PORTLAND, USA
гостевая х сюжет х faq х внешности х СМЕРТЬ КРЕСТ ЧЕРЕП ГРОБ

ноябрь 2018 года
Что-то не так, верно? Осознание ускользает вместе с обрывками неприятного сна: колотящееся сердце приходит в норму, страх смывает прохладная вода — обычные кошмары, было бы на что обращать внимание. В следующий раз просто открой окно и не смотри на ночь фильмы с рейтингом R. И не слушай эти дурацкие истории о тех, кто не смог очнуться.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » хреновое начало хорошего конца не предвещает


хреновое начало хорошего конца не предвещает

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://media.tumblr.com/83810147a4694551c3b1e8d3a4e9e507/tumblr_nc47eq8HP61rapgqzo1_500.gif
не верблюд & сомнительный биолог;
октябрь 2012 года; задворки Задверья;
Стас оказался не там в не то время, а Оливер не стал разбираться.

Отредактировано Stanislav Boyko (2019-02-07 06:59:39)

+1

2

У Стаса немного друзей - можно пересчитать по пальцам одной руки, да и тех окажется даже слишком много, а потому, когда теряешь кого-то из них, то всегда становится больно, неприятно и грустно. Ту девчонку он встретил в "Дуате": обычная девчонка, которой на вид не дашь больше шестнадцати лет, потому что милое личико, черные, как смоль, волосы, собранные в аккуратные косички с синими лентами, платья, какие он видел на соседских девчонках, еще когда был ребенком, но по сути ей было порядком за три или четыре сотни лет, она была довольно сильным вампиром, который только каким-то чудом смог не растерять своего детского, не наигранного очарования и той детской непосредственности, которую можно отыскать почти в каждой малышке, обласканной родительским вниманием. Ему нравилось лежать у нее на прохладных коленях, нравились ее легкие прикосновения, когда она гладила его по спине - кажется, это вообще был первый раз, когда он обратил внимание на кого-то из постояльцев отеля, доверил еще кому-то после Вадима. Потом они стали подолгу разговаривать друг с другом, делиться какими-то историями из своей жизни, рассказывать, что именно привело их в отель, постепенно сблизились и подружились. А после она пропала - не было неделю или две, Стас сначала подумал, что она съехала, но отметки об этом в гостевой книге Вадима не было, и Стас начал искать - он потратил много времени, прилично ресурсов на то, чтобы выяснить, где ее видели в последний раз, что она делала и в каком состоянии была. Пришлось перекопать все Задверье, даже выйти за его пределы, что он уже довольно давно не делал, но в итоге ниточка была найдена, а потом нашлось и место, где ее убили. Больно и обидно - судя по тому, что он знал о ней, она просто не могла быть замешана в каком-то слишком уж темном дерьме, но при этом Стас понимал, что жизнь может привести человека в такие дебри, что выпутаться из них, не замаравшись, просто не получится.
Стас даже вышел на связного, с которым общалась Мэдлин в последние дни своей жизни, а связной вывел его на группировку, торгующую с особенно отпетыми отступниками, которые не смогли устроиться в жизни так же хорошо, как сам Стас. Ему даже назначили встречу, на которую Стас и явился, сдав свою смену ночному портье и махнув рукой Вадиму. Он очень хотел верить, что вернется, но сомнения подкрадывались незаметно: если они смогли справиться с вампиром второго уровня, то что помешает размазать по стенке перевертыша уровня четвертого, который давно забил на собственную прокачку и просто отточил навыки. Но, как говорится, надежда умирает последней.
Поправив ворот на куртке, Стас прошел на склад на окраине Задверья - райончик неприятный и даже немного жутковатый по его меркам, но делать нечего. Он хотел знать причины, он хотел знать, кто виноват, и хотел, чтобы этот виноватый поплатился за то, что лишил его одного из друзей, которых отступник ценил, как собственную жизнь. Группу людей Стас заметил сразу, прислушался к своим ощущениям: самые разные иные, при чем иные разных дворов и была даже парочка отступников, все самого разного уровня, но слабее него не было никого. И, судя по взглядам, к чужаку в его лице все были настроены если не враждебно, то совершенно точно настороженно. Что ж, разговор будет трудным, долгим и опасным.

+1

3

[indent] – Серьезно, вампир второго уровня?
[indent] Оливер кивает головой, прикрывая глаза и упираясь затылком в подголовник сидения. Тяжелый вздох ставит точку в их и без того коротком диалоге. Лорел молча смотрит перед собой, переваривая полученную информацию – оставшиеся два инквизитора, сидящих с ней в машине, продолжают витать в своих мыслях.
[indent] Хейз давно не думает о заданиях как о чем-то обыденном. Каждый раз ждет чего-то простого – каждый раз происходит какой-то пиздец. Не то, что это какая-то постоянная тенденция, есть и вполне примитивные операции, которые даже не отпечатываются в голове инкуба, но самое страшное в их деле: перестать оценивать опасность своей деятельности. Как только приобретаешь чрезмерную уверенность в своих силах – жди беды. Оливер наступал на эти грабли, получил достаточно крупную шишку, поэтому урок усвоил. Переход на третий уровень ничего не меняет, особенно когда с этим уровнем ты переходишь в местный спецотряд.
[indent] Тихие сборы возле машины и недолгая прогулка до назначенного места. Все происходит в тишине с выученными наизусть движениями и порядками – десятки «протоколов» со своими инструкциями записаны уже на подкорке сознания, и все-таки это не шаблон успеха. В любой момент все может пойти не так, в любой момент нужно начать принимать решения быстро и правильно.
Ошибка может стоить жизни – твоей или напарника. Оливер не уверен, что знает, какое именно из зол тут меньшее.
[indent] Лорел взмахивает рукой, заставляя всех остановиться. Обостренных слух перевертыша помогает оценить обстановку до того, как будет слишком поздно.
[indent] – Их там много.
[indent] – Кто бы сомневался.
[indent] – Даю отмашку подмоге.
[indent] Все идет по плану – это одновременно радует и не очень. Наличие плана означает, что рано или поздно все пойдет по пизде. Не всегда, но чаще всего. Оливер предпочитает столкнуться с непредвиденными обстоятельствами (как это обычно обозначается во всех отчетах) как можно раньше, потому что так легче оттянуть преимущество на свою сторону.
[indent] Не всегда.
[indent] Но чаще всего.
[indent] – Идем туда, – Хейз расправляет плечи и перекладывает Нуаду в ладонь. – Не выходим без моих указаний, пока не прибудет подмога.
[indent] Велик шанс, что все начнут действовать без его слов. Это плохо, хотя не катастрофично – Оливер не отрицает свою способность на ошибку.
[indent] Инквизиторы рассредоточиваются по периметру, держа при себе скрывающие их артефакты. Теперь нужно просто заткнуться и особо не шевелиться, иначе иллюзия быстро спадет. В заранее просканированным магом помещении нет мелких тварей, то есть шпионящих перевертышей. Это на руку.
[indent] Хейз осторожно выглядывает из-за угла и через мгновение уже скрывается.
[indent] Наличие не только отступников и хаоситов, но и своих настораживает.
[indent] Кажется, ситуация уже выходит из-под контроля.
[indent] Оливер не торопится и ждет подмогу. Втроем справиться будет крайне трудно.

+1

4

Они относятся к нему предвзято, они смеются, пусть и не в голос, а гадко и мерзко, исподтишка, как, наверняка, проворачивают все свои дела - за спинами, так, чтобы никто не видел и никто не узнал, кто именно виноват, кого на самом деле нужно дергать за руку. Такая политика помогает оставаться на плаву, постоянно сливая инквизиции двух дворов подставных лиц, шестерок, мясо, которое не жалко, которого на улицах Задверья валяется столько, что отбоя от голодных ртов, желающих откусить от испеченного ими пирога, не будет никогда.
И кто из них крыса на этом празднике жизни? Стас, который опустился до подполья просто из желания выживать и найти, наконец-то свое Эльдорадо, или вот эти самодовольные лоснящиеся лица, потешающиеся над всеми и считающие, что им море по колено, ибо это самое колено упирается в горы трупов невинных.
Они с огромным удовольствием рассказывают Стасу, как именно расправлялись с Мэдлин, на что ее заманили, что конкретно с ней делали и как она умоляла, стоя перед ними на коленях, заглатывая их члены и давясь ими, умоляла просто отпустить ее, обещала, что будет работать на них. И Стас от этого только сильнее заводился: он прекрасно понимал, что Мэдлин просто не могла так просто попасться в такую глупую ловушку, что она - не смотря на свое кукольное детское лицо - не стала бы плакать и умолять отпустить ее домой к маме, она бы просто откусила им все, чем они попытались бы прикоснуться, даже не задумалась бы. Хотя... Наверное, в случае с этими ублюдками - побрезговала бы пить их кровь или попросту убивать. Он понимал, что взяли они ее на что-то более серьезное, на что-то, что заставило малышку прийти самой, отдать свою жизнь взамен чьей-то другой, ценной для нее. Именно это хотел узнать Стас: он хотел знать, кому передать, чтобы берег свою жизнь, чтобы не совершал больше никаких ошибок, ибо ради него пострадала та, кто пострадать не должна была.
Стас понимает, что смотря в эти лица сам начинает закипать, что в нем начинает подниматься желание разбить несколько лиц, а вот у той гниды, что особенно ярко расписывала пытки Мэдлин, можно сожрать что-нибудь - прожевать и выплюнуть, потому что Стас, так же, как и его малышка, побрезгует жрать подобные помои. Он буквально отсчитывает внутри себя секунды перед тем, как наброситься на них и начать рвать, он даже выпустил клыки, пока еще сжимая их, но в какой-то момент все идет не так.
Копошение со стороны Стас заметил уже давно - трудно не услышать что-то, трудно в их мире не почувствовать засаду, даже если она скрывается очень хорошо. Поддержка этих мразей не стала бы так скрываться из-за одного постороннего, а значит, это чужие - возможно, инквизиция. И это может быть плохо: они гребли все, что видели, не разбирались ни с чем, не слушали никого, не давали шанса, и что уж говорить об отступнике - его убьешь и никто не вспомнит, никто не взгрустнет и не придет мстить точно так же, как собирался мстить сам Стас.
Он вспоминает одного старинного друга, приятеля из Москвы, павшего жертвой системы, которая не привыкла разбираться, привыкла только нагибать. Жалко, что он так и не добрался до "Дуата". И интересно, где сейчас тот парнишка, которого он пытался защитить?
Инквизиция Порядка, как оказалось, атакует внезапно, агрессивно и со всех сторон - Стас едва успевает уклониться от самой первой и неожиданной атаки, отбиться от нападающего, но при этом его не прибить. Планы резко меняются - теперь ему нужно просто уйти отсюда подальше и надеяться, что ублюдки получат по заслугам. Стараясь двигаться незаметно, Стас отделяется от дерущейся друг с другом массы, и уходит куда-то вглубь склада - выходить в передние двери, как минимум, глупо.

+1

5

[indent] В возникшей тишине им только и остается, что слушать чужой диалог.
[indent] Оливер видел тело. Оливер видел его прямо там, где его оставили, смерив холодным взглядом – ему не хватает только проникаться сочувствием к каждому трупу, чтобы совсем поехать крышей. Кажется, он перестал это делать еще в Дублине.
[indent] Точно инкуб уже не помнит.
[indent] Он скашивает взгляд на Лорел, видя её спокойное выражение лица, на котором белеют полоской плотно сжатые губы. Он смотрит на Реджи, проявляющего куда меньшее терпение. Оливер не спорит, выслушивать это все – мерзко. Они не любят диалоги, к их счастью, с ними работать нужно не так часто, как с Нуаду наперевес. Их дело – выбить дурь, а потом либо добить, либо отвести к профессионалам на допрос.
[indent] На что нужно было нажать, чтобы заставить вампира второго уровня так сломаться?
[indent] Лорел смотрит на него, и в её глазах инкуб видит все, что она думает по поводу происходящего. Хейз отрицательно качает головой, запрещая ей предпринимать какие-либо действия. Мертвый вампир явно не цена жизни вполне здорового инквизитора. Он не может себе позволить потери, ни при каких обстоятельствах – ему приходится работать в роли руководителя дольше, чем состоять в отряде алеф, но Оливеру все еще хреново удается смириться со смертью из-под его руки.
[indent] Инкуб прикрывает глаза, понимая, что обстановка в соседнем помещении накаляется. Подмога подберется меньше, чем через минуту, значит, у него есть достаточно времени, чтобы раззадорить себя и заодно попытаться разобраться хоть в чем-то. Оливер открывается, впускает в себя все дерьмо, витающее в воздухе в виде чужих эмоций, распахивает дверь и прощупывает эмпатией все, до чего только может «дотянуться». Иллюзия липкой грязи льнет к коже, забирается под одежду, он дергает плечом и морщится, чувствуя излишне сильное желание пойти встать под душ прямо сейчас.
[indent] Ничего. И не с таким сталкивался.
[indent] Возможно, стоящие рядом напарники думают, что Оливер излишне спокойно воспринимает все, что происходит. Отчасти так и есть, только причина вовсе не в его расовой принадлежности, а в банальном опыте. Лет через пятьдесят никто из стоящих рядом не будет даже бровью вести на разговоры, доносящиеся до их ушей.
[indent] Хейз распахивает глаза, поднимая руку в воздух и рисует пальцем круг – подоспевшая подмога быстро рассредоточивается вокруг. Нуаду вспыхивает из-под его ладони, давая сигнал начинать атаку.
[indent] Инквизиция прерывает монолог самого болтливого, врываясь в помещение. Оливер видит, как Лорел рвется вперед и больше не собирается её останавливать – движется следом, прикрывая женщину со спины. Отточенные движения помогают быстро расправиться с двумя магами. Законники умеют работать в команде, с самого начала приучаясь выходить на задания с напарниками, поэтому Хейз не оглядывается лишний раз по сторонам, фокусируя внимание на общем поле боевых действий.
[indent] Вытаскивая Нуаду из горла перевертыша, он видит, как несколько участников сегодняшней вечеринки пытаются выбраться хотя бы живыми.
[indent] «Ну, уж нет».
[indent] Хейз отдает отмашку лидеру подмоги, перекладывая свои обязанности на данной территории на его плечи, и сам быстро выскакивает следом за сбежавшими. Бежать, правда, оказывается некуда – впереди сплошной тупик с парой комнат – однако магический залп едва не сбивает его с ног. Перекатившись, инкуб оказывается в не самом удачном для себя месте. Двое стоят напротив, готовясь все-таки побороться за себя, и против одного у них, возможно, даже хватит на это сил.
[indent] Возможно. Но не против инкуба третьего уровня, начавшего трансформацию.
[indent] Оливер подбирается и отступает к стене, держа Нуаду обеими руками и водя лезвием по воздуху. Он чувствует витающий страх (не он до них доберется, так остальные, оставшиеся за спиной), видит их взгляд и понимает, что уходить им, собственно, некуда. Хейз ухмыляется и прислоняется спиной к стене, перекладывая меч в правую руку.
[indent] На левой руке теперь видны длинные когти.

[indent] – Я знаю, что ты здесь.
[indent] Оливер резко захлопывает за собой дверь, убирая лезвие Нуаду, и включает свет, осматривая небольшое подсобное помещение.
[indent] Хейз очень не в духе. Противник все-таки смог полоснуть его лицу, но раны уже регенерировали, однако осадочек остался.
[indent] – Я видел, что сюда уходили трое. Но глотки я вспорол только двоим.
[indent] Оливер на взводе. Оливер очень хочет чужой крови, а еще притащить кого-нибудь за ухо к чтецам законников. Один из убитых им был из Порядка. Среди оставшихся за спиной он насчитал еще троих. Двор подозревал, что в этой группе есть и их иные, но никто не предполагал, что их будет столько.
[indent] – Не то, что я хочу это делать и с тобой. Ты можешь спокойно выйти, и мы просто поедем на допрос. Если ты ни в чем не виноват, тебя отпустят на все четыре стороны.
[indent] «Или я устрою его тебе лично».

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » хреновое начало хорошего конца не предвещает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC