...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » dark all day


dark all day

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/BX4o6tt.png https://i.imgur.com/S65NYRX.png
Беллатрикс & Аделин;
16 январь 1972, дом Эрхард;
вытащи меня
вытащи меня
вытащи меня

Отредактировано Adeline Monette (2019-06-07 01:08:30)

+1

2

«Посредственность».
Аделин выдыхает, прежде чем сделать глоток вина – к слову, тоже весьма посредственного.
Мадемуазель, вам скучно?
Мадемуазель, вы голодны?
Мадемуазель, вы хотите вот так прямо сразу? Только осторожнее, жена не поймет следа чужой помады на воротнике.
Мадемуазель?...
Мадемуазель стучит пальцем по бокалу. Дзынь-дзынь-дзынь. Жена не поймет следа, жена не увидит следа – жена занята тем, что стирает со своей помаду со своей шеи. Аделин улыбается проходящей мимо гостье, которая уже забыла о произошедшем – гипноз весьма полезная вещь, особенно против неокрепшего разума.

Вино посредственно. Обстановка вокруг, в принципе, тоже. Нет, все весьма аккуратно и уютно, не найти ни пылинки, ни соринки, выдержано в одном стиле и выглядит действительно обжитым домом. Веет, правда, какой-то мертвечиной, но у Аделин в голове любой брак (или иные ассоциации с семейной жизни) имеют не самый приятный запах.
Хозяин дома красуется то тут, то там. Улыбается, смотря своими красивыми глазами, казалось бы, прямо в душу, пока флиртует с гостями – в основном, женского пола – удобно подхватывает свою супругу под локоть, когда та проходит мимо.
Аделин не умеет чувствовать чужие эмоции. Аделин и своих-то практически не испытывает, но на Беллатрикс смотрит с любопытством.
А вот от кого и веет.

Мозаика складывается в голове, расследование окончено, бросайте бокал, мадемуазель, и идите домой. Не забудьте поужинать по пути.
Классическая картина среди смертных, которые пытаются показать свой достаток любыми способами: вечерами, десятком закусок на столе, пейте, гости, сколько влезет. Оболочка завораживает, но если ковырнуть пальцем, выяснится, что это не более, чем слой золотой фольги. То же самое и с этой семьей.
Моро, винишь жену в отсутствии своего вдохновения?
Моро, проклинаешь её, потому что до сих пор нет возможности хвастаться детишками?

Монетт стоит чуть поодаль остальных, скользит по присутствующим взглядом, совершенно не обращая внимание на развешанные полотна – хватило первых минут, чтобы осознать отсутствие необходимости это рассматривать.
Алый цвет, рано или поздно, привлечет внимание. Дэймон не исключение – придерживая жену, он подходит к ней. Голос у мужчины такой же красивый, как и глаза, но смотрит Аделин сначала на Беллу.
«Узнаешь меня, Беллатрикс?»
Вежливо улыбается накрашенными алой помадой губами – дзынь-дзынь-дзынь – переводит неторопливо взгляд на хозяина дома.
– Что скажете?
Ах да, картины.
«Скука смертная».
– Просто потрясающе.
Дэймон, кажется, ждет что-то еще. Аделин смотрит ему в глаза, пока тот, наконец, не отводит взгляд в сторону. На вежливое прерывание разговора его уже не хватает, но молчаливый уход прерывает сама Монетт.
– Белла, позволите узнать кое-что от вас как от хозяйки дома? Некоторые женские секреты, месье Моро.

+1

3

Беллатрикс вся в черном. Раз, два, три. Под музыку можно только вальсировать и улыбаться, улыбаться и вальсировать, но она стоит на месте. Она, как прилежная хозяйка дома только улыбается. Выстукивает ритм вальса по бедру, морщится, когда задевает синяк. Она вся в черном, а прекрасное платье (о, дэймон, не стоило, спасибо, оно великолепно) закрывает синяки на руках, бедрах и спине. Раз, два, три. Ей больно наклоняться, а спину тянет из-за каждого неудачного шага (кажется, это защемлен седалищный нерв, но белла не знает, что это такое, белла вообще ничего не знает) она улыбается робко, говорит, что потянула ногу во время прогулки на лошади. Ей, конечно же, верят. Как можно не поверить и подумать на что-то другое, ведь они

(— Ты опять меня сбиваешь, господи, почему ты не можешь заткнуться, когда я работаю?)

идеальная пара. Ведь она идеальная хозяйка этого вечера (главное, не давать сильно сжимать свои руки, главное, не наклоняться, главное не…), а он превосходный художник, который восхищает всех своими работами.

Нет. Она слышит шепот со всех сторон «посредственность», «разве эти картины мы не видели где-то раньше?», но молчит. Они улыбаются их чете так, словно счастливы созерцать эти шедевры, а Беллатрикс делает вид, что не слышит этих злых слов. Она надеется, что их не услышит и Дэймон. Пускай эта и парочка фраз, но Белла знает, как раним бывает ее любимый муж в очередных порывах отчаяния. Он хочет видеть себя настоящим деятелем искусства, а ее музой, которую он вытащил из лап злобных драконов. Ему нужна эта иллюзия и ощущение сказки, чтобы творить. А еще нужна причина, оправдание, чтобы скинуть на кого-то свой провал.

(— Единственная твоя функция — вдохновлять меня, но ты и с этим не справляешься.
Белла смотрит на пятно красной краски на обоях и тяжело вздыхает. Ей уже почти все равно.)

И Белла уже почти не осуждает. Чинно улыбается гостям, что держат в руках бокалы с шампанским и заинтересованное (но большинство не очень) разглядывают картины Дэймона. Она уже почти смирилась с тем, что не права, что виновата в каждой неудачной картине, что действительно не делает достаточного, чтобы возвести Дэймона на Олимп, а после удержать его там. Она должна была стать ему музой и опорой, но пока оставалась черной тенью на фоне прекрасных дам в ярких платьях, стоящей прямо за его спиной.

Белла лишь ахает, когда Дэймон бесцеремонно хватает ее за руку и ведет к гостям. Первый, вторая, третья. Улыбки на лицах, приятные слова и фальш-фальш-фальш. Хочется закрыть глаза и очутиться в завтрашнем дне, когда солнце только-только будет показываться из-за горизонта.
Белла лишь морщится, когда Дэймон особо сильно сжимает ее локоть и ведет вперед, словно слепую и несмышленую девицу. Но убежать нельзя.

Она замечает эту женщину не сразу — разглядывает картины у которых они остановились — но стоит только бросить взгляд, а отвести уже невозможно.
Все дело в красной помаде. Конечно же, все дело только в ней. Красный цвет яркий и вызывающий и так сложно не привлечь к себе внимания. Белла улыбается отточенно и вежливо, понимая, что когда-то давно, в прошлой жизни, когда еще жила с родителями, могла позволить себе такое же появление на публики. А сейчас строгое черное платье (дэймон, ты просто прекрасно знаешь мои вкусы) вкупе с легким макияжем и почти прозрачной помадой. Она могла бы стать серой мышью, но все равно не чувствовала себя ею.

Белла почти вздрагивает, когда эта женщина произносит ее имя — голос почти знакомый, но Белле кажется, что это лишь помутнение рассудка — поднимает глаза и слабо кивает сначала ей, а после и мужу.

— Дэймон, я подойду чуть позже, а пока поприветствуй новых гостей, — она улыбается, выпутываясь из хватки мужа так быстро, словно этими путами ее держали в плену, — что вы хотели узнать, мисс…?

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » dark all day


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC