...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » игровой архив » hill


hill

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s9.uploads.ru/iEXHN.jpg http://s3.uploads.ru/BZNFa.gif http://s3.uploads.ru/tNSW2.jpg
она & он;
май 2017 года, медицинский блок Двора Порядка;
Мы все жертвы человеческого опыта, и смотрим на настоящее через линзу нашего прошлого.

[icon]http://s9.uploads.ru/0Mbf6.jpg[/icon][status]чем медицина не магия[/status][nick]Cassandra Aguero[/nick][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Кассандра Агуэро</a></p> <p class="lz_rank">ведьма, IV</p> <p class="lz_about">врач-педиатр в медицинском блоке двора порядка</p>[/lzvn]

Отредактировано Carmen Higgins (2019-03-28 22:12:17)

+1

2

[indent] – Как дела, большой Рик? – Улыбаясь, спрашивает Вилескас у мальчишки, хмуро поглядывающего на него из-под бровей. Рик совсем не большой: щуплый пацан, стоящий рядом с отцом, неодобрительно косящийся на мага перед собой, мол, дедуля, иди нахер отсюда, что немного смешит. Агуэро растрепывает волосы мальчишки, заставляя его сморщиться и уйти за спину папы, доверительно прижавшись сзади. У Рика проблемы, поэтому в медицинском блоке его можно встретить достаточно часто. Вилескас не интересуется причинами этой проблемы – обычно дети магов все-таки отличаются устойчивым здоровьем, но, возможно, от еще не пробудившейся магии ребенку приходилось появляться здесь намного чаще, чем хотелось бы.
[indent] – Большой Рик не в настроении, – отвечает Харви, заводя руку за спину и улыбаясь начальнику. – Все в порядке? Я сообщил, что подойду после обеда…
[indent] – Не волнуйся, я сам здесь по своим делам, не очень-то связанными с работой. И помню про твое предупреждение, занимайся Риком, тем более, пока ничего серьезного нет.
[indent] «Как ни странно».
[indent] Их отдел существует в двух состояниях: все тихо и мирно, обычная бумажная волокита, или в режиме «блять, пиздец, хватай детей, женщин, инвалидов, бросай меня и уходи отсюда, пока не поздно».
[indent] Агуэро привык. Остальные сотрудники, кажется, тоже.
[indent] Агуэро вообще ко многому привык, точнее, научился на многое не реагировать. Улыбается Рику, который с щемящим доверием жмется к своему отцу, и Вилескас невольно хочет отвернуться. Воспоминания не то, что вьетнамские флэшбеки, но что-то около того.
[indent] – Тут новый врач, буквально пару дней назад приехала, а сегодня вышла. Кажется, она понравилась Рику.
[indent] Вилескас не отвечает за персонал Порядка, но большую часть сотрудников Двора знает по долгу обязанностей. Он не цепляется за слова Харви, витая в своих мыслях, пока смотрит на Рика, и не видит настороженного взгляда коллеги.
[indent] – Я рад, – это выходит слишком сухо и непрофессионально. Агуэро невольно морщится. – Извини, мне бежать нужно. Если что-то понадобится для Рика – или для тебя – зайди, может, смогу быть полезным.
[indent] Они расходятся, и Вилескас направляется прямо в кабинет Аншеля. Рабочие моменты отдела, которые нужно решить побыстрее – банальная консультация от медика с огромным стажем, потому что в некоторых вопросах спешить не стоит, пока не изучишь досконально всю информацию.
[indent] Разговор проходит быстрее, чем маг предполагает, заканчивается дружеским перебросом безобидных колкостей, и Агуэро словно физически ощущает, что Коэн что-то знает, чего не знает он сам. С выводами Вилескас не спешит, но чувствует себя немного не по себе.
[indent] Аншель выходит из своего кабинета вместе с ним, направляясь, правда, в другую сторону. Кидая ему через плечо обещание не приводить в ближайший месяц избитых перевертышей-отступников, Вилескас поворачивает за угол, совершенно не смотря перед собой.
[indent] Столкновение выходит неожиданным и весьма сильным – он успевает схватить человека (мага) за плечи, прежде чем это завершилось бы грустным последствием в виде соприкосновения с полом, и расплывается в виноватой улыбке.
[indent] Когда разум осознает, кто перед ним стоит, улыбка становится будто приклеенной, а руки все продолжают придерживать такие знакомые плечи, которые он трогал столько раз в самых разных намерениях и ситуациях, что в горле образуется нервный ком.
[indent] Все эти недоговорки разом становятся на свои места, и Агуэро даже немного злится – ну, не стеклянный же, не развалится от новости о прибытии кое-кого очень важного.
[indent] – Извини, – улыбка кажется ему неуместной, потому стирается с лица, когда Вилескас убирает руки от Кассандры – смотрит на неё во все глаза, все еще не до конца веря в то, что видит перед собой.
[indent] Это даже не призрак прошлого – скорее, ушат ледяной воды, опрокинутый сверху. Он рад видеть её, очень, достаточно долго представлял себе эти встречи, но вот совсем оказался не готов.
[indent] А изображать перед Кассандрой профессионала с навыком выйти из любого положения банальным диалогом у него никогда не выходило.

+1

3

- Я выпишу вам рецепт, но обязательно проследите за тем, чтобы в составе не было бадьяна, иначе в таком состоянии могут возникнуть проблемы, - Кассандра стремительным ровным почерком выводит в карте крошечного пациента, который даже толком не совсем понимает, что происходит вокруг, собранный анамнез, диагноз и предписанное лечение, на отдельном бланке выписывает рецепт и протягивает его матери малыша, мягко и обнадеживающе улыбаясь. И мать, что все это время кивала и удивлялась тому, как это так ее ребенок не кричал в руках другого человека, да еще и врача, которому порой при осмотре приходится проводить и не самую приятную пальпацию, и еще что-то, что приносит дискомфорт. А доктор Агуэро умудрялась справляться с любым детским недовольством, в итоге перетягивая ребенка на свою сторону и даже становясь с ним друзьями - наверное, в этом причина того, что Кассандру не очень хотели отпускать с прежнего места работы, даже был небольшой скандал, но стоять на своем Агуэро научилась уже давно, из-за чего ловила в спину шутки на тему "муж и жена - одна сатана", пусть они уже очень давно утратили свою актуальность, а Кассандра научилась жить новой, спокойной жизнью, уже во второй раз открыв чистый лист, на котором пока что получалось писать красивую спокойную историю, какие так любят утомленные старушки, живущие по-соседству, либо инфантильные девочки-подростки, которые потом мечтают точно так же, как главная героиня проводить каждый день, вставая рано утром и идя по своим делам с крепким вкусным кофе, надев на себя большой вязанный берет и обмотав горло длинным шарфом, совершенно с беретом не сочетающимся. Кассандра была героиней этого фильма, разве что книги осенью в парке не читала, а все больше работала, развивала свои познания в области медицины, как иных, так и смертных, потому что люди тоже время от времени могут придумать что-то интересное, а иногда иным даже следует у них немного поучиться.
- И, еще кое-что, - Кассандра смотрит, как женщина собирает задремавшего ребенка, как прижимает его к груди и доверительно смотрит на доктора. Она уже научилась не испытывать тупой боли, прошибающей сердце и легкие, при виде такой картины, у нее уже почти затянулись все раны, а потому говорит она без кома в горле, как в первое время, когда только пришла в педиатрию, - Я заметила у вас на сгибе локтя небольшую сыпь. Пока что ничего тревожного, так что я не буду выписывать серьезных препаратов, - она быстро пишет на простом квадратном клочке название мази и протягивает его женщине, - В любой аптеке смертных продается. Наносите после купания на чистую кожу, сыпь должна пройти, - она мягко улыбается в ответ на немного смущенный такой рекомендацией взгляд матери ее пациента, кивает, слово говоря, что все будет хорошо. Аншель знает о ее методах лечения, ни разговаривали об этом перед тем, как она приступила к своим непосредственным обязанностям. И, кажется, Кассандра смогла достойно объяснить и донести свою мысль: когда речь идет о жизни и здоровье пациента, ты всегда должен брать в расчет все известные тебе способы спасения. Действенные способы спасения, разумеется, но это все тема отдельного и очень большого разговора.
Кассандра провожает пациентов до коридора и осматривается по сторонам - на ближайший час записи нет, помощи во взрослом отделении - судя, по спокойным взглядам медицинских сестер интенсивной терапии, очаровательно хихикающих в сторонке - не требуется, а потому можно немного погрузиться в текущие дела, разобрать и изучить хотя бы часть медицинских карт, сделать некоторые пометки в собственных записях. Перекинувшись несколькими словами с медсестрой, определенной ей в помощь, Кассандра направляется в сторону регистратуры, когда вылетевшая из-за поворота массивная фигура едва не сбивает ее с ног, но успевает схватить за плечи, чтобы Кассандра не поцеловалась затылком с кафелем - сотрясения мозга в первый день на работе еще не хватало. Хотя, ее все равно как-то немного тряхнуло, когда она подняла взгляд на человека перед собой: естественно, встреча с ним в этом Дворе была только вопросом времени - трудно однажды не столкнуться со вторым по публичности лицом организации, в которой каждый день проходишь службу, но чтобы вот так вот прямо в первый день. Можно было бы пошутить про судьбу и чувство юмора мироздания, если бы от этого чувства не пахло кровью и, если бы оно не разговаривало с нами фантомными голосами тех, кто никогда с нами не заговорит. Левая глазница у жизни всегда мертвая.
- Ничего страшного, не волнуйся, - Кассандра улыбается спокойно, без тени лишней эмоции, чтобы окончательно не сойти за героиню того самого фильма. Без тени смущения Кассандра рассматривает бывшего мужа, чувствуя, как колени немного прогибаются от тяжести его ладоней на плечах, - Привет... - Кассандра молчит ровно секунду, чувствуя потребность сказать хоть что-нибудь еще, - Не скажу, что не ожидала тебя здесь увидеть, но не думала, что это случится так скоро. У тебя все в порядке? - как будто они не виделись пару дней, максимум - месяц, а не столько времени, сколько прошло с момента подписания бумаг на развод.
[nick]Cassandra Aguero[/nick][status]чем медицина не магия[/status][icon]http://s9.uploads.ru/0Mbf6.jpg[/icon][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Кассандра Агуэро</a></p> <p class="lz_rank">ведьма, IV</p> <p class="lz_about">врач-педиатр в медицинском блоке двора порядка</p>[/lzvn]

+1

4

[indent] Будто ничего не произошло.
[indent] Старые знакомые пересеклись в неожиданный момент в неожиданном месте – вот такое стечение обстоятельств, забавно, не так ли?
[indent] Он молча смотрит на неё какое-то время, после чего убирает руки и прячет в карманы брюк – Вилескас делает так, когда нервничает и не хочет показывать этого, когда не знает, куда деть руки и чем их занять.
[indent] Почему никто не сказал?
[indent] Агуэро чувствует укол обиды и даже несколько зол – то ли в глазах окружающих он настолько нежная фиалка, то ли остальные решили сделать вид, что ситуация разрешится сама собой (и поглядите, оказались правы!).
[indent] «Не думала, что случится так скоро».
[indent] Слова эхом отдаются в голове, лезвием вскрывают что-то закостеневшее в груди.
[indent] «Не думала, значит»,
[indent] Вилескас улыбается. Той дежурной улыбкой, которой награждает всех на официальных встречах, когда едва появляется на глазах. Мимо них пробегают местные сотрудники, кажется, совершенно не обращая на них внимание – хотелось бы верить, что так и есть.
[indent] – Да.
[indent] «Наверно».
[indent] «Не знаю».
[indent] – Все в порядке.
[indent] Это оказывается… сложнее, чем он думал. На что рассчитывать? На знакомые до жжения под кожей объятия или беспощадный взгляд в последний день их брака, когда Кассандра произносила им свой приговор?
[indent] Вилескас не держит зла – хотя, где-то по началу, когда остался один, очень злился, однако время безжалостно притупило все эти эмоции, а рациональность одерживала победу. Вилескас помнит ту пустоту, когда весь его мир рухнул обломками в пропасть – и это случилось от осознания, что он только что вернулся в начало. Столько лет двигаться плечом к плечу с Кассандрой через радости и невзгоды с мыслью и уверенностью, что они со всем смогут справиться, а потом обнулить все, чего достиг за эти десятилетия.
[indent] Агуэро думал, что сделал недостаточно. Возможно, ему стоило бы подыскать слова лучше, все-таки попытаться переубедить её, не позволять рубить с плеча – но умом понимал, что это бы не помогло.
[indent] Агуэро много думал, злился, уходил с головой в работу, возвращался мыслями к Кассандре – а потом дал смирению закрыть эту дверь за его спиной и позволил себе двинуться дальше. В один момент Вилескас перестал мысленно обращаться к ней, потому что приобрел что-то новое.
[indent] Но все-таки не отрезал эту нить окончательно.
[indent] Отсутствие защиты на нем от инкубских чар – прямое тому доказательство.
[indent] – Не знал, что ты в Портленде. Как давно переехала?
[indent] Какую границу теперь ему выдерживать? Официально-деловую или все-таки «да, мы прошли свой кошмар и не смогли остаться после этого вместе – но мы все еще не чужие друг для друга люди»?
[indent] Вилескас щупает почву и невольно скользит в кармане пальцем по месту, где когда-то носил обручальное кольцо.

+1

5

Задумывалась ли она когда-нибудь о том, что будет, если они с Вилескасом все-таки встретятся, если их дороги снова пересекутся по той или иной причине? Признаться честно, конечно задумывалась, но никогда не перебирала в голове возможные варианты того, как пойдет их разговор - всегда считала это лишним, потому что начинаешь думать и настраиваться на что-то одно, на что-то самое желанное, готовишься к этому, а все в итоге идет не так, и вот ты растерян, и вот тебя могут неправильно понять. А Кассандра не хотела этого - она не хотела выглядеть в его глазах уязвленно и слабо, она не хотела, чтобы Вилескас вдруг узнал в ней того самого щенка, который все еще надеется, что хозяин простит его ошибку. А еще, меньше всего она хотела намеков в их разговорах, меньше всего она хотела тех недосказанностей, которые будут вырывать сердце, которые будут окунать в прошлое - как в самые мрачные их дни, так и в самые счастливые. Она не хотела всех этих шуток и намеков, над которыми раньше смеялись только они, она не хотела фраз, начинающихся со слов "А помнишь, когда мы выбрались в Карловы Вары..." или "А вот у нас с Кассандрой лет сто назад...". Потому что этот скелет нужно было похоронить на кладбище, оставляя в шкафу место под что-нибудь еще - жизнь у магов долгая, наверняка случится еще что-то такое, что придется припрятать до лучших времен. Пока самой не захочется найти причину напиться в какую-нибудь годовщину чего бы то ни было, или пока доброжелатель кого-то другого, кого ты успеешь обидеть, не проберется туда и не тряхнет мешком с костями твоих ошибок прямо перед носом.
Нет. Нет, с нее достаточно всего того, через что она прошла. Она не умаляет своего жизненного опыта, она пользуется им, но пользуется им в отрыве от конкретных мест, лиц и событий - она обезличивает свои поступки, забывает лица тех, кто был тогда рядом.
Малодущие? Трусость?
Возможно.
Каждый человек имеет право хотя бы на одну слабость, на которую в трудный момент можно свалить свое отступление. Кассандра просто хочет жить дальше, хочет научиться не сжимать руки в кулаки, не прятать их в карманы, как это сейчас делает Вилескас, не хочет прятать взгляд за дежурной улыбкой, как у него...
Нельзя просто так забыть привычки кого-то, кто когда-то был дорог.
Да, Кассандра?
Нельзя, но нужно. Ей это просто жизненно необходимо - смотреть в данную секунду на незнакомца, с которым можно начать все заново, но при этом пройти другой дорогой, стать друзьями, стать врагами - что угодно. Но у нее это плохо получается.
Ладно, может стоит попробовать начать играть в это, и постепенно она втянется?
Соберись, Кассандра. Соберись, девочка, ты же умница.
- Дня три назад привезла в квартиру последнюю коробку, - она улыбается легко, вежливо, довольно сдержанно, - Здесь открылась вакансия, вот я и перебралась, чтобы практиковать не спеша: блок небольшой, можно и в старом деле навык не терять, и в новом руку набить, - она качнула головой и посмотрела куда-то в сторону, словно кого-то увидела, на деле просто взглянула на свое отражение в окне. Она хорошо вливается? У нее получается?
- Признаться откровенно, я вообще не думала, что могу тебя здесь увидеть, - она снова смотрит на Вилескаса, чуть задрав голову, потому что он гораздо ее выше, - Ты сильно занят? Есть немного времени? Можно попросить тебя помочь? - она едва касается пальцами его локтя и ведет за собой, когда он соглашается, - Идем, - Кассандра вдет Вилескаса к архиву, где сгружает на его руки несколько медицинских карт, чтобы не тащить все самой, а сама думает, что не должна была так поступать: должна была сказать что-то вроде "Давай после работы посидим кофе выпьем? Поболтаем", потому что именно так делают незнакомцы.
Садись, Кассандра, двойка. Иди выучи параграф и снова выйдешь отвечать.
Но она не садится учить правила игры, она ведет Вилескаса в свой кабинет, рядом с которым табличка, на которой красуется надпись: "Доктор Кассандра Агуэро. Врач-педиатр".

+1

6

[indent] Все в порядке, все нормально.
[indent] В их мире нормально, что кто-то переезжает в другие города, в другие страны.
[indent] Переводится в новые Дворы, на новые должности. Вилескас же сам такой же – сначала он приезжает на место заместителя главы связей с общественностью, покидая Прагу, позже переходит на освободившееся место самого главы.
Кассандра тоже может себе это позволить. Ей предлагают место – она соглашается и переезжает. Или, наоборот, ей приглядывается место – оно освобождается, и её запрос подтверждается. Все вот так просто, ничего особенного.
[indent] Смогли бы они вечно продолжать друг друга избегать?
[indent] Агуэро почему-то думал, что да. Представляя их встречи, он все равно отгораживался от них пленкой неверия в возможность происходящего. Судьба же довольно усмехнулась и расставила фигуры на свое усмотрение, столкнув их в этом коридоре, в Портленде, в Штатах, на этой планете.
[indent] Она объясняет, как вся эта встреча вообще произошла. Что же, значит, второй вариант. Вилескас кивает, давая понять, что принял к сведению – ничего удивительного в том, что Кассандра продолжает посвящать себя медицине, нет. Это он метался почти всю свою жизнь в поисках себя, встречая лишь терпеливую улыбку с её стороны, и лишь во второй половине двадцатого века, наконец, определился.
[indent] – Ну, меня тут сложно избежать, – пытается отшутиться, хотя выходит не очень. – Аншеля еще труднее, конечно.
[indent] Все-таки не всем приходится забегать в отдел связи с общественностью, да и там имеются свои сотрудники, отвечающие за прием. До Агуэро доходят лишь единицы – чаще все-таки он видится с теми, с кем Двор ведет какие-то разговоры и беседы. Однако Вилескаса знают многие, как и маг помнит достаточно законников самого разного ранга. Сталкиваться приходится по тем или иным причинам, а на память он все еще не жалуется.
[indent] – Нет, пока свободен.
[indent] Пока кто-нибудь не позвонит с криком «Король Артур на нас напали» и не заставит резко подорваться в сторону отдела.
[indent] Что-то подсказывает, что сегодня он подобного звонка не дождется.
[indent] – Спрашиваешь? – Улыбнувшись, говорит маг, позволяя Кассандре увести себя в нужную сторону. Будто бы он смог ей отказать, ей богу.
[indent] Но, однажды, все-таки отказал.
[indent] Вилескасу трудно забыть её взгляд и выражение лица через пару дней, когда он поставил крест на её попытке провести ритуал. Вилескас ждет этого сейчас, но вместо этого видит лишь приветливое спокойствие, будто не собирал свои вещи в гробовой тишине, витающей в навсегда отравленных прерванной магией стенах.
[indent] Агуэро забирает карты, отправляясь следом за женщиной, скользит взглядом по табличке на её кабинете и даже не сразу понимает, что только что прочитал. Лишь опустив стопку на её стол, Вилескас несколько секунд смотрит на имя Рика, выведенное аккуратным почерком его бывшей жены на самой верхней карте, наконец, понимая всю суть.
[indent] – Двадцать первый век, а все эти бумажки. Нужно поднять будет вопрос с отделом финансирования, чтобы снабдили вас компьютерами – с ума сойти можно таскать это туда-сюда, – как ни в чем не бывало произносит Агуэро, поднимая взгляд на Кассандру.
[indent] – Пробуешь себя в новой квалификации?
[indent] Понимает, что это звучит несколько грубо, поэтому отводит взгляд в сторону окна, за которым нет совершенно никакого интересного вида, чтобы уделять ему столько внимания.
[indent] - Что нового? Как родители?

+1

7

- А мне нравится писать рукой, - Кассандра складывает карты на свободное место на своем столе, а сама опускается в кресло, осматриваясь и стараясь собрать свои мысли на том участке, где предполагается увлечься работой и использовать гостя в кабинете только в качестве шумового фона, на который она иногда отвлекается.
Это грубо, Кассандра, нельзя так делать с новыми знакомыми.
Ты, ведь, совершенно точно не собиралась возить его лицом в собственном давно потухшем гневе, правильно?

- Пока получала новую специальность, техникой не пользовалась принципиально: так и запоминаешь лучше, и голова постоянно работает, - она смотрит на Вилескаса, отвлекаясь от карт, и кивает, сдержанно улыбаясь, - Да, я решила, что нужно с пользой использовать отведенное магам время и развиваться, расти, чтобы в итоге стать лучшей в своем деле, - Кассандра с любовью провела пальцами по медицинским картам, - Как во всех тех историях, которые в детстве мы с Кларой выдумывали, когда есть кто-то очень старый и очень мудрый. Хочется думать, что и я тоже когда-нибудь буду мудрой и перестану совершать ошибки, - Кассандра качает головой, а пальцы сами по себе сжимаются в кулак, впиваясь не слишком длинными ногтями в кожу ладони. Нужно держаться, нельзя окунаться в тот сумрак, из которого она так долго выбиралась, пытаясь снова превратить свою жизнь руин во что-то более-менее целостное, во что-то, что можно показать другим без страха за то, что они смогут снова это разрушить.
- Знаешь, учиться со смертными, а потом проходить вместе с ними практику в их больницах, оказывается, не менее интересно и увлекательно, нежели бороться с последствиями проклятий и каких-то магических заварушек, - Кассандра не понимает, почему именно все это рассказывает: чтобы успокоить саму себя, или, чтобы действительно поделиться тем, как у нее дела, с Вилескасом, - Знаешь, пока я была интерном в их больнице, я постоянно удивлялась тому, как люди научились справляться со своими трудностями без всех этих волшебных вещей, какие есть у нас. Они горюют, но потом смиряются со смертью и живут дальше, используют все доступные средства и потом говорят с чистой совестью, что сделали все, что могли. В чем-то силы воли у них гораздо больше, чем у нас.
Она посмотрела на Вилескаса и после опустила взгляд на карты. В голову снова полезла та ночь, когда Вилескас прервал ритуал, когда лишил ее последней возможности однажды снова прижать их собственного ребенка к груди. А теперь она вынуждена отдавать все то, что хотела отдать их малышу, другим детям, и у нее это получается, от чего еще больнее слышать от родителей "Вы, должно быть, великолепная мама". Наверное. Кассандра не знает, великолепная она мама или нет. Великолепный ли отец Вилескас она тоже не знает и, наверное, никогда и не узнает.
- Ладно, не будем о грустном, - Кассандра говорит чуть тише, а в ее голосе слышится слабая трещина - что-то, что по ее мнению было давно оставлено позади, попробовало прорваться наружу, но Кассандра проглотила это. Надеется, что проглотила.
- А родители... По большому счету, в их жизни ничего не поменялось: живут все там же, вместе преодолевают трудности. Отец подарил маме новый сервиз, - Кассандра тихо смеется, - На этот раз мама наложила на него заклятие на тот случай, если ты снова нанесешь им визит, - она улыбается, но выходит вымучено, как-то не так, как обычно она это делала, - Клара вышла замуж и работает в отделе лицензирования в Будапеште. Последний раз, когда мы с ней говорили, сказала, что хочет вместе с мужем перебраться куда-нибудь, где потеплее и море поближе, но пока что нет подходящей вакансии. Зовут вернуться к ним, даже грозились найти мне нового мужа, - Кассандра усмехнулась и покачала головой, - Поэтому, я решила, что на другом континенте они меня не смогут достать.

Отредактировано Cassandra Aguero (2019-03-01 12:15:19)

+1

8

Вилескас вновь прячет руки в карманы, потому что совершенно не знает, чем их занять.
Да, очаровательно, милая беседа, будто они только-только познакомились.
Новая сотрудница медицинского блока попросила о помощи проходящего мимо главного пресс-секретаря Двора, ах, как романтично.
Когда там на самом деле их романтика закончилась?..

Вилескас перебирать это все в голове уже не решается, также перестает давить улыбку – обманывает он этим только самого себя – смотрит на Кассандру, слушает Кассандру, чувствует липкую горечь во рту и желание пропить её парой галлонов воды.
Все-таки в его голове это выглядело более… комфортно.
Что-то внутри сильно задевается, цепляется за крюк чужих слов и дает сдерживаемой отраве выйти наружу, выжигая его изнутри. Вилескас немного злится. На себя, на Кассандру, на своих коллег и друзей, но, конечно, молчит.
Если представить, что это милая беседа идет сейчас на благо Двора, станет ли ему легче?
Агуэро пробует.
Проще не становится.

Он сам спросил, как у неё дела – и получает сейчас на это ответ. Кассандра отвечает развернуто, удовлетворяя его любопытство (ему действительно интересно), и от этого остается больший осадок в душе. Видимый только им барьер не уменьшился с годами, наоборот, покрылся наростами, которые теперь не смогут поддаться даже самому сильному заклинанию. Их единственное спасение разве что стереть друг другу память – но о чем? О том, что окончательно уронило грязную кляксу на их совместную жизнь?
Или друг о друге?
Агуэро смешно от самого себя, столько лет прошло и столько драмы. Конечно, он хотел, чтобы этот диалог проходил в более подходящей обстановке, а не в кабинете его бывшей жены, будто он заглянул на прием.
Правда, сейчас Вилескас ощущает себя больше лежащим в тесном гробу. И с каждой репликой Кассандра загоняет в крышку один гвоздь за другим.

Все справедливо. Его жизнь на их разводе не закончилась. Жизнь Кассандры тоже. Каждый нашел себе новую цель (ложь, ты просто пользовался тем, что предлагали, Вилескас) – это все абсолютно нормально.
Они не так сильно отличаются от людей – сходиться и расходиться тоже в порядке вещей.
Другой вопрос, что иногда это бывает сродни попытке вырвать что-то из себя с корнями. И ноет до сих пор.
– Да. Старый сервиз никак не собрать, – замечает Вилескас, увлеченно смотря на стеллажи. Бумажной волокиты ему хватает и с современными технологиями, но его дело предложить, а уж Кассандра (и тем более Аншель) сами разберутся, что им нужно от финансового отдела.

«Разбился ваш сервиз, на осколки и фарфоровую пыль. Никак не собрать. Никак».
На последних словах Агуэро, наконец, смотрит на женщину (скорее, впивается взглядом).
Горечь рискует перейти в выливающийся через слова яд. Вилескас напоминает себе, кто он такой и кто сидит перед ним.
И кто во всем виноват.
«Твоим родителям не о чем беспокоиться, особенно за свой сервиз».
– Я могу попросить сообщать мне, если что-то будет освобождаться у лицензирования. Или сразу придержать место. Что же, возможно, и мне захочется как-нибудь сменить свой род деятельности – в очередной раз.
«Конечно, болтать с другими иными не так весело и увлекательно, как бороться с последствиями проклятий».

Отредактировано Vileskas Aguero (2019-03-03 02:16:08)

+1

9

Кап. Кап. Кап.
Каждое слово Вилескаса бьет большой холодной каплей по макушке, не дает даже вздоха сделать, дух перевести. Капает и капает, постепенно переполняя чашу того, что осталось от ее самообладания.
Смятение постепенно сменяется чем-то гораздо более жгучим, чем-то очень острым и опасным - гремучей смесью, которая лежала где-то внутри нее долгие годы, с момента, как Вилескас ушел из дома, наполненного остатками незавершенного колдовства.
Это все так неправильно, это все так отвратительно - вся затеянная ею игра, все это представление, устроенное только с одной целью, только для двоих зрителей, для двоих актеров, которые пытаются убедить один другого в том, что все отлично, не было всех тех лет, когда они оба мучились, не было той кульминации, после которой они оба сломались и уничтожили все то прекрасное, что когда-то между ними родилось.
Кто-то однажды заметил, что нельзя начинать отношения с такой вот чудесной сказки, что она обязательно превратится в сущий ад на земле. Людям не должно быть сразу так хорошо друг с другом, как было хорошо Кассандре и Вилескасу, что-то всегда должно бесить в другом, не вызывать никакого принятия, быть поводом для ссоры. Люди должны притираться друг к другу, а не сразу подходить - такие истории заканчиваются хорошо только в сказках, а в реальной жизни это либо драма, либо трагедия. В любом случае: от некогда любивших друг друга людей не остается ничего. Кажется, об этом говорила Одетт, когда приезжала к ним в гости со своим мужем. И с ней, вроде как, было трудно спорить: довольно взрослая женщина, которая много лет замужем, которая нашла некий рецепт того самого семейного счастья, который позволяет ей и Эрве любить друг друга не смотря ни на что. Истинная мудрая жена. Но Кассандра спорила, Кассандра всегда искала оправдания и подтверждения ее словам: вот они могут и поругаться, вот у них отношения не начинались с идеала, вот Вилескас иногда ее даже немного раздражал. Но она всегда его прощала, всегда в итоге находила какие-то раздражающие вещи довольно милыми, всегда первая шла на примирение.
И не замечала, в какую пропасть катится все, что они пытались построить.
Смерть сестры стала тем первым ударом, от которого медленно осыпающаяся конструкция стала рушиться окончательно. В тот момент они все сломали. Она сломала. Она вместе с Кармен. Она вместе с Вилескасом. Потому что идеально может быть только в сказках.
Кап. Кап. Кап.
Кассандра поднимает взгляд на бывшего мужа и все еще пытается найти в себе нечто, что поможет ей пережить этот момент, выстоять, чтобы после стало значительно лучше. Ведь многие сходятся и расходятся, расстаются, живут дальше даже после страшных потерь, которую понесли они. Ведь бывает же так, что жизнь продолжается. Но, кажется, только не у них.
Кап.
Чаша медленно опрокидывается, и из нее выливается все. Вообще все.
Кассандра превращается в то, во что она не хотела бы превращаться, но просто не может отказать себе в удовольствии.
- Какой ты милый, - говорит она тихо, с каким-то странным оттенком умиления. С тем, от которого хочется блевануть или ударить ее, что-нибудь сломать, - Поможешь им, если потребуется? Ты со всеми теперь такой милашка? Нашел свое место в этом мире? - все. Поздно. Теперь ее уже не остановить. Последнее, что она успевает сделать прежде, чем потерять контроль, это наложить заглушающее заклинание на кабинет, а потом ее прорывает.
- Нашел или нет, скажи мне? Нашел. И даже должность соответствующую подобрал, да? Всегда быть милым, всегда прикрывать чьи-то грехи и проблемы. А про тебя много кто чего знает? Слабо выйти и рассказать всем: я не помог своей жене, когда она нашла способ вылечить свое бесплодие? Я прервал ее в тот момент, когда у нее почти получилось. Я остановил ее, не помог, не встал рядом именно тогда, когда действительно требовалось. М? - Кассандра смотрит на него, а после размашистым жестом скидывает все медицинские карты на пол, запускает руку в волосы и прикрывает глаза. Становится легче. Немного, но легче.
Теперь все правильно.
Теперь все на своих местах.
- Тебе самому от себя блевать не хочется?

+1

10

[indent] Маски покрываются трещинами, трещины разрубают идеальные выверенные линии и цвета, куски начинают осыпаться на пол – как когда-то их жизнь, которая казалась надежной крепостью, а оказалась хрупким карточным домиком.
[indent] Сдует Волк, сдует серый Волк…
[indent] Вилескас не сразу улавливает изменение во взгляде бывшей жены, но воспоминания оказываются достаточно свежи, чтобы грубо вытолкнуть его назад в прошлое, к их обеденному столу, за которым все и закончилось.
[indent] Они с Кассандрой ругались, как и другие мужья и жены, порой теряя контроль над собой и начиная выяснять отношения на повышенных тонах. Обычно у них получалось затихнуть до того, как все достигнет точки невозврата.
[indent] «Обычно» в один момент стало не про них.
[indent] Не сводя глаз с разозлившейся женщины, Вилескас не знает, какую позицию стоит принять сейчас наверняка. Задача усложняется, когда пытаются (весьма успешно) ударить по живому, и будь в нем чуть меньше совести и порядочности, он мог бы перечеркнуть весь их разговор, все их прошлое одной репликой и сделать вид, что между ними никогда ничего не было. Они все еще значат что-то друг для друга?
[indent] Они стали друг другу совсем чужими?
[indent] Дыхание спирает от волны возмущения и гнева, поднимающегося изнутри, и Агуэро одергивает себя почти на каждой реплике Кассандры.
[indent] Рубануть с плеча можно будет в любой момент. Пришить голову назад – нет.
[indent] «Правда, зачем трупу нужна голова, тот еще вопрос».
[indent] — Тебе самому от себя блевать не хочется?
[indent] «Хочется».
[indent] – Нет. Не хочется.
[indent] Он делает шаг вперед, выставляя руки над полом и заставляя бумаги подняться в воздух, сложиться в уже не такую аккуратную стопку и переместиться на стол подальше от рук женщины. Впрочем, если она захочет…
[indent] Агуэро не сводит взгляда с Кассандры, чувствуя откровенное непонимание её действий – в который раз?
[indent] – И нет. Не слабо. Ты за этим приехала?
[indent] Она действительно думает, что ему будет это чего-то стоить? Что ему сейчас все еще есть, что терять из-за случившегося тогда? Вырванное все с корнем, заживающее до сих пор, приходящее к нему иногда по ночам с ледяными прикосновения и одновременным женским и детским плачем?
[indent] «Здравствуйте, я Вилескас Агуэро – сейчас вы будете слушать истории из моего прошлого для своих сплетен».
[indent] – На что ты рассчитывала, когда ехала сюда? Что мы каким-то чудом избежим друг друга? Что я пройду мимо, если увижу тебя? Что до меня новость о твоем приезде, в конце концов, просто не дойдет?
[indent] Каким-то чудом в его голосе все еще преобладает подобие спокойствия. Сказывается опыт работы, который даже сейчас никуда не деть, как бы Кассандра этого не хотела. 
[indent] Она не знала, кто здесь пресс-секретарь Порядка?
[indent] Чушь собачья.
[indent] Вилескас понимает, что ничего не собрать назад. Ах, какой романтик, до сих пор смело ходит без защиты от инкубов – сколько там лет прошло? К пятидесятилетию движемся? Срок, конечно, срок.
[indent] Нельзя собрать то, что уже навсегда растаскано на запчасти. Заменами подлинный оригинал никогда не восстановить.

+1

11

Нет. Они никогда не смогут стать друг другу чужими людьми просто потому, что они прошли через слишком многое вместе, они слишком многое повидали, но в какой-то момент все пошло не так, при чем случилось это задолго до того, как Кассандра практически провела тот роковой ритуал. Ведомая отчаянием болью, которые невозможно разделить даже с тем, кто тебе дорог, кто близок тебе, в ком ты всегда находила опору, кому ты была опорой сама, она загоняла себя все глубже и глубже, все дальше в собственную тьму с того самого момента, как не смогла спасти сестру, да еще и заплатила такую высокую цену.
На самом деле, если говорить откровенно, если признаваться честно, она не винила в той ошибке никого, даже Кармен, что предложила этот ритуал, с которого все и началось. Она не могла винить Вилескаса, который выбрал реальную и вполне ощутимую жизнь его жены, а не призрачную надежду, последний шанс когда-нибудь взять на руки маленького ребенка, так похожего на него самого, обнять его и почувствовать связь, какая бывает только между отцом и сыном. Но другая ее часть, та, внутри которой сидел демон, подпитывающийся отчаянием женщины, потерявшей своего ребенка, хотела, чтобы все вокруг чувствовали ее боль, чувствовали все то, что испытывает она.
Так и рождаются злодеи, по крайней мере, некоторый их тип - люди, которым просто очень больно, которые пытаются поделиться своей болью, люди, внутри которых что-то ломается, и они пытаются заставить всех вокруг страдать точно так же, как и они сами.
Кассандра не считала себя злодейкой, хотя вполне могла бы ею стать, если бы не определенные - довольно мягкие - черты характера, загнанные глубоко в угол так, что не достать. Она просто была очень больна. Больна не разумом или телом, душой. Воспитанная любимой матушкой мягкость сдалась под этим напором, превращаясь в токсичность, отдающую злостью.
- Не весь мир крутится вокруг тебя одного, - Кассандра все-таки выдыхает, вспышка ярости отступает и стихает, оставляя только холодность к человеку, которого она так любила когда-то. Возможно, совсем немного, любила и сейчас, пусть эта любовь и была похожа на рудимент, от которого организм все никак не может избавиться, но обязательно сделает это через пять, десять или пятнадцать лет. Или через год, или через месяц. Она сама вытравит это из себя, отсечет гнилую плоть, чтобы на месте свежего шрама можно было водрузить что-то новое.
- Я приехала сюда, чтобы практиковать свои навыки, а вовсе не для того, чтобы следить за тобой из-за угла, - она все еще холодна, но кажется они снова возвращаются на то место, где они умели выпустить пар где-то на стороне, наедине с собой, чтобы не сделать еще больнее, чем есть. Хотя, она не сомневалась в том, что Вилескаса от этого уже ничего не удерживает, что он может додавить ее и не измениться в лице. Ну и поделом, Кассандра. Наверняка, в глазах всех остальных ты выглядишь предательницей, бросившей любимого человека умирать. Интересно, хоть кто-то из них вообще вникал в происходящее тогда? Выслушал обе позиции, или версию только одного Вилескаса?
- От тебя я не ждала вообще ничего. Прошел мимо и прошел. Хотя, нет. Вру, - Кассандра качнула головой, - Ждала, что ты однажды сможешь понять и меня тоже. Видимо, для этого еще не время.
Они не чужие друг другу. Никогда ими не будут.
Просто их обоих это измотало. В том числе и это.

+1

12

[indent] Он знает, что его слова – несправедливы и неправильны.
[indent] Знает, что Кассандра не заслуживает таких слов – Вилескас может бесконечно говорить, чего она на самом деле заслуживает, но сейчас он способен просто замолчать.
[indent] – Не весь мир крутится вокруг тебя.
[indent] Они напоминают ему паразитов. Не в классическом для всех понимании, а вот те самые случаи взаимовыгодного паразитизма друг на друга – впились друг в друга и не могут отпустить, да и друг без друга уже не способны. Десятки лет порознь пошли прахом, стоило одному нажать на первую болевую точку и запустить цепную реакцию, где каждый компонент, каждое звено оказывается в нужном месте, разыгрывая дальнейший конфликт, как по нотам.
[indent] Агуэро медленно выдыхает, сжимая и разжимая кулаки – злоба пускает корни под кожу, впивается мелкими отростками в его вены и артерии, отравляет его организм и разум, будто подливая больше бензина в пламя раздирающих его эмоций.
[indent] Этот костер тлеет уже очень много лет, пускает искры и иногда безуспешно пытающийся быть затушенным кем-то со стороны. Иногда пробует сам Вилескас.
[indent] Иногда верит, что у него получилось.
[indent] Он может открыть рот и дать этому всему выйти из себя, опрокинуть бидон раскаленной лавы на Кассандру, бить словами до тех пор, пока от неё прежней останется всего ничего – он представлял их разговор столько раз и столько раз приходил к тому, что знает её слишком хорошо, чтобы знать, чем это закончится, в первую очередь, для неё самой.
[indent] Ему все еще не все равно.
[indent] Слова Кассандры также неправильны и несправедливы. По крайней мере, Агуэро хочет себя в этом убедить – но выходит из рук вон плохо.
[indent] Мужчина смотрит на неё устало, как-то неожиданно даже для самого себя усмехаясь и, в итоге, отводя взгляд.
[indent] Ничего не ждала, значит.
[indent] – Смотрю, ты многих успела понять, – на едкий сарказм даже нет сил. Кассандра и без этого все поймет.
[indent] – Но твою позицию я понял. Прошел мимо и прошел, так?
[indent] У Вилескаса ощущение, будто он тащит её за собой к обрыву – от дурных воспоминаний о Кармен, а следом и о том злополучном ритуале ему становится совсем не по себе – но жгучая обида уже дала свои соки.
[indent] Может, стоило еще тогда? Кто только сделал первый  шаг в сторону пропасти?
[indent] – Не смею больше задерживать и беспокоить. Всего доброго.
[indent] Он доходит до уборной комнаты, где запирает дверь заклинанием, сверху накладывая звуковую изоляцию – крик тут же рвается из груди, звенит в ушах, раздирает горло и заставляет сжимать кулаки, чтобы удержать гнев в себе, а не дать ударной магической волной разнести здесь все вокруг.
[indent] Может, упади они оба в пропасть – им станет все-таки легче?

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » игровой архив » hill


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC