мысли, то насколько все плохо и как много она не видит и не слышит даже с прямым доступом к правителям Двора. Как, все-таки, много проходит мимо, вокруг той, кого те, кто настроен к власти более или менее положительно, называют "рупором Двора" или "говорящей куклой Принца" те комментаторы новостных лент, которым кажется, что Кармен врет и не краснеет, отмазывает и покрывает. Да, врет. Да, не краснеет. Да, бывает, что и отмазывает и покрывает, но она умеет пользоваться ложью, недомолвками и обходными путями, потому что понимает, как может мыслить возбужденная масса людей: она видела слишком много, она принимала участие в таких вещах, которые навсегда врезаются в память и учат многому.
С другой стороны, это совершенно не удивляло: кому, как ни представителю высшего эшелона власти говорить о чем-то подобном, смотреть поверх голов и понимать, что среди живых разноцветных глаз все чаще мерцают поблекшие мертвые взгляды тех, кто умер внутри и снаружи. Именно те, кто плывет на верхней палубе, на самом носу корабля, свесив ноги с ростры, могут точно сказать, что происходит за бортом. Тот, кто сидит в гнезде на самой верхушке, видит только далеко вперед, забывая о том, что происходит прямо у него под ногами: ну потеряют одного-двух попутчиков, ну это не великая утрата, можно плыть дальше, ведь главное это исполнить глобальную миссию.
Но, Кармен все равно держится настороженно и прямо, смотрит Кроуфурду в глаза, как будто хочет пробраться в его голову и отыскать истинный мотив всего того, что здесь сейчас будет происходить. Она задает себе первый вопрос: кто ты такой, Вергилий Кроуфорд? И хочет получить ответ на него немедленно. Хотя бы самый маленький, хотя бы какой-то, которого будет достаточно на этом этапе.
- Продолжайте, - говорит она спокойно, ничем не выдавая собственных эмоций - благо, что работа научила ее подобным фокусам. На сознании ментальный щит - старое заклинание, которым поделился с ней Вилескас много лет назад, а потому Вергилию придется постараться, чтобы пробиться через него.
А она пока что будет думать: что это такое? Что именно сейчас происходит? Проверка на вшивость, собеседование главы отдела службы безопасности с высшими чинами Двора с целью выявить червоточину, гнилое место, с которого может вот-вот начаться разложение всего организма? Или же это самое настоящее зарождение той ячейки общества, которая больше не может и не хочет жить по старым правилам, пытается найти в них лазейку, сквозь которую можно будет пробиться в новый и светлый мир. Весь огромный мир, который начинается с одного-единственного человека, который протягивает тебе руку, принимает твое пальто и приглашает выслушать то, что он может тебе сказать, приоткрывает дверь туда, что сначала подхватит тебя, а потом либо отвернет, либо поглотит. Зависит от сценария.
Кроуфорд в равно степени выглядит и, как человек, который может выдавить гниль из работающей машины, и, как человек, который первым поднимет копье и побежит вперед, потянув за собой остальных.
Это все звучит красиво, вдохновляюще в какой-то мере, но у Кармен рождается еще один вопрос, который сможет расставить некоторые вещи по своим местам:
- Почему именно я?

+1

6

Вергилий прекрасно понимает, как он выглядит сейчас и здесь перед Кармен, пытаясь начать диалог и направить его в нужное русло.

Или не представляет.

Сложно смотреть на себя со стороны другого человека, которого ты знаешь лишь по делу, да и так, больше для того, чтобы держать себя в курсе его действий. А действия и слова Кармен всегда были важны для Двора. Что таить, но Вергилий, несмотря на некоторое пренебрежение, которое скользило в собственных мыслях о ней, не умалял тот вклад, который она внесла для сокрытия многих проблем Двора Порядка. Прекрасная лгунья, умело изворачивающая факты, как было нужно ей и Совету. Она определенно нужна была Вергилию, пускай он пока не понимал в какое русло направить ее умение. Но это приходило с опытом, а также с действиями, которые не должны были заставить себя ждать.

Вергилий не лез к ней в голову, точнее, пытался залезть словами, но не магией — это было глупо. Непредусмотрительно и определенно могло бы напугать ее или же совершенно отвернуть, учитывая, что Вергилий никогда не был силен в ментальной магии.

Но, скорее, дело было даже не в этом. Будь он профессионалом в этой области, то все равно не смел бы полезть ей в голову — это глупо. Его сторонники, те последователи, которые помогли бы ему в свержении нынешней не просто власти, нет, нынешнего строя, должны идти по собственной воли. Пускай с сомнениями, пускай со смятением, а может и в раздумьях о том, чтобы сбежать и предать, но по собственной воли, потому что иначе когда-нибудь, но пелена магии спала бы с их глаз, настроив их не просто против него, но и против той системы ценностей, которую он давно уже выстроил в своей голове, готовый преподнести им на блюдце.

— Почему вы? Хороший вопрос, — он не смотрит на Кармен, пока обдумывает ответ. Это действительно сложный вопрос, ответ на который может отпугнуть или же привлечь — он знает, что ему стоит быть осторожным. — Есть несколько причин, и ваши способности к ораторскому мастерству, а также манипулированию фактами входят в эти причины, но играют не самую первую роль. Мисс Хиггинс, вы прекрасно знаете, что, — Вергилий осушает бокал, аккуратно ставя его на столик перед собой и закидывает ногу на ногу, наконец-то обращая взор на Кармен. — Будучи главой Службы Безопасности при дворе, я знаю многое о всех сотрудниках. Их прошлое, настоящее. Это моя работа, так или иначе. И ваша ситуация с некоторыми представителями Хаоса, ммм, не прошла мимо меня. И, как я уже говорил, у стен есть уши, даже во Дворе Порядка. Я улавливаю настроения во Дворе и, конечно же, присматриваюсь к людям, в чьих мыслях я вижу отражение своих мыслей.

+1

7

Кармен внимательно смотрит на Вергилия и подавляет в себе желание рассмеяться, словно школьница-старшеклассница, к которой с неумелыми комплиментами подошел кто-то на год младше, желая рассказать ей о своих чувствах. Но она прекрасно понимала, что это довольно жестокий и отталкивающий ход, который может обидеть Кроуфорда, отвернуть его от нее и в итоге сделать их врагами. Хотя, она смогла бы извлечь пользу даже из такой ситуации: одна-единственная докладная записка Принцу с рассказом о том, что именно замышляет глава службы безопасности, и начнется разбирательство, которое может вскрыть всю правду, которая лишит Вергилия всего и, возможно, даже превратит в отступника, который либо погибнет с стычке с инквизицией, либо станет ее собственным кошмаром, пробудет им до тех пор, пока она сама не наберет достаточного количества сил, чтобы его уничтожить. Либо погибнуть под натиском последствий собственных же решений - такой исход она тоже допускает. В конце концов, работа у нее чем-то похожа на работу безопасников: просчитать все свои ходы наперед, приберечь парочку аргументов на потом, оставить козырь в рукаве, чтобы сбить кого-то со своей шеи, либо добить его окончательно.
- Мистер Кроуфорд, - говорит она, все-таки слабо улыбнувшись ему - без издевки, без намека на то, что она считает его именно тем неопытным школьником, который совершенно искренне рассказывает о своих чувствах, - Когда вы затеваете нечто крупное, что совершенно точно может не понравиться людям, обличенным властью и силой в большем, чем у вас, количестве, начинать вербовку сторонников с намеков о том, что вам известно темное прошлое этих сторонников, совершенно точно неприемлемо, - она немного расслабляется, потому то начинает понимать, что это совершенно точно не проверка руководящего состава на преданность и честность, нет: это слова человека, который увидел ситуацию со стороны, вгляделся в лица и пробует сделать первый шаг в этом направлении. И еще она думает о том, что хорошо, что начал он именно с нее. Кармен показала ладонью на кресло, предлагая Вергилию опуститься в него.
- И, тем более, ни в коем случае нельзя пользоваться риторикой главы службы безопасности, мистер Кроуфорд, - она чуть подается вперед, рассматривая его, переплетая пальцы рук и обхватывая ими острое колено, - Сейчас это все выглядело так, словно вы обвиняете меня в моих грехах, словно я на очной ставке и, с минуты на минуту, из ванной выйдет кто-то из действующих лиц упомянутой вами истории, - она говорила спокойно и вкрадчиво, как преподаватель, отвечающий на вопрос студента, как художественный руководитель того самого театра, в который пришел начинающий актер, - Я думаю, что вам не будет приятно и вы не будете настроены дружелюбно к собеседнику, если он - пока еще не сильно близкий вам человек - начнет с головой окунать вас в ваши же грехи и проблемы. Никто не любит, когда ему указывают на неприятные вещи в его прошлом, о которых он прекрасно знает сам, мистер Кроуфорд, - Кармен качает головой, - Вы можете знать сколько угодно грязи про меня, вы можете прочитать все мои секреты и вытащить все скелеты из моего шкафа, но вы никогда не должны напрямую зачитывать их мне, ни в коем случае. Подводить человека к нужному вам решению нужно постепенно и так, чтобы он ни в коем случае не заметил того, что вы держите его за руку, заставляя миновать те двери, которые отдалят его от вас. Использовать имеющуюся у вас информацию нужно так, чтобы ваш собеседник никогда в жизни не понял, что речь идет о нем. Да, здесь можно сыграть, можно немного слукавить, но не завираться и не надевать на себя маску того, с кем вы ведете диалог, - тонкое искусство манипуляции, учиться которому можно всю жизнь, ибо все люди разные и одинаковый подход к каждому нужного результата не даст.
- Вы можете сказать: "Вот, например, мне Хаос никогда не внушал доверия. На мой взгляд члены этого Двора слишком резки в своих желаниях и порой могут зайти так далеко, что пострадают невинные". И тогда я припомню ситуацию, в которой оказалась, тогда я могу подумать, что и вам когда-то сделали больно и, что ваши намерения связаны с чем-то, что очень похоже на мои причины не желать иметь что-то общее с некоторыми представителями другого Двора. Понимаете, мистер Кроуфорд? - Кармен чуть наклонила голову к плечу и отвела взгляд на секунду, но потом снова внимательно посмотрела на него, - Попробуйте еще раз. Но теперь так, чтобы мне захотелось встать на вашу сторону или хотя бы заинтересоваться вашим предложением.

Отредактировано Carmen Higgins (2019-02-26 09:12:20)

+1

8

Вергилий лишь улыбается, когда Кармен начинает говорить. Скомканно так улыбается, прекрасно зная и сам, что допустил ошибку в попытках донести свою мысль. Но без ошибок нельзя, особенно, когда ты только начинаешь, а твоя база — это провалы и смерти тех попыток революции, что были задолго до. Учиться на ходу, ибо в школах этому не учат, а в кабинетах СБ при Порядке сложно развить ораторское искусство. Они подчиняются приказам беспрекословно в большей степени, с остальными разбираются по закону. Здесь же этого не могло быть, здесь в отеле Дуат, который скрывал все тайны и секреты иных и хранил их так, словно от этого зависела сама судьба мира, нельзя было наказать за неподчинение.

Вергилий кивает, принимая приглашение Кармен и садится на свободное кресло. Поправляет воротник рубашки, словно стараясь ослабить хватку, что сомкнулась на горле. Забавно. Он редко, когда чувствовал себя не в своей тарелке, но сейчас, сидя перед этой женщиной и слушая ее, словно провинившийся младшеклассник, Вергилию хотелось прекратить этот разговор и уйти. Умом то он понимал — она права, а он лишь попытался, но не смог. Зашел не с того края, выбрал не тот подход, допустив осечку. Но гордость все равно была уязвлена. Было сложно смириться и признать, а от этого еще радостей, что выбор пал на нее, а не на кого-то другого.

Он улыбается. Вежливо и официально, покручивая игральную кость, что достал из кармана джинсов. Успокаивает лишь от части, но больше дает сосредоточиться и подобрать слова, чтобы правильно донести свою мотивацию. Он понимает, что Кармен права сейчас во всем и анализирует каждое ее предложение. Учится. Запоминает. Впитывает. Как примерный ученик, который не хотел провала на экзамене. Правда, провал для него (них?) в будущем мог оказаться намного фатальнее, чем печать отступника.

Голову с плеч — революционеры заканчивают либо так, либо придя к власти. Есть еще третий путь — покой в безызвестности, но об этом Вергилий старался не думать.

— Вы несомненно правы, мисс Хиггинс, — Вергилий выдерживает небольшую паузу, но уже не смотрит на нее так пристально, словно хочет прочесть каждую мысль, мелькнувшую в голове. Блуждает взглядом по комнате, которая мало чем отличалась от обычных номеров в этом отеле. Вадим предпочитал аскетичность, обустраивая лишь особые комнаты изысканным интерьером. — Вы умны и знаете правильный подход. А еще наблюдаете и видите, что не все могут или хотят делать. Сложно не заметить, как хаоситы все больше и больше распространяют свою волю на Двор Порядка, особенно, когда ты находишься в самом его эпицентре. И в этом заключается главная проблема — в итоге они переступят порог. Да и сейчас. — Вергилий взмахивает рукой, будто пытаясь показать: оглядитесь вокруг, разуйте глаза и вы увидите истину. — Все не так правильно. Кровная месть людям от хаоситов с их лицензиями, неофиты вампиры и инквизиторы хаоса, что прикрывают их создателей. Лицензии на убийство. Мы ведем себя так, словно господствуем над людьми, совсем забывая, что ничуть не лучше и не хуже их. Страдают невинные люди, которые чаще всего совсем не причем. Обращения происходят повсеместно, а лицензии используются для мести и не только. И это у нас — в центре страны первого мира в двадцать первом веке. И эти традиции, которые сохраняются из века в век — по своему варварские и давно изжившие себя — устраивают не многих, но многие не могут и не хотят идти наперекор нынешней системе правления, ценностей и мировоззрения.

Вергилий передергивает плечами, будто ему некомфортно. Почти. Неприятно осознавать, что переступив порог на пути к двадцать первому веку, они так и остались в ничтожном средневековье, когда все это считалось нормой.

— И вот ответ на вопрос: почему вы. Вы знаете, как правильно донести до людей слова. Заставить и позволить им услышать, к сожалению, — Вергилий усмехается, невысоко подбрасывая кубик и смотря как он приземляется на ладонь. — Я не настолько хорош в ораторском искусстве, как хотелось бы мне. Знаете, кабинеты и подчиненные — там сложно практиковаться, когда есть четкий регламент и свод правил. Я не хочу подчинить или заставить идти за собой, я хочу вдохновить тех, кто способен услышать, на перемены. И как я уже говорил — вы умны и сами можете увидеть происходящее без прикрас. Выбор только за вами.

Вергилий улыбается снова. Официально и сдержанно. Понимает, что если что-то пойдет не так — придется исправлять. Стирать воспоминания, заставить замолчать, но так не хочется этого делать, ибо ему кажется, что Кармен — это то, что так не хватало для удачного старта.

+1

9

Кармен за всю свою жизнь видела много слабых и невиновных - как иных, так и смертных, она прошла не через одну войну, не через одно побоище, она сама мерила на себя шкуру слабой и беззащитной женщины, которой хватило духу на отчаянный поступок ради свержения монстра, вздумавшего покорить целый мир, пусть на деле она и оказалась не такой уж и слабой. Хозяин этого отеля знает об этом достаточно и может много рассказать о том, что случилось много лет назад.
Слабые всегда страдают. Слабые не могут поднять руку не только для защиты, слабые не могут сказать и слова против тех, кто нападает на них, нанося удары словом или поступком, слабым только и остается, что молчаливо наблюдать за тем, как их мир пытаются разрушить. Слабым не хватает сил, чтобы объединиться и восстать против сильного меньшинства, восстать и победить. Но все это ровно до тех пор, пока не появится кто-то навроде, например, того же Вергилия Кроуфорда, который скажет им: "У вас в руках есть сила. У вас в ногах есть сила. Вы можете подняться и свергнуть всех остальных, всех тех, кто причинял вам боль, вы могли сделать это всегда". Потому что это все глупости: глупо думать, что однажды слабые сами по себе просто возьмут и поднимут на вилы своих обидчиков, глупо думать, что они найдут в себе что-то, что придаст им уверенности в себе. Всегда есть тот, кто мягко подталкивает их вперед, кто расчищает дорогу от тех препятствий, которые слабые не преодолеют никогда, оставляя лишь нечто чисто символическое, что позволит слабым рассказать о непримиримой борьбе и пролитой крови с гордостью за себя и соратников. Конечно, всегда находятся исключения, которых потом назовут героями, но и там Кармен есть что сказать, есть как объяснить все так, чтобы превратить героя в обычного человека, только человека другого ранга.
Он всегда был сильным.
Просто не знал об этом.
Всегда есть, был и будет лидер, кто-то, кто всегда подтолкнет слабую массу к бою, к восстанию, к уничтожению тех, кого общество больше не хочет видеть над собой. Этим самым лидером и хотел стать Кроуфорд, и он хотел потянуть за собой Кармен, чтобы она взяла его мысли и создала из них правильные слова, которые пробудят всех слабых ото сна, позовут на бой против той системы, которая уже стоит у многих поперек горла.
- Хватит жить в неволе... - говорит Кармен негромко, посмотрев куда-то в окно, на постепенно скрывающийся в темноте город, слабо усмехается собственным мыслям: глупый позывной, призванный отличить в стане врагов одного-единственного друга, теперь, кажется, становится чем-то вроде ее собственного девиза, которым в пору размахивать над головами всех страждущих свободы и справедливости.
- Да, во многом вы правы, мистер Кроуфорд, - Кармен возвращает свое внимание мужчине, - Людям нужно протянуть руку, помочь выбраться из того средневековья, в которое погрузилось наше общество. Но эта рука должна быть достаточно сильной, чтобы выдержать любой вес, который потянется за первым, кто за нее схватится: отпустите одного, упадут все, - Кармен чуть качнула головой, - Я могу дать вам то, чего вы от меня просите. Более того, я могу встать за вашим плечом, либо рядом с вами, чтобы в нужный момент обхватить вас за талию, дабы мы с вами могли продолжить тянуть до тех пор, пока будут оставаться силы. Но, в конечном итоге, все будет так или иначе упираться исключительно в вас: подле трона множество мест - дальше или ближе от него устроиться сможет практически любой из тех, кто пойдет за королем или кого король призовет сам, но сидеть на нем сможет только один. Вы справитесь с этой задачей? - вопрос не то, чтобы требующий прямого немедленного ответа, вовсе нет. Рано называться силачом, пока не поднял самую тяжелую или хотя бы какую-нибудь штангу, правильно?
Кармен внимательно смотрит на Вергилия и поднимает руку.
- Можете пока что не отвечать на этот вопрос. Для этого рано, пусть перед остальными и придется кивать головой, - Кармен едва улыбается, - Скажите мне другое. Какие планы у вас на моего брата? И вот здесь вам лучше не пытаться слукавить, - она применит Взор и даже не задумается. Ей нечего скрывать. Пока что.

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » театр начинается с вешалки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC