PORTLAND, USA
гостевая х сюжет х faq х внешности х СМЕРТЬ КРЕСТ ЧЕРЕП ГРОБ

ноябрь 2018 года
Что-то не так, верно? Осознание ускользает вместе с обрывками неприятного сна: колотящееся сердце приходит в норму, страх смывает прохладная вода — обычные кошмары, было бы на что обращать внимание. В следующий раз просто открой окно и не смотри на ночь фильмы с рейтингом R. И не слушай эти дурацкие истории о тех, кто не смог очнуться.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » игровой архив » пирожок с ничем


пирожок с ничем

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.ibb.co/bXKK6x0/Capture.png https://i.ibb.co/jbwGmwm/anime-gif-anime-food-Favim-com-4382539-1.gif https://i.ibb.co/yVqFtX4/qXLkq.png
диплодок & трицераптос;
Ночь со 2 на 3 ноября 2018, улицы Портленда;
Да что вы знаете о дамах в беде? Оливер тоже думал, что все, пока кто-то не попытался сожрать Кармен.

+1

2

Такой себе денек, стоит признать: сначала это была практически бессонная ночь, потом тот утренний инцидент в кофейне, который каким-то непостижимым образом удалось разрешить довольно благоприятно...относительно благоприятно, потом точно такой же тяжелый рабочий день, и вот Кармен, решившая не тратить драгоценный вечер пятницы на прозябание в офисе, собралась и благополучно Двор Порядка покинула, прикидывая в голове, на что такое можно потратить выходные. Потом мысли плавно перешли в небольшую инвентаризацию на тему домашних дел, готовки, уборки, стирки - в общем, Кармен в какой-то момент превратилась из мага и заместителя главы отдела по связям с общественностью с трехвековым багажом личной истории в простую женщину, которая хочет спать, кушать и покрасить отросшие корни... К слову, нужно записаться к парикмахеру. Она бы могла сделать это все каким-нибудь заклинанием или попросить наконец-то у одной из девочек в отделе рецепт того зелья, с помощью которого она красит волосы одним махом - и ведь никакой химии, все только самое натуральное.
Проверив телефон на наличие звонков и сообщений о том, что необходимо срочно вернуться и "Кармен, к нам прорвались сидхе, сломали Портленд и взломали аккаунт Эдгара в Steam, нужно подготовить официальное обращение прямо сейчас", Кармен убедилась, что от нее и правда отстали хотя бы на один вечер (что совершенно точно не точно), и настроение стало немного получше, хотя в голову закрадывалась мысль о том, что Вилескас просто хочет дать ей перевести дух и взять весь удар на себя. Вот этого Кармен не хотела и, не то, чтобы на не верила в брата: справлялся же он каким-то образом до того, как Кармен к нему перевелась, хотя те первые трое суток без сна, когда Кармен просто систематизировала накопленную документацию, она не забудет никогда. Что-то внутри подстрекало набрать номер Рут, спросить, ушел ли Вилескас с работы и что там в отделе вообще происходит, но тревожить девушку она не решилась: ребенок тоже устает, тоже хочет иногда отдыхать. Если что - у нее есть указание звонить в любом момент.
Выдохнув Кармен осмотрелась и перешла дорогу к супермаркету, на ходу перебирая в голове список продуктов и сверяя его с тем, что было в холодильнике и с тем, что она хотела приготовить на целую неделю. Список получался внушительный - придется вызывать такси до дома.
- Эй, малышка, - раздалось из темного угла как раз в тот момент, когда она собиралась переступить порог магазина. Кармен не отреагировала на подобное обращение, только придала себе максимально уверенный вид, но отставать от нее не собирались: перед носом возник неприятного вида мужчина, выхватывающий у нее сумку и убегающий куда-то за угол супермаркета.
- Ах ты мразь, - Кармен зарычала и поспешила следом, благо, что невысокий каблук на сапогах позволял ускориться, да и физическую подготовку она не забрасывала, ибо инквизиторы бывшими не бывают, - Лежать, - крикнула она и грабитель, как по команде, распластался по земле, словно его придавило что-то тяжелое, а Кармен настигла засранца уже пешком, забирая у него свою сумку, - Мог просто попросить десятку на пиво, я не жадная, - она качнула головой и выпрямилась, оборачиваясь, - Черт...
Вокруг нее собрался, по меньшей мере, десяток человек не самой благополучной наружности. Они отрезали ей путь ко входу в магазин и постепенно наступали на женщину.
Трудно сказать, что она очень испугалась, но все равно стало неприятно. И даже немного обидно - где она так накосячила, что дожить эту неделю спокойно ей не дают? Вроде, кармические долги давно отдала, но кажется, ее догоняет сдача. Супер.
- Ребята, я вам настоятельно не рекомендую меня трогать, - максимально строго и убедительно произнесла Кармен, - У меня вся неделя была отвратительная, и с вами я сюсюкаться не буду.

Отредактировано Carmen Higgins (2018-12-24 16:05:52)

+1

3

[indent]  Обычно Оливер не страдает подозрениями в сторону самых обыкновенных дней, когда не происходит ничего особенного – ну, за две сотни лет таких наберется достаточно, чтобы им только радоваться и стараться не спугнуть эту атмосферу затишья.  [indent] Сегодняшний обещает быть таким же, что воспринимается инкубом как самое настоящие милосердие мироздания – сутками раннее у него совершился не самый простой разговор с одной из очень близких у него иной. Хейз только рад был хоть как-то помочь Дине, но будет глупо отрицать факт эмоциональной мясорубки, к которой он, в целом, относится весьма спокойно. Выкинуть разговор из головы не получается, а он и не старается – рассуждать о произошедшем в своем голове единственное, что ему остается.
[indent] Впрочем, хорошая тренировка способна ненадолго вытрясти все содержимое черепной коробки – и даже не в прямом смысле – легкая усталость приятно отдается по всему телу, и, стоя в круглосуточном магазине перед холодильником с мороженым, Оливер с внутренним моральным удовлетворением в очередной раз осознает, что с выбором все-таки не ошибся. Инквизиция изменила его в лучшую, по его мнению, сторону, выдернув с корнем то, что мешало изначально, и подкормив то, что, наоборот, оказалось в нем полезным для этой работы. Дело даже не в возможности набить кому-нибудь морду. Он не получает от этого никакого извращенного удовольствия, ну, если речь, конечно, не о вампирах.
[indent] Хейз ни разу не расист, вы не подумайте, просто с вампирами как-то совсем не складывается лично у него.
[indent] С магами тоже.
[indent] Да, и с некоторыми перевертышами…
[indent] Перечислять в голове взбесивших его инкубов Оливер уже попросту отказывается, встряхивая головой и неся на кассу несколько брикетов. Вергилий опять будет возмущаться отсутствию нормальной еды в рационе Хейза, на что тот в своей манере намекнет, что является его настоящей пищей. Обычно где-то на этом моменте маг благополучно замолкал.
[indent] Этот день был слишком хорош, чтобы следующий не начался сразу с какой-то задницы. Оливер, приближаясь к выходу из магазина, становится невольным свидетелем наглого грабежа, мимо которого он бы, скорее всего, прошел мимо. Питер Паркер говорит, конечно, правильные вещи, но перспектива получить печать отступника за то, что по неосторожности прихлопнул грабителя или раскрыл существование иных, создав тем самым работу для менталистов, как-то не вдохновляет.
[indent] Однако женщину перед собой Хейз узнает сразу, а вот тут уже включается банальная солидарность – и вот Оливер уже стоит в нескольких метрах от группы вампиров (нет, ну, он же говорил!), окруживших Хиггинс.
[indent] Нет, ну, это насколько надо было оголодать, чтобы нападать на ведьму – пусть и группой – да и еще забив на прущую от неё силу.
[indent] Что же, все было куда проще. Оливер просто бесился почти со всех дебилов вокруг себя.
[indent] – Эй, я смотрю, отступники совсем страх потеряли?
[indent] Нуаду в собранном виде сжимается в руке, но инкуб уж заботится о том, чтобы вампирам было видно, что мужчина держит и чем им это может грозить.

+1

4

Голод способен творить довольно жуткие вещи. Если его не утолять, то ты теряешь контроль над собой, ты не можешь нормально мыслить и уже не понимаешь, что творишь с собой и со всеми окружающими. Тобой движет только одна цель - утолить жажду, насытиться и обрести наконец-то покой, а если ты еще и отступник, то тебе становится плевать вообще на все: на статус жертвы, на возможную опасность быть убитым, на все, что может стать плачевными последствиями после подобной кормежки.
Кармен видела этот голод в их глазах, чувствовала опасность, исходящую от каждого, кто сейчас наступал на нее и скалился, мерзко смеялся над ее предупреждением.
- Да ладно тебе, красавица, - один из вампиров неприятно осклабился, демонстрируя клыки, выходя немного вперед, чтобы первым вкусить прекрасной женской плоти, от которой резко фонило магией, ибо в случае удачной охоты он не только утолит в себе голод, успокаивая внутреннего демона, но еще и значительно прибавит в силе, что добавит очков выживания.
- Просто отдай нам то, что нам нужно, и мы обещаем, что ты не будешь мучиться, - говорит он и отвлекается. Все вампиры оборачиваются, замечая появившегося мальчишку, сжимающего эфес меча, который ни один иной не способен спутать ни с чем другим - эфес Нуаду, а это могло означать только то, что перед ними тот, кто точно не будет вести милые беседы, что нанесет смертельный удар, практически не боясь, что ему за это что-то будет.
Парень был ей знаком, она совершенно точно видела его среди инквизиторов группы "Алеф", когда несколько лет назад поддалась ностальгии и пришла на одну из тренировок подразделения Двора, да и потом по работе часто с ними сталкивалась. Кажется, его звали Оливер Хайз, если ей не изменяет память, но самое главное, что он очень вовремя оказался поблизости: в себе Кармен пусть и была уверена, но никогда не знаешь, в какой момент зазеваешься и пропустишь подлый удар в спину.
Только вот вампиров присутствие инквизитора ни капли не смутило, наоборот - они оказались весьма довольны тем фактом, что теперь добычи стало больше, что глоток силы достанется всем, а не только предводителю.
- Если ты думаешь, что способен напугать нас своей зубочисткой, щенок, то ты глубоко ошибаешься, - рявкнул тот, который стоял за плечом предводителя. Сдаваться они не собирались и, наверняка, хранили по-настоящему большую обиду на тех, кто выгнал их из Двора за какой-то проступок, в котором виноватыми они себя, конечно же, не считали.
Вампиры разделились - шестеро двинулись на Оливера, а четверо решили заняться, по их мнению, менее опасной и более легкой целью, наступая на Кармен, довольно умно рассыпаясь по разным сторонам, чтобы ни один ее удар не достиг сразу всех целей.
Первый бросок, от которой Кармен удается уклониться, отправляя в вампира горящий шар, поджигая его одежду и совершенно точно доставляя ему некоторый дискомфорт. Жалко, что превратить какое-нибудь подручное средство в серебро и насадить вампира на него, чтобы было не повадно, это вопрос не секундного заклинания.
От второй атаки женщина уходит уже немного с трудом, едва не попадая под удар со спины, а вот третья атака валит ее на лопатки. Вампир сочно скалится и бросается к ней, чтобы урвать себе смачный кусочек ее плоти, только вот что-то его останавливает... Яркая вспышка в тусклом свете ночных фонарей, всполох и слабый хрип. Кармен пачкается в крови вампира и скидывает вампира с себя, вытаскивая из его горла сжимаемый в ладони меч, отряхивая с него кровь.
- Я же предупреждала, что не буду с вами сюсюкаться, - рыкнула Кармен, ловя взгляд Оливера.

+1

5

[indent] Если бы они встретились лет так семьдесят назад, Оливер бы, конечно, до глубины души возмущался оскорблением в сторону Нуаду. Сейчас ему хочется ответить что-нибудь в духе «ебать ты долбаеб, братишка, земля тебе пухом», но вместо этого лишь откладывает пакет с мороженым под ноги и пинает его в сторону, чтобы все купленное добро не попало под горячую руку.
[indent]Что же, он дерется не в одиночку, а с заместителем главы связи с общественностью плечом к плечу. Вряд ли будут проблемы.
[indent]Хейз давно переступил стадию жалости к подобным иным, как стоящие перед ним вампиры (он даже не уверен, что у него вообще эта стадия была). Можно было бы просканировать их эмпатией, но Оливер и сам знает, что такое Голод. Не тот, который можно заесть едой, а тот, который ломит тело, заставляет изнывать от постоянного желания впитать в себя чужую энергию, такую живую и аппетитную, что остановиться попросту невозможно. Если кто-то пытается этому чувству сопротивляться в начале своего пути, то Хейз даже не начинал – оставлял за собой остывающие трупы, пользуясь разрухой в Ирландии, когда никому не было дело до происходящего там (особенно уж Дворам Лондона), позже уже питался осторожнее, в меньшей мере навлекая на себя беду в виде таких вот борцунов за человеческие души, каким стал он сам.
[indent]Жить стало проще, когда оказалось достаточно одного прикосновения. Настолько, что Оливер едва и таким способом не угрохал какую-то лондонскую певичку. Когда Голод постепенно утрачивает над тобой власть, ты все-таки чувствуешь настоящий привкус свободы.
[indent]Хейз понимает, что, возможно, испытывают эти вампиры, но сочувствия это не вызывает.
[indent]Как минимум, из-за «зубочистки».
[indent]– Ох, вчетвером остались на даму? Вы, конечно, те еще джентльмены, – замечает инкуб, переводя взгляд на того, кто вякнул про зубочистку, и широко усмехается.
[indent]Быстрый взмах руки, и вот эфес Нуаду совершает дугу в воздухе, с глухим стуком приземляясь прямо в лицо вампира – нечего шутить про то, что одним прикосновением можно вызвать ряд неприятных ощущений – и Оливер опускается на корточки, призывая оружие назад в руку до того, как оно упало на землю.
[indent]Выехавшее лезвие меча прорезает плоть самого прыткого снизу, тут же прячется в эфес и оказывается уже в колене третьего. Поднявшись в полный рост и уклонившись от удара, Хейз отступает на пару шагов назад, быстро обводя взглядом оставшихся троих (ладно, четверых, нос от столкновения с Нуаду у вампира, увы, не отвалился).
[indent]Конечно, они могут действовать слажено и вполне успешно скрутить вчетвером инквизитора из алеф.
[indent]Могут, если не хотят этого самого алеф сейчас прямо тут выебать.
[indent](Никто не говорил о честных методах, тем более четверо на одного!)
[indent]Разобщенность действий помогает Оливеру ранить двоих вампиров одним махом – как раз вовремя, чтобы увидеть упавшую Хиггинс на землю. Чертыхнувшись и понимая, что рискует вполне себе не успеть, мужчина все-таки оставляет противников за своей спиной (но пленительность убирает, от греха подальше).
[indent]Правда, никто не предупредил, что Кармен помощь как бы не сильно требуется.
[indent]То, что женщина раньше состояла в инквизиции, он, конечно, знал.
[indent]То, что у неё при себе меч вполне похожий на Нуаду, конечно, нет.
[indent]– Агуэро с таким же ходит? – Он подает руку Кармен, быстро поднимая её на ноги, становится рядом, оценивая ситуацию. Выдыхая, Хейз уже мысленно перекрещивается, когда предвкушает многозначительный взгляд Вергилия и нотацию о том, что за мороженым можно поспокойнее ходить.
[indent]Лезвие меча входит в плечо нападающего, как по маслу. Также плавно второй, воспользовавшись заминкой инкуба, хватает того за волосы и жгучая боль в шее прошибает до мозга костей.
[indent]Ебучие клыки.
[indent]Хейз даже не пытается оторвать кровососа от себя – подставляет Нуаду прямо к лицу и выпускает лезвие, чувствуя, как кровь заливает плечо, а боль быстро уходит вместе с затягивающей укус регенерацией.

+1

6

- Скорее, он приложил руку к этому мечу, - за что огреб таких феерических пиздюлей по своему затылку, когда практически вполз в ее кабинет и в полуторжественной обстановке - если вымотанного и как-то опасно побледневшего Вилескаса можно назвать человеком с торжественным лицом - вручил ей оружие, поздравляя с очередным днем рождения, которое совершенно не отразилось на ее морщинах в целости, и внешнем виде в частности. Причинами морщин на Кармен можно было назвать всего двоих людей: Эдгара и самого Вилескаса. Нет, троих. Еще Вергилий - там тоже проблем было не то, чтобы мало, но стресса от этого женщина испытывала примерно столько же, как от двух своих начальников вместе взятых. А вообще, всех троих она искренне любила. Особенно, когда надиралась в компании Вадима в "Дуате" и чесала за ушком либо Анаис, либо Стаса, уютно свернувшегося у нее на коленках и подставляющего белый мех под тонкие женские пальцы. Животных Кармен любила едва ли не больше, чем Вилескас. Кажется, это еще одна черта фамилий Агуэро и Риверо, передавшаяся им от далеких предков наравне со склонностью к необдуманным и рискованным поступкам, а так же склонностью к чрезмерному вливанию горючих жидкостей в свой организм. Тот прыжок со скалы ей до сих пор припоминают.
Но сейчас вот вообще не обо всем этом - сейчас у них есть десять весомых проблем, одна из которых всадила острые клыки в шею Оливера, но следом словила лезвие Нуаду аккурат промеж глаз. От удара вампир отшатнулся в сторону, но рядом втcретил только Кармен, занесшую меч и наносящую меткий свистящий удар, перерубающий бессмертную плоть вместе с костями, сосудами и мышцами. Очень сильно удивленная голова откатилась в сторону, а тело осело на землю рядом с Кармен, снова держащую меч на изготовке. Осталось девять весомых проблем, которые вдвоем они уж точно решат.
- Ах ты, мразь, - зарычал один из вампиров и рванулся вперед, но Кармен пробила его грудную клетку клинком, отскакивая в сторону Оливера и вытягивая руку, чтобы вернуть меч в руку.
Конечно, они легко могли бы выкосить их по одному, но это сработало бы наверняка только в том случае, если бы соотношение сил было более-менее равным - тогда их не так просто было бы словить на эффекте неожиданной атаки, напасть со спины вдвоем, пока третий и четвертый отвлекает Оливера и Кармен. Значит, это число нужно сравнять, а потому Кармен прячет меч и бросает взгляд на Оливера, отходя спиной к стене и отсекая таким образом одно из направлений атаки.
- Прикрой меня, - бросила ведьма и свела ладони вместе, отключаясь от идущей вокруг нее схватки и сосредотачиваясь на собственных силах, собирая силу из земли под ногами и наполняя себя дополнительной энергией: на ладонях женщины собрался светящийся белым золотом шар солнечного света. Атаковавшие в этот момент Оливера вампиры это заметили: кто-то немного попятился назад, а кто-то наоборот решил проявить героизм и рванул к ней, пока Кармен не атаковала первой.
Женщина развела ладони в стороны, оставляя по солнечному обжигающему кожу сгустку в каждой ладони. Один из вампиров оказался прямо перед ее носом, скаля клыки и метя укусом в шею или плечо, чтобы выбить заклинание из ее руки куда-нибудь в другую сторону.
- Подохни, уже, - процедила сквозь зубы Кармен и отправила первую сферу в грудь вампира, подпаливая его и вызывая самый настоящий вопль боли, - Оливер! - крикнула Кармен, давая тому знак, чтобы добил одного, - Второй на три часа! - кричит следом и отправляет вторую сферу в вампира справа от инквизитора.
Минус еще два вампира. Кармен снова обнажает клинок и заряжает вторую руку уже огненным шаром, отправляя его в очередного вампира и следом взмахивая оружием, чтобы для начала отсечь ему руки, а потом нанести удар в горло.

+1

7

[indent] Минус одна проблема в виде чужих зубов в его шее – плюс еще одна причина ворчать в сторону вампиров. Встряхнув Нуаду, Оливер обещает всерьез задуматься, какого хера любит вляпываться в подобного рода истории, и возможно даже согласиться с Вергилием, что его наблюдения по поводу везения инкуба оказались правдой. На счет последнего Хейз, конечно, трижды подумает, но это все потом – сейчас нужно довериться ведьме и начать её прикрывать. Вставая впереди неё, инкуб перехватывает меч обеими руками и становится в необходимую стойку, позволяющую свободно балансировать во время отбивания и нанесения ответных ударов.
[indent] Но, на словах ты Лев Толстой, а на деле…
[indent] Хейз отклоняется от удара, вынужденно отходя в сторону, и замечает боковым зрением яркое свечение со стороны женщины. Вампиры, кажется, нагрянувшему светопредставлению не очень-то и рады.
[indent] «Очень шумно».
[indent] Оливер лишь надеется, что они успеют разобраться со всем быстрее, чем сюда нагрянут все зеваки этого района, но увести драку отсюда не представляется возможным.
[indent] Тогда надо двигаться быстрее.
[indent] Хейз благодарно взмахивает рукой ведьме, перехватывает вампира за шею рукой и поглощает значительную порцию его энергии, моментально затягивающую даже намек на шрамы на его шее, после чего пронзает голову лезвием снизу. Отработанные десятками лет рефлексы позволяют уйти от удара, наносимого сзади, после чего Оливер пронзает атакующего в районе грудной клетки.
[indent] Кажется, это та самая зубочистка – живучий, что уж.
[indent] Инкуб со злостью бьет упавшего вампира ногой по лицу, после чего осматривается по сторонам и оценивает сложившееся положение сил.
[indent] Озвучивать свой вопрос даже не пришлось: вампиры начали переглядываться между собой, понимая, что вариантов осталось немного, кроме как атаковать или уйти отсюда подальше (лично Хейз никого преследовать не собирался).
Им повезло, что это были далеко не высокоуровневые вампиры, и Оливер молит небеса, чтобы это оказались отступники – но умом-то понимает, что мало, какой идиот продолжит драку с инквизитором Порядка, будучи выходцем одного из дворов.
Когда несостоявшиеся противники начинают отступать, инкуб отходит на несколько шагов от упавшего кровососа, тем самым позволяя ему последовать следом за остальными. Нет смысла устраивать резню чисто из желания помериться своими мужскими детородными органами, они и без этого оставили достаточно следов – теперь нужно вызывать чистильщиков, но сначала…
[indent] – Ну, главное, что это не инквизиторы одного из дворов. Кажется, тут нужно прибраться, а нашим открывать охоту на оставшихся.
[indent] «Чтобы официально и уже с адекватным соотношением сил».
[indent] Не то, что он обесценивает силы Хиггинс, но их было всего двое. Не звать же кассира супермаркета биться с ними бок о бок.
[indent] «Супермаркет!»
[indent] Оливер находит взглядом помятый пакет с таким же раздавленным мороженым и не сдерживает кислое выражение лица в осознании, что придется идти в магазин заново.

+1

8

Вампиры решают, что если их здесь не положат, то хотя бы закидают камнями, фаерболами и затыкают до полусмерти тем, что они опрометчиво назвали зубочистками - как говорится одном старом фильме, южному централу грозить не стоит, иначе расплачиваться потом будете долго, упорно и собственным здоровьем. А у отступников и так жизнь тяжелая, а еще им есть что терять вопреки расхожему по двум дворам мнению о том, что этим-то ребятам как раз терять нечего, жертвовать нечем - либо смерть, либо полная победа.
Чушь. Кармен, конечно, придерживалась официальной нейтральной версии Двора, чтобы никто не мог ухватить Эдгара за жопу в случае чего [хотя, кому надо, тот ухватится], но внутри себя она хотела, чтобы у них было немного больше прав на реабилитацию, чем сейчас: не все отступники стали такими от плохого характера, мерзотного поведения, некоторые просто попали под горячу руку. К слову, Стаса из "Дуата" Кармен совсем не оправдывала, но смотря на него думала, что он давно поплатился за то, что сделал много лет назад. Возможно, теплые чувства Вилескаса к нему просто передались ей.
Ладно, не важно.
Вампиры переглянулись между собой, осмотрели на Оливера, что не выглядел дружелюбно и только-только начал разогреваться, а потом на Кармен, что уже разогрелась и теперь гоняла небольшую молнию между пальцев одной руки и отсвечивала клинком, зажатым в другой руке.
- Проваливайте отсюда, - вышло как-то немного с тем оттенком придыхания, с которым говорит учитель, смотря на свой класс, умоляющий отпустить их с последнего урока, на котором вы должны были проходить важную тему и четыре новые теоремы, которые обязательно будут на экзамене в конце года. Но вы слишком любите этих идиотов, чтобы добивать их очередным фаерболом.
Вампиры удаляются, Кармен провожает всю шайку долгим взглядом и достает из кармана платок, чтобы вытереть лезвие меча и спрятать его в портупею под пиджаком. Признаться честно, она вообще не удивится, если в ближайшее время случится еще что-нибудь: Вергилий перейдет в активное наступление, начнется кровавый дождь и повторится Варфоломеевская ночь, где не католики будут резать гугенотов, а хаоситы законников или наоборот. Главное, не забыть нанести кровью молодого барашка крест на дверь, чтобы очередная чума обошла твой дом и не тронула твоего первенца. Не то, чтобы Кармен к таким вещам привыкла - да и она сама довольно часто лезла в драку, если не ввязывалась в войну по собственному желанию - но иногда, знаете ли, хотелось пару выходных, когда она не пойдет в "Дуат", чтобы рассказывать Вадиму, как ей все надоело, напиваться и утром приводить себя в порядок и выдавать бурную ночь только не сменившимся со вчера костюмом и собранными волосами, потому что не помыла голову. Она хочет такой выходной, чтобы лежать вниз головой, подметая полы волосами, кушать чипсы и разговаривать о чем-нибудь с Рут, которую пустила к себе с ночевкой, чтобы было еще веселее.
Ладно, она хотя бы от вечера в тишине и приятной компании не откажется.
- Звони чистильщикам, - поймав взглядом кислую мину Оливера и отследив причину его недовольства, Кармен решила, что парня стоит поблагодарить, - А я сейчас, - она аккуратно сжимает его плечо и улыбается, заглядывает в помятый пакет, чтобы понять, что же там было, и идет в магазин, чтобы купить точно такого же мороженого, а еще тортик и упаковку любимого чая с запахом апельсинов - за всем остальным сходит с утра, чтобы не заставлять ждать инквизитора.
- Вот, держи компенсацию морального вреда, - вернувшись к нему, Кармен протянула Оливеру пакет с мороженым и улыбнулась, - И, если хочешь, могу угостить тебя чаем: я здесь неподалеку живу, - Кармен чуть пожала плечом, - Пирогов не предлагаю - нет подходящей начинки, зато есть тортик.

+1

9

[indent] Оливер вопросительно смотрит в след удаляющейся куда-то женщине, натурально задумавшись, что его хотят оставить наедине с чистильщиками, но ответить не успевает – на том конце провода по горячей линии уже раздается звонкий голос диспетчера, который выслушивает объяснение инкуба и перенаправляет вызов на нужный отдел.
[indent]Хейз выдает полную отчетность с количеством и расой убитых, в полной хронологии событий (без подробностей драки) и адрес, убеждается в отсутствие лишних свидетелей и обрывает связь, пообещав всех дождаться.
[indent]Кармен возвращается как раз вовремя, инкуб даже не успел начать цедить матом сквозь зубы. И даже приносит ему мороженое.
[indent]Он бы, конечно, все объяснил чистильщикам, потом лично Кроуфорду, потом полная отчетность в отделе инквизиции, потому что разгуливающие голодные вампиры по улицам Портлендам – дело вообще ни разу не благоприятное. В одиночку идти без предупреждения, как минимум, глупо, пусть возле него стоит бывшая коллега (а бывшие инквизиторы вряд ли сильно теряют в своих навыках), но женщина теперь числится совсем на другой должности другого отдела, с которым Оливер лишний раз предпочитает не связываться (что иронично, исходя из его названия). Ничего против местных работников Хейз не имеет, но когда они заметают следы в разумах иных и людей и отдуваются за них, совершивших те или иные косяки, инкуб лучше на глаза им попадаться не будет.
Впрочем, его в число самых проблемных точно давно не вписывали.
[indent]Приглашение Хиггинс даже несколько смущает – нет, он всего лишь помог отбиться от голодных иных, нападающих посреди улиц, как и должен делать любой инквизитор. Отступники это или хаоситы (или даже законники) – разница не существенна, разве что из-за вторых придется написать больше отчетов, но Кармен вполне себе убедительный свидетель происходящего.
Да, инкуб крайне не любит проблемы, разве его можно за это осудить?
[indent]– Что же… – он озирается вокруг, оценивая масштаб катастрофы. – Для начала нужно дождаться чистильщиков.
[indent]Качнувшись, Хейз опускает взгляд на пакет в своих руках.
[indent]– Мороженое хотите?

[indent]Чистильщики несколько недовольны.
[indent]Ворчит больше всех Дейзи, раздающая указания двум своим коллегам. Оливер подозревает, что не стой рядом Хиггинс, женщина бы была куда агрессивнее в своих нападках.
[indent]– Нет, я точно куплю бутылку виски тому, кто оставит в этом квартале наименьшее количество чужих ошметков, размазанных по улицам.
[indent]Дейзи возмущена – её можно понять – Хейз даже не пытается вставить и слова в их защиту.
[indent]Уходят они с Кармен в одном направлении. Прогулка выходит несколько неловкой, потому что разговоры клеить Оливер не большой мастер, и все-таки можно попробовать – у него были вопросы, а когда их не задать, если не сейчас?
[indent]Вряд ли стоит отвлекать Хиггинс у неё в отделе, пока за стеной на кого-то по мобильнику орет её брат.
[indent]– Ваш меч, – нет, Оливеру действительно понравилась эта штуковина, так что это вполне повод для его все еще здорового интереса. – Я в артефактах разбираюсь на уровне инквизитора, прошедшего десятки лекций артефактологии, поэтому могу оценить проделанную работу. Как и Нуаду, он только для одного владельца, так?

+1

10

- Да, давай, - Кармен охотно соглашается и принимает стаканчик из рук Оливера, смотрит по сторонам и подходит к поребрику, опускаясь на него и приглашая Оливера сесть рядом. Развернув обертку она откусила небольшой кусочек и вздохнула, смотря вокруг себя. Удивительно, как мир реагирует на какие-то происходящие вокруг мелочи: вот они вроде бы только что дрались с десятком изгнанных из Двора вампиров, нескольких даже прикончили, а мир совершенно не колыхнулся. Дома, как стояли, так и стоят, люди на машинах как ехали куда-то по своим пятничным делам, так и продолжают ехать, совершенно не замечая того, что творится в чужом небольшом мирке, черная кошка на той стороне улицы, которую Кармен иногда подкармливает, как умывалась, не тронутая вниманием к происходящему совсем рядом с ней, так и умывается. Сейчас приедут чистильщики, начнут делать свою работу, потом поймают оставшихся в живых вампиров, вынесут им приговор, а город все так же будет стоять и молча наблюдать за всем происходящим в его стенах.
Кто-то заметил однажды, что города живут в одном ритме со своими жителями, а Кармен считает, что это горожане подстраиваются под ритм жизни стен, в которые они заключили себя. Город видел столько всего - любви, ненависти, горя, боли и болезней, счастья и дружбы - что легко может диктовать свою тем, кого согласился приютить. Каждый город отличен от другого: Нью-Йорк невозможно сравнить с Будапештом, Прага никогда не будет походить на Токио, но всех их объединяет то, что их жители - те, которые живут здесь и сейчас - это лишь маленькая крупинка на огромном морском берегу. После чьей-то смерти люди погружаются в траур, обтягивают стены зданий черными полотнами, а следующей ночью здесь же загорается неоновая вывеска, во время праздника стены домов украшают гирлянды, но через неделю из-за гирлянд снова проступают дома со светящимися окнами. Город будет существовать практически всегда, он никогда не откликнется на людские эмоции, будет молча наблюдать со стороны и на следующее утро после чего бы то ни было ты проснешься и снова кровью вольешься в его вены. Кармен может говорить об этом, Кармен видела много городов и еще больше их жителей.
- Когда я работала в Норвегии, - говорит Кармен, отвлекаясь от своих мыслей, - Я всегда поражалась тому, как резко и охотно воцаряется спокойствие после очередной погони за каким-нибудь преступником, - она слабо улыбается, - Как по щелчку. Ты делаешь шаг из переулка и возвращаешься в прежнее состояние... - она посмотрела на Оливера, сминая в руках пустую упаковку из-под мороженого, - Прости, меня иногда тянет на такие разговоры после подобной встряски, - она поднимает глаза и видит приближающиеся машины с чистильщиками, поднимается, вешая сумочку на плечо.
В работу другого отдела она не вмешивается, только наблюдает со стороны: сейчас она всего лишь потерпевшая и свидетель в одном лице, соучастница событий и сторонний наблюдатель. К тому же, ей всегда было интересно наблюдать за естественным ходом работы других людей, не вмешиваясь ни во что, что удавалось, правда, редко - чаще, завидев кого-то с довольно высокой должностью, все начинали вести себя максимально собрано и строго по инструкции. Что поделать - издержки профессии.
Когда работа на месте закончена, а от них больше ничего не требуется, Кармен, в тайне лелея надежду на то, что по следам работы чистильщиков не придется готовить официальное мнение Двора Порядка, направилась вместе с Оливером по направлению к своему дому.
- Да, - она кивнула, - Он только мой, возвращается в руку. Но не разбивает чар, - женщина чуть пожала плечами, - Да сейчас мне это и не требуется. Но в целом, да - более простой аналог Нуаду, который подарил мне мой брат, - Кармен нервно дернула бровью, вспоминая, в каком состоянии был Вилескас, и каких пиздюлей он от нее получил сразу после признательности и теплой благодарности за такой подарок, - Нуаду, конечно, никто не отбирал, но я сама сдала его. Что-то вроде прощания со всей старой жизнью и начало новой эпохи, - женщина улыбнулась и ненавязчиво подтолкнула Оливера к переходу через дорогу, за которым виднелся ее подъезд. Работа работой, а вечер пятницы был так себе у обоих, - Я немного философски отношусь к таким вещам: не несу в новую жизнь призраков старой, хотя иногда они меня догоняют и бьют по голове за то, что давно не навещала их могилы, - Кармен пропускает Оливера в подъезд и достает из сумочки ключи от квартиры, - Жду визита самых главных приведений, - она слабо засмеялась, но внутри себя добавила, что ждет их нескоро. Очень надеется на это.

+1

11

[indent] Он кивает и улыбается на небольшое откровение про Норвегию. Несколько секунд думает над ответом, но так и не находит подходящих слов – как назло, в голове не возникает никаких достойных примеров из своей жизни, потому что Хейз никогда не отличался глубокими оценками окружающего мира, по крайней мере, по его мнению. Можно было бы согласиться, сказать «да, я тоже видел», но это ведь ложь. Оливер не обращает на подобное внимание. Оливер делает работу и вызывает чистильшиков, едет домой и смывает с себя свою и чужую кровь, восстанавливает силы и сдает сухие отчеты.
[indent] Лгать Хейз вообще не любит, как и изображать из себя кого-то другого. Приходилось это делать еще до принятия метки Двора, когда в его жизни было больше опьянения и наркотического дурмана (на что уходило у инкуба много денег, хотя многие его просто угощали). Во лжи приходится кружиться, во лжи приходится жить. Одна ложь тянет за собой другую, казалось бы, всего чуть-чуть припиздел – а вот уже приходится раскручивать из этого целую выдуманную историю. И в какой-то момент, смотря на этих верящих тебе людей, понимаешь, что лучше бы сказал правду.
[indent] Инкуб надеется, что прокаченный навык безупречно врать он все-таки успел растерять за последние лет сто. В инквизиции врать особо не получается – быстро ставят на место, а уж потом сам учишься эту самую ложь изобличать. К тому же, приходится по ряду должностных обязанностей скрывать неопределенное количество информации.
[indent] Дейзи недовольно пыхтит, когда складывает инструменты в чемодан, по размерам вообще не соответствующий ее миниатюрным габаритам. Оливер виновато улыбается, прежде чем попрощаться, и удаляется с места инцидента вместе с Кармен, скрываясь в тени переулка. Оставшись наедине с ним, женщина рассказывает про браслет. За этим монологом Хейз почти упускает из виду, что он уже входит в подъезд – ну, препираться нет смысла, да и раз Кармен сама настаивает, то отказывать будет уже грубо и невежливо.
[indent] Что бы не говорил Вергилий, Оливер о таких вещах задумывается.
[indent] Квартира Кармен похожа на его жилье (ну, как, его жилье сейчас – дом Кроуфорда, но за свое Хейз продолжает платить исправно аренду) лишь простором. Здесь явно вкладывалось больше души в обстановку, да и выглядит она более обжитой, что не укрывается от глаз инквизитора.
[indent] – Но ваш брат все-таки подумал, что меч вам нужен. Кажется, это было не лишним решением, – усмехнувшись, говорит Оливер. Женщина вполне и магией бы могла справиться, но не зря инквизиторы, первоначально когда-то состоящие практически из одних колдунов, разработали Нуаду (или копье Луга среди хаоситов). Её меч не имеет абсолютно тех же свойств, но все-таки полезен в бою.
[indent] – Они все равно придут в самый неподходящий момент, – пожимая плечами, говорит Хейз. – Ну, призраки.
[indent] Ему не очень нравится это слово, но это лишь его восприятие.
[indent] – Но почему вы ушли? Из инквизиции редко уходят по своему желанию, если только не складывается там изначально или не предлагают должность лучше.
[indent] «Чаще всего из инквизиции путь вообще один».
[indent] – Если это не что-то личное, конечно, – тут же добавляет Хейз, приподнимая руки.

+1

12

Кармен негромко извиняется, предлагая Оливеру пройти и располагаться, чувствовать себя, как дома, а сама скрывается в спальне, чтобы быстро переодеться из испачканной кровью и грязью одежды в домашние штаны и свитер крупной вязки со слегка растянутым горлом. Душ она примет потом, когда Оливер пойдет домой, а потому просто собирает волосы в какой-то непонятный пучок на самой маковке, превращаясь их женщины, у которой дома - по мнению большинства - стоит дыба и колесо для тех иных Двора, кто накосячил особенно сильно, потому что несколько лет назад кто-то, кто едва не подвел ее и брата под монастырь где-нибудь во глубине сибирских руд, на следующий день после тяжелого разговора в ее кабинете просто не вышел на работу. Два дня его не было, а потом он попросил о переводе куда-нибудь в Европу. На самом деле, история было до банального простая: Кармен просто предложила самый логичный выход, чтобы не превращать иного Порядка в отступника и не обрекать его практически на полускотское существование в страхе за собственную шкуру. Но, как известно, досужая публика привыкла все додумывать и переворачивать, а определенная секретность всего произошедшего только добавляла масла в огонь. Но Кармен давно привыкла к таким вещам и даже почти не обращала на них внимания: сильного дискомфорта она не ощущала, а большинство слухов просто-напросто работали на ее репутацию. Никто не хочет прослыть фурией, но Кармен ловко сглаживала это все-таки адекватным личным контактом и спокойной, но твердой манерой вести диалог. Вопреки всем историям о ней, пиздюлями она угрожала только Вилескасу, и то - практически никогда не делала это буквально при всем отделе.
И теперь вот она предстала перед сотрудником отдела, который огребал от общественников больше остальных, в том облике, в котором ее видели только лишь домашние - то есть, буквально два человека, Рут и Вилескас. И, иногда - Вадим, но с ним они буквально прошли через Ад, а после такого вообще трудно скрывать друг от друга хоть что-нибудь, правда. Кое-что, конечно, Кармен от близких скрывала, но и эта тайна не долговечна. Да и Оливер, в конце концов, парень неглупый и за его плечом виднеется Вергилий, а в умении того выбирать крепко запертые за зубами языки. В общем, ее ничего в такой ситуации не смущало.
- Идем, - она провела Оливера на белоснежную кухню, отделанную светлым деревом и, точно так же, как и остальные помещения, заполненную зелеными растениями, усадила за стол и принялась заваривать чай. Понятно, что инкубу человеческая еда, что слону дробина, но не станет же она заниматься с ним сексом прямо на этом столе, чтобы хоть чем-то угостить дорогого гостя, правильно?
- Иногда мне кажется, что они уже стоят за спиной, знаешь, - Кармен качнула головой, аккуратно насыпая заварку в заварочный чайник, накрывая на стол - она даже нашла какие-то сладкие булочки в недрах холодильника, - Наверное, чем дольше живешь, тем сильнее развиваетс паранойя. Приходится все чаще говорить себя, что не всё из моего прошлого сможет подняться из могилы - и, когда мне это удается, становится легче, - Кармен заваривает приятно пахнущий чай и выставляет заварочный чайник и чашки перед собой и Оливером, ставит чайник с кипятком и только после этого садится на свой стул.
Вопрос Оливера вызывает слабую улыбку, Кармен задумывается на секунду и качает головой:
- Удивлен, что кто-то не ушел от туда вперед ногами? - она тихо смеется, - Здесь сложилось так, что я сама в какой-то момент поняла, что Нуаду это не то, с чем я готова провести остаток своих дней, - говорит она, - Вся моя жизнь складывалась так, что я по своей воле бегала из одного пекла в другое: войны в Испании, потом дальше в Европу, Первая Мировая, Вторая Мировая, какие-то локальные конфликты, плюс постоянный поиск собственного роста - в плане силы, в плане собственного самосознания. Тогда был странный момент: я поняла, что не могу быть женой, что не могу быть инквизитором, да и Вилескас позвал к нему на помощь. И я подумала, что вот он шанс - перевести дух, отдохнуть и идти вперед более спокойным шагом, - она делает глоток чая, - А ты? Почему инквизиция?

+1

13

[indent] Оливеру, конечно, непривычно видеть заместителя Агуэро в таком образе, но не настолько, чтобы подавать вид об этом. Смущать хозяйку квартиры неуместными комментариями будет слишком.
[indent] Все это… странно. Хейз своей рожей определенно не вышел, чтобы быть психологом, но почему-то женщина считает его вполне подходящим для разговоров на глубокие темы. Инкуб не против, нет, да и абсолютно не знает, как Кармен ведет себя за пределами Двора. То, что все оказываются в реальности не такими отчужденными и недостижимыми, Оливер понял еще до вступления в ряды Порядка. У всех свои скелеты в шкафу, свои тайны, радости и печали – к осознанию этому ему пришлось идти достаточно времени, но этот факт плотно осел в голове и больше не покидает её. 
[indent] – Но настоящее ведь страшнее.
[indent] Из Оливера действительно психолог так себе. Он немного растерянно улыбается, смотря на Хиггинс.
[indent] – В смысле, если постоянно смотреть назад, можно не увидеть, что ждет впереди. Если говорить абстракциями, конечно. Я не очень в этом силен, так что на истину не претендую.
[indent] Хейз инквизитором-то стал меньше, чем сто лет назад, по удачному (или не очень) стечению обстоятельств оказавшись в нужном месте в нужное время. До этого жизнь из сплошных удовлетворений своих потребностей, наркотиков, алкоголя – короче, совсем не пример для подражания. Пока все воевали, Оливер пользовался голодом людей, чтобы утолить свой собственный. Было ли ему стыдно? Ни разу.
[indent] Кармен участвовала в войнах. Хейз всегда держался в стороне, хотя в двадцатом веке у него хватало своей работы, которая, как ни странно, вставила мозги на место. Обзаводиться знакомствами и друзьями оказалось не такой уж плохой идеей. Работать с кем-то в команде тоже. Никакой сказки о найденном предназначении и собственном месте – но пока инкуба все устраивает. Амбиций в нем, может, и хватает, но уж точно не на поиски великих свершений.
[indent] – Что же, звучит логично, – пожимая плечами, замечает он и отпивает немного чая. Возможно, Кармен жалеет. Возможно, нет. Хейз понимает, это не его дело. Он и так спрашивает излишне много.
[indent] На её ответный вопрос инкуб какое-то время молчит. Признаться, Оливер не мог точно ответить, как все тогда сложилось. Он до сих пор думает, что самое идиотское в его присяге к Двору было то, что он нихрена не помнил, как добрался до нужного места. На лондонском метро, с пересадками, затем пешком, озираясь по сторонам? Или воспользовался наземными способами передвижения сразу до места? На фоне этого философское «почему» как-то утрачивает свою актуальность.
[indent] – Ну, в какой-то момент я понял, что мне надоел мой образ жизни. Подумал, что Двор будет отличным местом, где я могу найти себе занятие. Инкубы тогда были вообще мало популярны, я рассчитывал на «вот держи печать и вали с глаз долой» – а тут «иди-ка в инквизиторы». Как-то так и оказался уже здесь. Думал, конечно, над чем-то другим, но офисная работа точно не мое, а другое равносильно смене шила на мыло.
[indent] Хейз точно никогда не был ярким нравственным героем какого-то романа.

+1

14

Да, Оливер. Настоящее намного страшнее, чем ты можешь себе представить: и страх этот совершенно точно не в вампирах-отступниках, которые нападают на тебя со спины в какой-нибудь подворотне, совершенно точно не в стихийных бедствиях и не в диких зверях... Можно даже попробовать сказать, что самый настоящий страх сокрыт в тех, кто нас окружают, потому что именно люди способны на ужасные вещи, способны всадить нож в спину, либо промеж глаз, чтобы ты видел их и навсегда отразился в глубине мертвых зрачков. Но это все - лишь последствия, порожденные по-настоящему страшным местом, порожденные сознанием человека, его мыслями, его страхами и его надеждами. Именно наши собственные мысли окунают нас в пучину ужасов - ты думаешь о будущем, анализируешь прошлое, пытаешься привести в порядок настоящее, а в итоге сходишь с ума от ложных догадок и неточных суждений. И получается все то, что получается: хотел как лучше, хотел изменить мир, а получилось, как всегда, если вообще получилось.

Кармен отпивает чай, рассматривая Оливера и внимательно его слушая, тем не менее, не особенно пытаясь залезть ему в подкорку, приподнять волосы и посмотреть, что там под черепной коробкой. Да Хиггинс и не нужно было особенно глубоко лезть в голову Оливера, ибо ведьма прекрасно понимает, какой образ жизни ведут суккубы и инкубы, каким именно образом они поднимаются наверх, что им приходится делать для того, чтобы вырваться из грязной пучины низменных человеческих желаний, в которые они вынуждены раз за разом погружаться в малолетства, с рождения. Им не оставили выбора, и Кармен прекрасно понимает, когда кто-то из них говорит, что больше не хочет вести ту жизнь, которую вести был должен до определенного момента. Конечно, кто-то начинает получать от этого удовольствие, ибо способ, каким питаются эти иные, может быть весьма приятен, но таких, как Хейз, тоже немало.

- Скажу тебе честно и откровенно, - Кармен улыбается, словно извиняясь, - я думаю, что в инквизиции ты на своем месте, - она вскидывает бровь и улыбается еще шире, - Потому что я совсем не представляю тебя в роли офисного работника, уж прости. Мне почему-то кажется, что ты не тот, кто придет к девяти на работу в понедельник и не поднимет головы от бумаг и графиков, пропуская обед и перекур, до тех пор, пока все не сделает, - она улыбается в чашку с чаем, - Хотя, с другой стороны, именно ты мог бы эффектно послать всех в этом самом офисе к чертовой матери, когда все встанет поперек горла, - она даже тихо смеется, - Если позволишь, то я как-нибудь однажды позову тебя на совещание. Сам понимаешь: протокол мне на хрен послать никого просто так не даст, и тут на сцену можно будет выпустить тебя... - она вздыхает и отставляет чашку в сторону, вдруг смолкая и и смотря куда-то перед собой, на старые фотографии и карандашные зарисовки с тех времен, когда фотографировать еще не умели - она бережно сохранила все воспоминания о своем прошлом.
- А вообще, спасибо, что оказался рядом и не проигнорировал все случившееся, - мягко говорит она и накрывает ладонью плечо Оливера, чуть сжимает его, - Спасибо. И, за мной должок, - опасные слова от такой, как она, но здесь вопрос о чести, - Используй этот должок с умом.

+1

15

[indent] Что же, слова Хиггинс оказываются неожиданными – и даже немного смущающими.
[indent] – Ну, я никогда не против выпустить пар, так что мне нужно только показать, кто главный идиот в комнате – а там я уже разберусь, – улыбаясь, говорит Оливер. Их с Кармен отделы сотрудничают мало и чаще всего обстановка совместной работы оставляет желать лучшего – предпосылки к этому не отличаются положительными эмоциями.
[indent] И все-таки женщина, сидящая рядом, имела возможность сравнить обе стороны жизни – как в роли инквизитора, так и в роли офисного работника. Хейз такого опыта не имеет, поэтому ничего не может сказать с уверенностью. Может, из него выйдет действительно неплохой сотрудник в более спокойном отделе – в конце концов, он даже не сильно плюется ядом, когда нужно составлять тот или иной отчет – однако, Оливер этого не хочет.
[indent] Ему нравится находиться сейчас там, где он есть. Пусть он ругает инквизицию в мыслях, когда вляпывается в очередную передрягу на задании, пусть скрипит зубами, пусть приносит в голове ментальную дрянь, а потом чуть не лишается мозгов в процессе её извлечения, пусть теряет конечности – это все, знаете ли, бодрит. И немного держит в тонусе, не давая покрыться пылью и плесенью.
[indent] Возможно, когда он действительно устанет, он оглядится и решит, что пора.
[indent] Пора успокоиться, остепениться, уйти, например, в тренеры – да, Хейз вполне видит себя в тренерском штабе, не все же с бумажками возиться, если хочешь сменить свою деятельность на что-то более спокойное.
[indent] Однако Оливер слабо верит, что это когда-нибудь случится: слишком прикипел к своей работе, слишком комфортно себя чувствует в этом, а вот эти лекции про выход из зоны комфорта пусть оставят при себе.
[indent] – Ну, это моя обязанность, – пожимая плечами, говорит инкуб. – К тому же, законник. А потом уже узнал вас, но и это не повод развернуться и уйти. Ничего особенного.
[indent] Если Хейз и скромничает, то совсем немного, но кем надо быть, чтобы пройти мимо представителя своего Двора и не помочь ему? Гибель инквизиторов пару месяцев назад все-таки заставила его признать себе, что Порядок ему важен. Семьей будет громко назвать, но что-то около того.
[indent] – Но про должок запомню. Глупо отказываться от такого предложения, – уже шутливее добавляет Оливер.
[indent] В конце концов, не факт, что когда-то не придется озаботиться вопросом прикрытия собственной задницы.

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » игровой архив » пирожок с ничем


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC