...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » das letzte streichholz


das letzte streichholz

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/T15Wh7L.png https://i.imgur.com/lFVeste.png https://i.imgur.com/KmcsdlS.png
Кармен & Вилескас;
с середины XIX века, почта России множество мест;
И то, что ты так долго искал, само придет к тебе в тот момент, когда ты будешь ждать этого меньше всего.

+1

2

Январь 1858 года. Франция, Париж.

[indent] Вилескас оглядывается по сторонам перед тем, как толкнуть маленькую дверь, ведущую в небольшой трактир, и быстро взбежать по лестнице в сторону своей комнаты. Мужчина запирает дверь на ключ, а следом и заклинанием. Разговаривать с местными постояльцами или посетителями у него практически нет никакой возможности – он едва мог объясняться на французском по вопросам первой необходимости, и то с жутким акцентом – как и нет желания привлекать к себе внимание. Скрывающие заклинания помогают ему оставаться относительно незамеченным на улицах, по которым Агуэро в последнее время ходит достаточно часто.
[indent] Он сбрасывает с себя накидку и сюртук, откидывая куда-то в сторону кровати, и бросается к столу, разравнивая лист чистой бумаги и хватаясь за перо так резко, что едва не опрокидывает чернильницу на рубашку. Не великая проблема, на которую Вилескас и внимание не стал бы обращать, но не сейчас.
[indent] Его до сих пор берут сомнения в достоверности информации, поэтому Агуэро несколько минут тратить на изучение адреса, который успел несколько раз исследовать взглядом вдоль и поперек еще на пути домой. В голове невольно складываются цифры, выдавая, сколько лет назад они виделись последний раз.
[indent] Конечно, они собирались разойтись по своим дорогам, пусть и не выражали это напрямую вслух.
[indent] Конечно, они не должны быть намертво привязаны друг к другу.
[indent] Все это чушь собачья, когда вас разрывает война.
[indent] Вилескас ежится от подувшего из окна холода, уже пожалев, что так быстро избавился от верхней одежды, и убирает перо подальше от письма, чтобы не испортить неаккуратным пятном чернил, пока собирается с мыслями. Забавно, столько лет ждать этого момента, а теперь сидеть с абсолютно пустой головой и думать, с чего начать, чем продолжить и чем закончить.
[indent] Признаться, в письмах Агуэро никогда не был силен, хотя проблема, скорее, в том, что ему не приходилось до этого слишком много кому-то писать. Мелкие записки Кармен (ребяческие и несерьезные – в детстве, короткие и по делу – в старшем возрасте) не считаются.
[indent] Им же не приходилось десятилетиями думать, где искать друг друга.

[indent] «Нам не принято верить в чудеса, потому что по обыкновению их творим мы сами. Однако других объяснений того, что я нашел тебя, у меня просто нет.
[indent] Я не смею сомневаться, что с тобой все в порядке. Я и не смел, даже после того, как я очнулся среди других раненных, и после того, как тебя рядом не оказалось, пусть я и не знал тогда, что и думать. Забавно складывается судьба: мы так хотели начать новую жизнь, пойти новой дорогой – и вот, пожалуйста. В тот день я понял, каково было подобранному нами котенку, которого я чересчур сильно ткнул в миску с молоком. Помнишь? Иветт любезно согласилась протащить его на кухню, а вот София потом жутко возмущалась, что мы вообще притащили в дом.
[indent] Пробуждение в тот вечер я бы не назвал миской с молоком, конечно. С побегом от солдат пришлось постараться. В плен меня никто брать не собирался, но вопросы ко мне у них явно были, хотя про их намерения я могу ошибаться – меня больше интересовало, где найти коня и как незаметно уйти.
[indent] Далеко уйти не пришлось. Несмотря на все отрицание, я вернулся назад и пытался найти тебя, но безуспешно. Мне казалось, чем дальше я иду в это пекло, тем сильнее я отдаляюсь от тебя – а потом уже и война закончилась. Искал тебя среди раненных, среди пленных, среди тел, и каждый раз не мог понять: я рад, что тебя не нашел среди них, или нет? В какой-то момент неизвестность перестала пугать меня, и я, ограничившись путешествиями по Испании, был вынужден уехать. Не было сил смотреть на разрываемую конфликтами и политикой страну. По ошибке я решил, что в других местах будет иначе, но, отчасти, действительно легче. Я не болею сердцем за эти места так, как болел бы за родной дом.
[indent] Знала бы ты, как я скучал по испанскому языку.
[indent] Оказавшись во Франции, я понял одну из самых больших ошибок в моей жизни, а именно непонимание важности знания других языков, кроме испанского и латыни, которую я, возможно, выучил еще до того, как начал говорить. Без разговоров трудно добиться, куда мне нужно направляться. Трудно объяснить, что мне вообще нужно. На пути были многие, кто пытался этим воспользоваться, но за себя я уж постоять могу, хотя один раз это все-таки был перевертыш. Наверно, рассчитывал на хороший улов, но я у него не уточнял. Ты знала, что от волчьих клыков остаются такие жуткие шрамы? Я узнал, но это уже в прошлом.
Я двигался по побережью до Ниццы, но там почти не задержался. Моим спасением стали маги в небольших поселениях по пути. Некоторые так кропотливо записывали ритуалы, которые я позволил себе им рассказать, что мне стало неловко за сожженную библиотеку в поместье. О ней я, конечно, им ничего не сказал, вряд ли бы поняли. Однако нигде я не мог задерживаться слишком долго, потому что опасался излишнего интереса к себе. Ты подумаешь, что я весьма обделен скромностью, но таковы обстоятельства – я не хочу обзаводиться друзьями и быть сейчас привязанным к какому-то месту.
[indent] В Париже я совсем недавно и рассчитываю остаться здесь, чтобы дождаться твоего ответа. Не вижу смысла больше оставаться во Франции, но пока не знаю, куда двигаться дальше. Через стенку от меня живет вампир, и, увы, я не смог скрыть от него свою принадлежность к иным, однако он не проявил ко мне никакого интереса, что меня определенно обрадовало. Не исключено, что это затишье перед бурей, но с этим я как-нибудь справлюсь.
[indent] Я жалею, что не имею возможности приехать к тебе, как можно быстрее, чтобы рассказать больше о своем путешествии и услышать больше о твоих приключениях, но я надеюсь увидеть их в ответном письме.
[indent] Я понимаю, что ты не связывалась больше с домом, но, возможно, ты знаешь какие-нибудь новости о тетушке? Чем ты занимаешься сейчас? Я представлял сотни раз, как говорю с тобой, и слышал от тебя самые разные истории.
[indent] Мне бы следовало написать тебе больше, но у нас еще обязательно будет время обсудить все лично.
[indent] Томлюсь в ожидании ответа с вампиром через стенку.
Твой Вилескас.»

[indent] Возможно, вампир не так уж плох и с ним можно о чем-то поговорить. Агуэро не слышал от него ни французского, ни испанского, ни какого-либо еще, так что не уверен, что там есть с кем говорить.
[indent] Отправленное письмо вызывает на лице глупую улыбку, а в душе необъятную эйфорию. Когда привыкаешь быть один против всего мира вокруг тебя, вновь найти свою родную кровь оказывается очень волнующим моментом.
[indent] Он окидывает театр взглядом из-под капюшона, когда проходит через улицу Пелетие с мыслями о соседе, о Кармен и о том, что пора бы взяться за французский. Топот копыт и грохот кареты, а также раздавшийся свист заставляют Вилескаса вынырнуть из своих размышлений и опасливо обернуться на происходящее возле ворот.
[indent] Все происходит так быстро, что маг едва ли успевает выставить перед собой и несколько рядом стоящими прохожими невидимый купол – разорвавшийся снаряд вызывает крики в толпе, свист уже со стороны проходящих полицейских, ржание лошадей и звуки ударов: Вилескас уже не разбирает взглядом, что происходит, когда пытается избежать столкновения с ринувшимися от взрыва людьми.
[indent] Осколки от второго снаряда он тоже успевает остановить, понимая, что скрывающее заклинание полетело к чертям собачьим, а значит ему пора отсюда уходить, пока все внимание направлено на карету и центр взрывов.
[indent] Улица превратилась в локальное место сражения с мертвыми людьми, разорванными лошадьми и воющими от боли раненными. Он слышит что-то про императорскую чету от пробегающего мимо него полицейского, который спешит ближе к карете, и видит летящий предмет прямо под карету, невольно делая шаг вперед и выставляя руку вперед, но на этот раз не успевает.
[indent] Он хотел задержаться в Париже?...
[indent] Боль пронзает плечо и голову одновременно. В глазах темнеет так быстро, что Вилескас её не чувствует.

+1

3

Май 1858, Герцеговина, Грахов

- Риверо! К начальнику бегом! - голос у Вани такой, что не услышать его невозможно даже при условии, что рядом разрываются снаряды и кто-то идет в атаку, и все это не смотря на ее довольно миниатюрные параметры - девушка была меньше самой Кармен раза в два.
- А что там? - Кармен сделала короткий пас рукой, заканчивая с раной последнего на данный момент солдата, и поднялась, оттирая окровавленные ладони о полотенце и бросая его в таз с водой.
- Говорит, письмо тебе пришло, не знаю. Шутит про твои шашни с турками, уж больно имя на конверте заковыристое, - Ваня хмыкает и машет рукой, мол отстань от меня женщина, у мня и так куча проблем, - Иди давай, я покараулю.
- Дай Якову воды, - просит Кармен, - Две чашки должен выпить. Будет отказываться - вливай насильно, - Ваня только глаза закатывает и идет исполнять задание, пока Кармен пересекает потайной лагерь, разбитый в подвале дома, и не оказывается возле палатки руководителя их ячейки - грузного такого боевого генерала, положившего в одиночку турков не меньше, чем все они вместе взятые, считавшего Кармен своей доброй боевой подругой, а потому охотно приглашающего ее на некоторые собрания по обсуждению тактики.
Он и передает ей конверт, говорит, что сначала тот пришел вообще в другое место и только вот сейчас принесли сюда, чтобы он ей передал. Кармен берет конверт в руки и обмирает, рассматривая имя человека, написавшего письмо.
- Господи Боже... Живой, - Кармен чувствует, как глазам становится горячо от навернувшихся слез, она прижимает конверт к себе так, словно прижимает автора письма.
- Любовник что ли? - хмыкает генерал, а Кармен качает головой и старается сморгнуть слезы.
- Брат. Мы столько лет не виделись, я даже не знала - жив ли он, - отвечает она, а генерал все понимает, говорит, что пусть ступает к себе И дух переведет после такой победы, а заодно письмо почитает.
Кармен удается уединиться только глубокой ночью. Она с трепетом открывает конверт, вчитывается в строки, написанные Вилескасом, и не может перестать плакать и улыбаться, хочет написать прямо сейчас, но усталость не дает ей этого права, забирает ее из призрачных рук брата.
За ответ получается сесть только через два дня.

"Я сотню раз представляла себе, какой будет наша встреча, если с тобой все в порядке и однажды судьба приведет меня к тебе, но сейчас я изорвала три листа, за что меня точно не погладят по голове, поскольку бумага здесь на вес золота, я изорвала три листа, потому что совершенно не могла подобрать тех слов, которые хотела бы тебе сказать.
Странно... Я представляю, как ты смеешься и говоришь, что девчонки всегда через чур эмоциональны, но при этом я совсем не злюсь на тебя, наоборот - мне так хочется, чтобы ты посмеялся у меня над ухом, сказал какую-нибудь глупость, а я бы тебя не толкнула, как делала это в детстве, я бы смеялась вместе с тобой. Потому что это было невыносимо: думать, жив ли ты, в хороших ли ты руках, не ранен ли, не голоден. Ты можешь сказать, что я веду себя, как курица-наседка, но я ничего не могу с этим поделать, а потому прошу простить мне мою излишнюю эмоциональность. Ты знаешь, что я делаю это не со зла.
Что случилось тогда? Нас разметало взрывом, я сильно ударилась головой, а в себя пришла уже за городом, как оказалось, в дне пути от тебя - медицинский обоз подобрал меня и перевязал раны, отвезли подальше от боевых действий. Знаешь, они сказали, что поняли, что я жива, потому что в бреду оказалось, что я звала кого-то, но кого - они так и не разобрали. Мне больше всего хотелось оседлать коня и вернуться обратно, отыскать тебя, но я не смогла этого сделать из чувства благодарности за спасенную жизнь, а потому дала себе слово отправиться на твои поиски как только представится возможность. И я правда искала тебя, в какой-то момент мне даже казалось, что я дышу тебе в затылок - тебя опознало несколько солдат, сказали, что ты прошел там всего день назад, но ты ускользнул от меня, и я тебя совершенно не виню в этом. Ты хорошо умеешь заметать следы, брат, очень хорошо. Даже я не смогла найти тебя.
Ты прав - мы не можем быть привязаны друг к другу навечно, поэтому мне было достаточно мысли о том, что с тобой все в порядке. Потом я вернулась к сестрам милосердия, какое-то время помогала им, но судьба бросила меня дальше, глубже - через границы, от человека к человеку. И, чтобы продвинуться дальше, мне приходилось протянуть руку тем, что оставался позади - только тогда мне открывалась новая дверь. Это сложный путь - сама не понимаю, почему выбрала именно его, но твердо знаю, что пока что иду правильно, пусть пока что не получается встать, остановиться и передохнуть, посмотреть вокруг. Но я стараюсь, я справлюсь с этим.
Знаешь, я написала короткое письмо Хуану в прошлом году, но он не ответил. Наверное, мое письмо просто не дошло, или он не посчитал нужным рассказать мне о делах поместья и семьи. Тетушка Иветт...я не питаю особенных иллюзий о ней, знаешь. Сорок шесть лет прошло с момента, как мы простились с ней, а тебе хорошо, как у нее болела спина, да и была она совсем не молода. Я помолилась о том, чтобы с ней все было хорошо - на том или на этом свете, она это заслужила. И я постараюсь сделать так, чтобы ей не пришлось краснеть перед апостолом Петром, когда речь зайдет о нас с тобой - это только маленькая часть того, как мы можем отблагодарить ее за добро.
Господи, как мне хочется рассказать тебе все, что случилось со мной за это время, поделиться историями о тех, кого я встретила, описать те места, в которых побывала... Я тут вспомнила. Я встретила одну женщину в Румынии - она занимается изготовлением артефактов вот уже пять сотен лет, живет в небольшой деревне недалеко от Брашова, зовут ее Илинка. Я рассказала ей о тебе, так что, если тебя вдруг занесет в те края, можешь смело обратиться к ней - она мудра, она может многое тебе рассказать.
Так же я нашла один неплохой рецепт заживляющего зелья. Я напишу его на обратной стороне, оно может тебе пригодиться.
Я буду здесь до конца года, может быть - дольше. Но твоего письма я дождусь, о планах на дальнейшее передвижение сообщу в ответе. И возьми несколько уроков французского - в жизни пригодится все, а вампир может оказаться интересным собеседником... Знаешь, пройдя через то, через что прошла я, я теперь смело могу сказать - нельзя отворачиваться от тех, кого присылает к нам жизнь, какими бы черными, грязными и озлобленными на весь мир они ни были. Потому что они могут быть полезны, потому что ты можешь найти в них родственную душу. Кого-то, о ком захочется позаботиться, кого захочется защитить. Об этом София нам не рассказывала.
Хочется еще так много сказать тебе, но мне нужно торопиться.

Помни, что мыслями я всегда с тобой.
Навсегда твоя,
Кармен."

Она плотно запечатывает конверт, обвязывает его какой-то лентой, а после спешит передать гонцу, чтобы тот отправил его поскорее. А у нее совсем нет времени, ей нужно бежать дальше - открывать новую дверь, протягивать руку новым людям.

Отредактировано Carmen Higgins (2019-01-07 03:16:00)

+1

4

[indent] «Я и не рассчитывал, что смогу дождаться твоего письма. Признаться, это единственное, что держало меня в Париже столько времени, хотя не только это, но об этом ты сможешь прочитать чуть ниже.
[indent] После того взрыва я отрабатывал защитное заклинание, доводя его почти до автоматизма. Жалею, что не сделал этого заранее – и ведь даже новые силы не помогли, не удержали нас вместе. Я не хочу думать о судьбоносных решениях, которые мы принимали, оказавшись вдали друг от друга, но иначе объяснить то, что мы почти находились – и все-таки расходились в разные стороны.
[indent] Что же, я всегда мог представить тебя в подобной роли. Читаю строчки от тебя с улыбкой и чувствую, как меня переполняет гордость. Поверь, ты нашла куда более занятие, чем я, бегающий туда-сюда. Списываю все на то, что до сих пор ищу себя. Возможно, я не прав, оставаясь в стороне от войн и сражений с такой силой в руках, но я не хочу ломать себя против своих идеалов, обхожусь городскими, кто нуждается в помощи, и просто изучаю мир.
[indent] Не думаешь, что Хуан уехал? Прошло достаточно лет, не все же ему находиться под юбкой Софии, пора куда-то двигаться дальше. С другой стороны, очень странно, ведь тетушка наверняка бы ответила тебе. Но оставим, возможно, письмо просто потерялось или еще не дошло до одной из сторон – сама понимаешь, то, что мы смогли получить друг от друга весточки, уже равносильно чуду.
[indent] За наводку спасибо, если буду проезжать близь Брашова, обязательно попробую заглянуть к этой женщине, однако сейчас я собираюсь двигаться в совсем другую сторону.
[indent] За зелье отдельная благодарность. В ответ я высылаю тебе заклинание, накладывающее крепкий щит на разум – пробую ментальную магию, хотя на людях особо не экспериментирую, не хочется случайно лишить кого-то психического здоровья из-за своих неосторожных действий. Рано или поздно, вероятно, придется вмешаться куда-то, но пока просто изучаю и пробую что-то совсем легкое, что максимум вызовет головную боль. С заклинанием будь аккуратна, а главное сосредоточена, иначе побочные эффекты неизбежны.
[indent] Возможно, до тебя уже дошли слухи о покушении на императора Франции. Это случилось в тот день, когда я отправлял тебе письмо, и прежде чем ты начнешь нервничать, я попытаюсь уверить тебя, что со мной теперь уже все в порядке. При встрече расскажу все в красках, однако я честно признаюсь, что меня зацепило, и это доставило некоторые неудобства. Как ты и предсказывала, а я никогда не сомневался в твоей интуиции, с вампиром все-таки пришлось подружиться.
[indent] Я вернулся домой в тот вечер с окровавленным плечом, понимая, что мне не к кому обратиться за помощью, поэтому придется справляться самому, но от потери крови уже едва мог держаться в сознании. Эрве, как он представился позже, почувствовал запах и постучался ко мне, пока я пытался как-то разобраться с этим самостоятельно. Не мог я пойти в госпиталь в таком состоянии, и без того оказалось очень много раненных – это надо, они пытались убить императора, но угробили мирных людей и стольким навредили! – так что я решил не светиться. Обеззараживание и остановку крови могу провести самостоятельно, а потом уж запустить регенерацию.
[indent] Эрве я все-таки открыл. Опыт принятия вампирской крови, скажу так, оказался сомнительным удовольствием, но раны залечило мгновенно, однако трепало меня еще неделю после этого – я даже спать боялся идти и шарахался от Эрве, если мы сталкивались в коридоре. После отпустило, и я смог нормально поблагодарить его. Он немного знает испанский, говорит, жил в Мадриде лет пять, потом уехал во Францию. Так что немногим полезным фразам на французском он меня тоже обучил.
[indent] Собеседник, скажу честно, из него так себе, но грех жаловаться – я уже не чувствую себя совершенно одним, но умом мы оба понимаем, что в случае чего разойдемся своими дорогами без колебаний. Я не ищу себе долгих и надежных знакомств сейчас, потому что пока не могу никому легко довериться, и не готов окунаться в грязь в поиске пользы. Пусть все идет, как идет.
[indent] Вспомнил недавно о родственниках в Австро-Венгрии, думаю, податься туда – они как-то приезжали к моим родителям, когда я был совсем ребенком. Однако сейчас мы направляемся из Парижа вместе с Эрве в сторону Штутгарта. Отправляй свой ответ туда, я собираюсь задержаться там дольше, чем на пару недель.
[indent] Будь аккуратна и береги себя. Не лезь в пекло, Кармен, я прошу тебя. Я знаю, что ты самая смелый и решительный человек, которого я встречал на своем пути, но это не делает тебя неуязвимый. Думай о себе в первую очередь.
С любовью, Вилескас.»

Отредактировано Vileskas Aguero (2019-01-13 21:42:51)

+1

5

Я рада, что с тобой все в порядке, но ты все равно заставил меня немного поволноваться, но, раз ты пишешь и будешь писать дальше, значит, я могу быть спокойна.
Я рада тому, что ты все-таки подружился с тем вампиром: каждый раз, когда я смотрю по сторонам, я убеждаюсь в том, что вокруг нас много тех, кто мог бы украсить нашу жизнь, привнести в нее нечто новое, научить нас чему-то, даже не подозревая об этом. Самыми мудрыми учителями для нас становятся те, кого мы никогда не выбирали в таком качестве. К примеру, здесь я встретила девочку. Маленькая, хорошенькая, чем-то похожая на твою маму, только совсем юная, но юная только телом - ей всего лет тринадцать от силы, но она пережила столько удивительного, страшного, сколько мы с тобой можем пережить только по истечение ста или двух сотен лет. Ее взгляд - взгляд старой мудрой женщины, взгляд человека, который успел вынести так много из каждого дня или года своей жизни, что книга об этом заняла бы добрых пять сотен листов. Я встретила ее в госпитале, она пришла туда со старым солдатом, которого все время называла то дедом, то по имени. Старик был ранен, а она не отходила от него ни на полшага, все время о чем-то говорила с ним, а когда он отошел в мир иной, малышка осталась с нами, помогает девочкам, делает все быстро и аккуратно. Я говорила с ней несколько раз: у нее удивительно хорошо поставлена речь, она умеет читать и писать, довольно хорошо воспитана, пусть и есть в ней какая-то дикая черточка, отпечаток времени и ее собственной жизни. Она рассказала так много, что я едва успевала слушать. Слушать и удивляться, даже мотать на ус в какие-то моменты ее истории. Я обязательно расскажу тебе об этом, когда мы встретимся. Я очень надеюсь на это, на то, что мы однажды встретимся, что наши пути пересекутся...
Что до судьбоносных решений... Никогда, ведь не знаешь, какое решение определит твою судьбу, никогда не сможешь видеть наперед, так что здесь нет ничьей вины - ни моей, ни твоей. Просто, пока еще не время. Но оно обязательно придет, я тебе обещаю.
Спасибо за заклинание. Я начала осваивать его, занимаюсь по ночам, а моя знакомая из города даже мужественно согласилась мне помочь в его наложении. Тоже забавная женщина, стоит признать: в минувшем восстании лишилась мужа, но все равно продолжает смотреть на мир с улыбкой. Говорит, что в противном случае можно просто сойти с ума. Мне нравится эта мысль, попробую уложить ее в голове, хотя вряд ли приживется... Я никогда не умела улыбаться в лицо проблемам, я всегда стискивала зубы и упорно шла вперед, ты знаешь это.
Что до Хуана... Возможно, он уехал. Я только надеюсь, что у него все хорошо, что он и правда станет кем-то, пусть это и не совсем в его характере, он слишком импульсивен для чего-то, действительно, большого. Не скажу, что я лучше, но у Хуана это выражено как-то особенно ярко. Я помолюсь за него, пусть и едва ли это поможет улучшить хоть что-то. Сидхе присмотрят за ним, пусть они и не те родители, которых я бы пожелала каждому из нас, но, что есть, того не отнять.
Сейчас, когда я дождалась твоего ответа, я собираюсь покинуть Грахов и отправиться в путь дальше по Европе: посетить Италию, затем Германию. Но, это только планы - куда заведет меня дальнейшая дорога, я угадать не могу. Пока что путь я буду держать в Рим, там и буду ждать твоего ответа, пока буду ознакамливаться с историей, языком и людьми, которых там встречу.
Знаешь, я здесь в первый раз задумалась о выборе Двора, к которому могла бы примкнуть: все, кого я встречала на пути говорили, что по той или иной причине выбрали Хаос. Рассказывали, что там больше свободы, больше простора для роста и реализации, но при этом все дают понять, что самому нужно быть предельно аккуратным, ибо чужая свобода может задеть твою собственную, и тогда может случиться что-то непоправимое. С другой стороны - Порядок. Те, кто вступил туда, говорят, что это спокойное место, где ты в относительной безопасности, но где довольно часто можно ощутить дыхание контроля в твой затылок. И теперь я думаю - чего больше хочется мне? Чего я хотела бы достичь в итоге? Ты задавался этим вопросом когда-нибудь? Что ты думаешь об этом, когда речь заходит о тебе? В любом случае, я полагаю, у нас еще есть время на то, чтобы принять взвешенное решение.
А пока можно просто продолжать идти вперед, чем я и собираюсь заниматься.

С любовью, Кармен.

С пометкой "P.S." приложен новый адрес, поля письма разрисованы разнообразными цветами.

Отредактировано Carmen Higgins (2019-02-26 14:09:34)

+1

6

[indent] «Эрве, возможно, и оказался неплохим собеседником и товарищем, но мы оба удерживаем определенные границы друг от друга. Я его понимаю, я сам не хочу переступать свои личные пороги, поэтому поддерживаю все так, как оно происходит. Последний раз моя крепкая дружба сама помнишь, чем закончилась – я не совсем готов (и не совсем уверен), что мне нужен сейчас кто-то наподобие хорошего друга.
[indent]Мы часто читали и слышали, как ужасно одиночество, но почему-то я не чувствую никакой тоски из-за этого. Возможно, Эрве все-таки не дает мне этого почувствовать окончательно, хотя мы не ходим друг за другом – бывает, по несколько недель не видимся, занимаясь своими делами. Я все равно вынужден постоянно находиться во взаимодействии с людьми, в основном, с магами, конечно – однако всякое случается, сама понимаешь.
[indent]Знакомства, безусловны, полезны. Мир полон чужих судеб, неповторимых судеб. Думаешь, что ты такой особенный, а оказывается у тебя вообще все гладко в жизни на фоне некоторых. Думаешь, что знаешь обо всех все, а оказывается – у каждого свои скелеты в шкафу, о которых даже предположить не можешь. Недавно общался с мужчиной, попросившего помочь с проклятием в его доме. Говорит, кто-то вселился в его жену и убил дочь её руками. Для вида, я, конечно, обследовал все, что мог, даже действительно пытался найти какие-то отпечатки в доме, а после нанес визит – с его согласия, конечно – супруге.
Ментальное путешествие в разум душевнобольного человека – отвратительное ощущение. Возможно, даже хуже, чем после того проклятия.
[indent]И как мне ему, сотрясающемуся от горя и так постаревшего в свои-то годы, обычному трудяге, заслуживающего хотя бы относительно спокойной жизни, надо сказать, что его жена просто тронулась рассудком и именно это погубило их дочь? Что никаких улучшений ждать не придется?
[indent]Старался подбирать слова, как мог. Старался объяснить, что никакого проклятия нет – да, это была бы ложь во благо, но… Жить в иллюзии вряд ли выход.
[indent]Кстати, будь осторожна с этим заклинанием. Женщина эта вряд ли понимает всех последствий одного неосторожного действия с твоей стороны – я знаю, что ты всегда предельно осторожно, но человеческий разум намного сложнее, чем нам представляется в теории.
[indent]Я читаю твое письмо, вспоминаю этого мужчину и думаю, что людей сводит заключать между собой крепкие и многолетние узы? Мы с тобой родственники и росли вместе, мы знаем, что такое близкие друзья (какими бы они не были), но так… Возможно, я слишком много об этом думаю и просто все еще не верю, что, однажды, во мне что-то перевернется настолько, что я захочу взять кого-то за руку и пройти через годы вместе. Стоит, пожалуй, учитывать наш образ жизни – нам отведено больше лет, чем обычным людям.
[indent]Я бы поговорил об этом с Эрве – он, кстати, женат – но мы все еще держим дистанцию. Её я, кстати, видел. Одетт интересная женщина (рассуждаю исключительно как хороший товарищ её супруга!), она привезла артефакт, и я пытался разобраться в механизме его действия. Стоит признать, что Эрве в её присутствии значительно преображается, хотя продолжает оставаться весьма скрытным и сдержанным, но определенные жесты и слова все-таки выдают его.
[indent]Замечу, что артефакт был весьма занятным на первый взгляд. Я хотел, чтобы они оставили меня одного, но не тут-то было – Одетт категорически отказалась оставлять эту безделушку без присмотра, а Эрве, конечно, встал на её сторону. Признаться, чувствовал себя ужасно глупо: сидел и смотрел внутрь стеклянного шарика, закрепленного в металлической оправе, стараясь переварить сказанное Одетт и выгнать из головы назойливое «полная чертовщина». Однако, выходило трудно, тем более Эрве то и дело недовольно вздыхал, а Одетт посмеивалась над моим выражением лица. Но загадка оказалась решена – и ответ оказался прискорбно простым. Если я не ошибаюсь, они хотели продать этот артефакт, но безделушка оказалась действительно пустой.
[indent]Но они смотрятся очень гармонично, и это не нарушается их постоянными разъездами. У них оказалось принято вот так.
[indent]Про Дворы – сложный вопрос. Я думал об этом и не раз. Сейчас я только и делаю, что стараюсь не попадаться им на глаза, сама понимаешь почему. Я не уверен, что найду там что-то лучше, чем имею сейчас – возможно, я пока не готов к этим переменам. Возможно, Хаос звучит неплохо. А, может, в Порядке я перестану распыляться на все подряд. Не знаю, Кармен. Какие твои мысли? По поводу себя, конечно. Я вряд ли решу этот вопрос в скором времени. Я только и делаю, что ищу себя, это немного трудно. Труднее, чем я предполагал.
[indent]Скоро Одетт уезжает в Италию, кажется, она говорила о Флоренции, и после этого мы с Эрве отправимся в Австро-Венгрию, в Будапешт. Я напишу точный адрес, как раз получил его письмом несколько дней назад.
[indent]Береги себя, буду ждать твоего ответа.
[indent]С любовью, всегда мысленно берегу тебя от всех невзгод, Вилескас.» 

Отредактировано Vileskas Aguero (2019-02-26 16:14:01)

+1

7

Апрель 1861, Итальянское Королевство, Рим.

Здравствуй, милый.
С твоего последнего письма прошло...сколько? Два года? Сущие мелочи по нашим с тобой меркам, да и не такой уж и большой срок для смертных, но мне все равно кажется, будто в последний раз я брала в руки перо не для того, чтобы написать короткую тайную записку или помочь расшифровать какое-то из перехваченных посланий, очень и очень давно.
Я прибыла в Италию как раз в тот момент, когда здесь в самом разгаре шла война за независимость и объединение всех государств в одно королевство. Они назвали это "Il Rinascimento", по аналогии с Эпохой Возрождения, но позднее стали говорить "Рисорджименто". Не знаю, зачем я тебе это пишу, но мне нравится, как с годами меняются и значения слов - того и гляди, лет через двести мы будем с любовью называть друг друга так, как сейчас ругаем. Хотя, если вспоминать тех людей, что правят целыми государствами и их колониями, если вспоминать те речи, какие мне доводилось слышать от них, то я могу со всей уверенностью и ответственностью заявить, что они уже могут говорить о жутких вещах так, чтобы всем остальным хотелось идти и снова и снова тонуть в кошмарах войн и восстаний, проливать все больше крови и своими руками творить все больше ужасного. Тонкое искусство управления словами - подбери нужную фразу и люди пойдут за тобой, закрывая глаза на твое прошлое и на свое возможное будущее. Хотелось бы однажды освоить этот навык - он мог бы пригодиться в любой ситуации, не находишь?
Но, я начинала говорить о том, что делала все эти два года... Несколько раз пришлось исполнить тайную миссию - ты не представляешь, как может позабавить лицо главнокомандующего, когда перед ним стоит женщина, которая открыто говорит, что сможет исполнить поручение, которое отказались исполнить его лучшие солдаты. Поначалу он даже рассмеялся и переспросил меня - уверена ли я в том, что говорю, и в том, что я хочу сделать, но в итоге был согласен на мою услугу, потому что иного выбора просто не было. А ведь не стоит забывать еще и о том, что я испанка. Благо, что не француженка. Трудно сказать, обижает меня это подобное отношение или нет. Скорее, нет - их подозрительность вполне можно понять, можно оправдать, а остальное вызывает внутри желание утереть всем им нос, показав, что и женщина на войне может быть так же полезна в бою, как и мужчина, может не довольствоваться только лишь молчаливой ролью медицинской сестры.
Во время всех этих заданий у меня получилось как следует отточить то ментальное заклинание, которому ты меня научил - когда допрашиваешь того, в чьей голове хранятся бесценные сведения, которые нельзя потерять, ошибаться в чарах нельзя. Кажется, дорога мне, все-таки, в Хаос...
К слову, пока я была здесь, я смогла пообщаться с несколькими союзными нам колдунами, мы обменялись определенным опытом, и я смогла почерпнуть кое-что интересное для тебя. На последующих страницах ты сможешь отыскать описания нескольких новых (по крайней мере, я о них никогда не слышала) безопасных для исполнителя и окружающих механизмов создания и уничтожения артефактов. Плюс, две полезные ритуальные формулы: отвлечение внимание от крупного объекта и охранная ловушка - ступи в такую без определенной манипуляции и никогда уже не сможешь выбраться. Со вторым аккуратно - я видела, как трое магов погибли в этом ритуале.
Еще много думала о твоих словах о браке. Наверное, мы с тобой - два сапога пара, потому что я тоже пока еще не могу представить себя, спокойно живущей в уютном домике на краю озера, выхаживающую детей и заботящуюся о муже и домашнем хозяйстве. Наверное, пока еще для такого решения я слишком мало увидела, слишком мало взяла от жизни. Слишком большие планы грозят превратить меня в старую деву, подобную тетушке Лючии. Помнишь ее? До сих мурашки по коже бегут. Но, я пока еще не исключаю того, что мы с тобой в один прекрасный день встретим кого-то, на чьем плече захотим передохнуть, прикрыть глаза и послушать приятный голос, от которого внутри все трепещет. Мне думается, ты будешь первым. Нет, я в этом уверена.
Хотела бы написать тебе еще больше, но вынуждена бежать - Италию мы объединили, но дел еще невпроворот, как бы смешно это не звучало. Я все еще в Риме и буду здесь какое-то время, так что смело можешь писать ответ сюда.

Люблю, волнуюсь и скучаю.
Твоя Кармен.

Отредактировано Carmen Higgins (2019-02-26 15:57:54)

+1

8

[indent] «Милая Кармен,
[indent] За это время многое успело произойти, но самую главную новость я напишу тебе ниже (не подглядывай).
[indent] Понимаю твои чувства, постоянно что-то пишу – пометки по артефактам, по заклинаниям ментальной магии. Тренируюсь создавать иллюзии, это весьма забавно и убивает время в дороге, пока на меня не начинают шипеть из-за лишней траты энергии.
[indent] Слова могут быть действеннее любого оружия, и искусство это действительно тонкое. После твоего письма я задумался об этом, а после осознал, что Генриетта всегда учила меня контролировать все, что я произношу. Отца она тоже поправляла и одергивала, но сколько мне было, чтобы я об этом задумался? Впрочем, и сейчас это вряд ли имеет значение. Я разговариваю с Эрве и Одетт, да и только, а они вдвоем не особо-то пытаются сохранить образ приличных  и возвышенных личностей… Не подумай, они оба замечательные, но особую роль играет отсутствие необходимости кого-то изображать из себя. Если бы я и хотел развить навык красноречия, то, скорее всего, на благо. Для начала стоит начать учить языки, конечно – но, между прочим, я уже начал это делать!
[indent] Я все еще хочу верить, что ты достаточно осторожна. С магией тоже не стоит сильно светиться, недавно я из-за этого чуть не утянул нас в очередную историю. Думаю, кстати, вы бы с Одетт подружились. И не только с ней. Она сама любительница путешествовать в одиночестве и влезать в авантюры, из которых всегда выходит в целости и безопасности. Вампиру-то вряд ли есть, о чем беспокоится, но если человек сильно захочет… Сама знаешь.
[indent] За заклинание спасибо. Я написал на обратной стороне исцеляющее, точнее, выводящее серьезные токсины заклинание. Все усложняется необходимостью иметь под рукой нужное зелье, но ты-то уж точно будешь всегда иметь его в быстром доступе. Не поверишь, кто мне его дал, точнее, поверишь, но на этом новости не заканчиваются – я писал об этом в начале.
[indent] Я знаю, что ты будешь возмущена тому, что я оставил это на конец письма.
[indent] Я женюсь!
[indent] Крайне сдерживаю свои эмоции, чтобы не выплеснуть все это тебе, иначе никакой бумаги в доме не хватит, и совсем не верю в реальность происходящего. Не знаю, чем это закончится – уютным домиком или путешествием по всему миру. Мы много говорим и обсуждаем, но сворачивать горы сию секунду не спешим.
[indent] Возможно, ты помнишь, как-то давно собирались у нас в особняке еще при моих живых родителя и был гость, из Греции. Диметрий Дмитрииу, он пробыл у нас всего месяц, после чего уехал. Свое письмо ты уже отправила на адрес его дома в Будапеште, где он женился спустя годы. Я написал ему письмо с предложением навестить старого знакомого своего покойного отца, и он был весьма рад принять меня. Сначала это все было жутко неловко, я не понимал ни слова прислуги, но меня выручили.
[indent] Её зовут Кассандра, она средняя дочь Дмитрииу, невероятно умная и очень добрая. Сначала все началось с вежливого общения, но позже я понял, что ни о чем другом нормально думать не могу! Эрве сказал, что я влюбившийся по уши идиот, когда я третий час рассказывал про неё.
[indent] Я не был уверен, что она согласится. Сама понимаешь, я без крова и от моего происхождения осталось весьма немного, но я не мог испугаться и просто уехать отсюда без попытки.
[indent] Как ты понимаешь, риск оправдался, и подготовка уже идет полным ходом. Чувствую себя мальчишкой, который улыбается с утра до ночи. Готов ходить за ней везде и всюду, чтобы помочь, укрыть и защитить, не дать никому задеть недобрым словом.
[indent] Это странное чувство. Неожиданное. Но оно мне нравится.
[indent] Когда будет возможность – обязательно приезжай.
[indent] Береги себя. Не лезь в самое пекло.
[indent] Не теряй себя.
Твой Вилескас. Скучаю».

+1

9

Май, 1861. Будапешт, Австро-Венгрия.

Почти двадцать часов в поезде показались Кармен каким-то маленьким отпуском, в котором ты можешь заниматься совершенно всем, чем только ни пожелаешь: можно почитать книгу, подаренную тебе одним из боевых генералов, присутствовавших на торжественном приеме, куда тебя пригласили, как одну из партизанских гордостей, которыми армия сможет похвастаться только после окончательной победы, а пока приходится уклончиво отвечать о большой любви к стране, можно дописать письмо любимому брату, чтобы произвести именно тот эффект, на который ты рассчитывала, покуда продумывала всю эту авантюру, можно передумать писать письмо, спрятать его, оставляя в качестве черновика для всех будущих посланий к Вилескасу, вписывая на чистый лист кое-что совсем другое, совсем короткое, потому что все слова будут сказаны позднее.
За почти двадцать часов в поезде можно успеть переделать совершенно все, но только никак нельзя унять сумасшедшее сердце в груди, нельзя заставить себя выдохнуть и перестать чувствовать что-то странное, что-то давящее и щемящее в груди, словно она делает шаг в холодную воду и от этого сводит совершенно все. Они не виделись сколько? Практически пятьдесят лет, да и расстались они так, как расставаться совершенно не хотелось, когда Кармен отчаянно гнала от себя мысль о том, что с братом случилось что-то непоправимое, что искать его теперь уже совсем бесполезно, пока он сам не догнал ее, превратившись в листок бумаги в конверте и несколько строк текста, излагающие хотя бы часть всего того, что хотелось бы сказать лично. Пятьдесят лет для мага, это не так уж и много, пятьдесят лет можно пережить, это только небольшой отрывок жизненного пути, на котором может произойти совершенно все, решительно все: за пятьдесят лет можно выиграть не одну войну, и Кармен продемонстрировала это предельно наглядно. Можно сдать тысячу городов, можно сходить ни в один поход и похоронить ни одного друга. Все это она видела предельно четко и никогда не забудет ни единого мгновения, ни единого дня, какой прожила, постоянно рискуя собой, а теперь ее ждало что-то совсем тихое и легкое, что-то не такое глобальное, как война или передел государства, потому что что может значить судьба двух людей в рамках мировой истории? Практически ничего, если это не правитель и не полководец - про него не напишут в учебнике по истории и его жизнеописание никто не прочтет, не будет изучать. Но все равно найдут те, кто однажды скажет "А вот знал я одного парня", кто будет хранить чью-то жизнь, память о ней в своем сердце и многочисленных письмах, какие сможет собрать и бережно хранить в шкатулке из слоновой кости, подаренной кем-то, про кого точно будут знать и помнить, если не все, то достаточно многие - их гораздо больше, чем тех, кто вспомнит, что вскоре состоится свадьба человека по имени Вилескас Агуэро.
Кармен сходит с поезда, держа в руке единственный чемодан с вещами от какого-то французского мастера моды по имени Луи Виттон, пересекает платформу и усаживается в омнибус, везущий ее в сторону особняка, в котором располагалось приютившее ее брата семейство Дмитрииу. В какой-то момент пришлось пересесть в индивидуальную карету, но там Кармен смогла немного собраться с мыслями прежде, чем взошла по ступенькам крыльца, украшавшего аккуратный дом, выстроенный много лет назад весьма талантливым архитектором.
- Здравствуйте, - говорит Кармен открывшему дверь слуге, - Кто-то из хозяев дома? - она чуть запрокидывает голову, чтобы ее лицо было видно из-за шляпы, слуга кивает и удаляется на несколько мгновений, пропустив женщину на порог.
- Простите, вы кого-то искали? - к ней выходит красивая молодая женщина, - Родителей нет на месте, могу ли я вам помочь? Мое имя - Кассандра, - молодая ведьма мягко улыбнулась.
- Здравствуйте, Кассандра, - Кармен присела в легком реверансе, - Я - сестра вашего будущего мужа, - она достала из-за пазухи конверт с короткой запиской, - Не сочтите за труд и дерзость, - она протянула конверт Кассандре. Та мягко улыбнулась, рассматривая письмо.
- Сейчас я передам ему, он в саду. А вы пока что проходите, - Кассандра провела женщину в гостиную  усадила на диван. Распорядилась подготовить комнату и подать гостье чай с угощениями, - Сейчас, - она снова улыбнулась женщине и поспешила в сад, находя там Вилескаса.
- Милый, здесь тебе просили передать, - Кассандра таинственно улыбнулась и протянула мужчине конверт, наблюдая за тем, как он открывает его и читает.

"О, как тебе хвалу я воспою,
Когда с тобой одно мы существо?
Нельзя же славить красоту свою,
Нельзя хвалить себя же самого.
Затем-то мы и существуем врозь,
Чтоб оценил я прелесть красоты
И чтоб тебе услышать довелось
Хвалу, которой стоишь только ты.
Разлука тяжела нам, как недуг,
Но временами одинокий путь
Счастливейшим мечтам дает досуг
И позволяет время обмануть.
Разлука сердце делит пополам,
Чтоб славить друга легче было нам.
У. Шекспир."

Когда Вилескас закончил читать, Кассандра улыбнулась совсем ласково.
- Она ждет тебя в синей гостиной, - проговорила она.

Отредактировано Carmen Higgins (2019-04-20 23:22:36)

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » das letzte streichholz


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC