...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » альтернатива » увидеть вампира и не умереть


увидеть вампира и не умереть

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s5.uploads.ru/3CJqS.jpg http://sd.uploads.ru/zvPpY.jpg http://sd.uploads.ru/VOdKQ.jpg
маг & вампир;
вторая половина 19 века; из Парижа с любовью
Собираем вещи, бросаем колдуна, валим.

[icon]http://sh.uploads.ru/4Nhqr.gif[/icon][nick]Herve[/nick][status]зубами клацен клацен[/status][sign].[/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Эрве</a></p> <p class="lz_rank">вампир, III</p> <p class="lz_about">ничто не обходится нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость.</p>[/lzvn]

+1

2

Боль мешает накладывать заклинание, чтобы остановить кровотечение - Вилескас справляется и тут же об этом жалеет: перед глазами плывет так, что он едва узнает улицы.
Боль мешает накладывать заклинание, чтобы стереть его из восприятия окружающих, банальная и самая элементарная скрывающая иллюзия - успех вновь на его стороне, однако результат выходит очень зыбким и слабым.
Боль мешает накладывать заклинание, чтобы ослабить эту самую боль. Вилескас больше даже не пытается.

Он едва успел унести ноги. В лучшем случае, его бы затянуло в больницу с остальными раненными, откуда пришлось бы бежать при первой же возможности. В худшем - задержали бы как соучастника. С его-то знанием французского вряд ли бы ему удалось отвертеться.
Теперь, правда, прислоняясь здоровым плечом к стене и шипя сквозь зубы, Агуэро не уверен, что это была худшая перспектива. Возможно, ему бы удалось отвертеться магией, но первую помощь бы получил.
Или нет.

- Проваливай к черту отсюда!
«Трактир правда так далеко от центральной части города?»
Вилескас взмахивает рукой, медленно исчезая с чужих глаз - настолько, что никто ничего не подозревает. Каждое такое действие может оказаться последним, что он сделает, так и не дойдя до ночлежки.
Агуэро напоминает себе, что пару часов назад отправил сестре письмо.
Агуэро еще раз напоминает себе об этом, а после приходит к выводу, что по отношению к Кармен сдохнуть сейчас будет очень некрасиво.
Сомнительная мотивация, но в данный момент срабатывает.
Вилескас осторожно добирается по лестницы и тяжело вздыхает.

- Где же...
Кровь капает на пол, Вилескас не против прилечь туда же.
Стук в дверь не помогает (кажется, весьма настойчивый стук). Агуэро чертыхается, едва не потеряв равновесие прямо носом в сундук - где-то было зелье, где же оно, где...
Бах.
«Я сплю. Меня нет.»
Бах.
Латынь поддается с третьего раза - к счастью, обходится без собственного обращения в ковшик для чьих-то ночных испражнений - тонизирующее заклинание прошибает вместе с новым спазмом боли, от которого зубы сводит так, что Вилескас боится их просто больше не разжать.
- Сейчас!
Оставляя черную накидку на плечах (нет времени и сил скрывать кровавые пятна на рубашке), Агуэро подходит к двери и думает, что, может, еще не поздно сделать вид, что его нет или он спит.
Или мертв.
Петли едва не слетают от его рывка, и Вилескас тут же пытается сконцентрироваться для возможной необходимости защищаться. Выходит, в принципе, неплохо, если не обращать внимание на пошатнувшееся перед глазами лицо (вообще-то пошатнулось не лицо, но Агуэро убеждает себя в обратном).
- Ты?...

Отредактировано Vileskas Aguero (2019-03-11 00:23:08)

+1

3

Вас когда-нибудь выгоняли из дома? Ну вот так, чтобы со скандалами, криками, чтобы пинком под задницу, чтобы вещи с балкона выкидывать, как в тех старых историях? Эрве вот тоже так никто из дома не выгонял. Одетт всегда поступала несколько иначе: она вручала ему немного самых необходимых вещей, поворачивала в сторону двери и ласково хлопала маленькой ладошкой по массивному плечу, трепала волосы и просила пойти погулять, пообщаться с окружающими, завести новые знакомства. Она называла это "выбраться из раковины" или как-то примерно так, если Эрве ничего не путает.
Вообще, все, кто окружал их маленькую полумертвую семью в тот или иной период времени, всегда удивлялись тому, как вообще Одетт смогла заметить Эрве в толпе, разглядеть в нем хоть что-то, потом влюбиться и выйти за него замуж. Случилось какое-то чудо и их общий вампирский предок свел все так, что Одетт уместилась в тот крохотный промежуток времени, когда Эрве просто физически было необходимо выйти на улицу, чтобы элементарно поесть и купить несколько химических ингредиентов у заезжего торговца по схожей цене.
И вот уже лет сто с небольшим Одетт пытается сделать хоть что-нибудь, чтобы ее благоверный супруг стал более социализирован, хотя с каждым годом все больше смиряется с тем, что это невозможно. Ей становится его жалко, она выезжает следом, чтобы отыскать свою бездыханную пропажу, пригреть на коленях и увезти обратно. Потом все повторяется, либо их дороги ведут их в разные закоулки мира, и Одетт снова приходится искать этого двухметрового потеряшку. Так и живут.
Но пока что Эрве на какое-то время осел в Париже, во Франции, устроив свою маленькую лаборатории в снимаемой им комнате заведения, предназначенного для того, чтобы заезжим иным было куда бросить кости. Слева жила какая-то малахольная и, кажется, душевно нездоровая [хотя, кто он такой, чтобы давать подобные оценки], барышня-перевертыш, а справа недавно заселился колдун, кажется, испанской наружности. По лицу - из Андалусии, а если судить по акценту - откуда-то из Каталонии. Скорее всего, второе.
В целом, соседи его не смущали, никаким образом не мешали его существованию и не лезли познакомиться, а значит Эрве счел условия своего проживания более-менее комфортными. Тем более, что недавно он нашел общий язык с несколькими господами, прибывшими, кажется, из Италии, или имевшими к ней какое-то отношение - в итальянском акценте Эрве не разбирается вообще, а их английский оставлял желать лучшего. Но, Эрве никогда не ездит по чьему-то неумению правильно говорить на его языке, поскольку сам не очень хорош в иностранных диалектах: всегда хватает по верхам самого необходимого и весьма успешно этим пользуется. Пока что проблем не возникало.
Для итальянских господ Эрве довольно быстро изготавливает гремучую смесь, получает увесистый мешочек денег, куда сверху насыпают золота и серебра за то, чтобы сильно не распространялся. Да Эрве и не собирался. Он вообще иностранец, он приехал учиться и гулять по Парижу.
История про взрыв недалеко от кареты Наполеона долетает до него довольно быстро, ибо об этом гудит весь город, а он даже не меняется в лице: ну, подорвали и подорвали, кто он такой, чтобы давать оценочные суждения итальянским знакомым. Значит, было за что.
А вот запах крови из комнаты каталоно-андалуского колдуна его напрягает сильнее. Немного раздражает, щекочет ноздри, но Эрве недавно кушал, так что находит себя способным просто пойти и проверить, что там такое. Все-таки, чувствует легкую ответственность и не любит, когда по его вине страдают иные. А смертных ему не жалко.
Эрве стучится в комнаты и маг ему открывает, изрядно удивляется.
- Жопой нюхаешь цветы, - говорит он на французском, но тот его кажется не понимает, а потому Эрве проходит в комнату, закрывает за собой. Довольно сильным и волевым движением он усаживает испанца на постель и стаскивает с него одежду, открывая неприятную рану. Плохо - потерял много крови, да скоро и жизнь потеряет, так что нужно что-то очень быстро придумать.
Одетт говорила, что если кому-то дать выпить их крови, это может помочь, а Эрве это запомнил. Он находить какую-то кружку, сдувает с нее пыль, а после прокусывает свое запястье, чтобы сцедить крови в кружку. Когда набирается достаточно для двух хороших глотков, Эрве протягивает кружку колдуну.
- Пей, - говорит он уже на испанском.
[nick]Herve[/nick][status]зубами клацен клацен[/status][icon]http://sh.uploads.ru/4Nhqr.gif[/icon][sign].[/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Эрве</a></p> <p class="lz_rank">вампир, III</p> <p class="lz_about">ничто не обходится нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость.</p>[/lzvn]

+1

4

Вилескас многозначительно моргает, смотря на вампира, будто вот-вот поймёт, что тот ему сказал.
Конечно, он нихрена не понимает, а пока пытается - двухметровый сосед бесцеремонно заходит внутрь и захлопывает дверь.
Вилескас опять ничего не понимает, правда, лишь по началу - через несколько секунд дважды два (где вместо множителей подставляются вампир и истекающий кровью маг), наконец, складывается в свою четвёрку (читай: один очень сытый вампир и несколько мертвый маг), на что Агуэро пытается возмутиться и вытолкнуть незваного гостя обратно, однако пока он поднимает свою руку - его уже спихнули в сторону кровати.
– Да что тебе..
Язык заплетается, лицо перед глазами тоже.
– Полезешь со своими клыками... да что ты...
Он прерывает тираду на то, чтобы стиснуть зубы и не взвыть от боли, когда вампир отрывает прилипшую ткань от раны.
«Обалдеть эстет нашёлся».
Этого Вилескас уже не говорит, собираясь с силами, чтобы немного отодвинуться назад - «очень интересно?!» - и всё-таки попытаться отшвырнуть мужчину от себя подальше, но тело не слушается, а разум подло подбрасывает разные мысли в духе «уже сожрал бы, если хотел».
Не так Вилескас себе представлял остановку в Париже, совсем не так.
Борясь с желанием просто уже смиренно лечь на постель и сдохнуть уже от чего-нибудь, Агуэро щурится, вглядываясь в действия вампира. Происходящее перед глазами, наконец, начинает объяснять весь этот сыр.
– Чего? - Вилескас берет кружку, скорее, рефлекторно, чем осознанно, и заглядывает внутрь.
Тонизирующее заклинание ещё действует, но вот-вот начнёт спадать с его разума - и что будет тогда? Агуэро даже не хочет загадывать.
– Слушай, у меня там есть где-то зелье...
Вилескас смотрит на вампира, понимая, что тот даже не дернулся на его слова.
– И это не очень гигиенично.
Агуэро пытается. Знает, что кровь кровососов очень действенная штука, но не уверен, что хочет пробовать это на себе.
– Кажется, у меня нет выбора?
Вопрос, скорее, риторический. Вилескас ещё раз опускает взгляд на двоящуюся кружку, жмурится, задерживая дыхание, и опрокидывает в себя залпом, после чего зажимает рот, не давая выпитому выйти назад.
Действие вампирской крови не заставляет себя долго ждать: боль мягко отступает, освобождая его сознание от своих оков и уступая место следом накатывающей эйфории.
«Твою мать».
О последствиях Вилескас тоже прекрасно знает. Вскинув взгляд на мужчину, он дотягивается до накидки, вялым жестом накидывая назад на плечи - почему так холодно?
Жарко?
Так и должно быть?
– Ты каждому так самого себя сцеживаешь? - Спрашивает он, понимая, что расслабляться рано - откуда ему знать, что в голове этого?..
– Спасибо, - благодарит уже на французском, не уверенный, что его поймут на родном.   
Главное, сдерживать неуместную блаженную улыбку, рвущуюся наружу.
Что-то Вилескас подсказывает, что это лишь жалкое начало - как и бросание тела в жар и в холод, как и желание лечь и просто закрыть глаза, как и желание...
«Так, блять».

+1

5

Сдохнуть от потери крови - вот, что не гигиенично, а со всем остальным может справиться современная медицина, либо вампир, уровня которого достаточно для того, чтобы за полминуты избавить тебя от всех проблем. Эрве даже как-то раз в шутку хотел предложить своей крови в лазарете на одном из фронтов, а потом проследить за полученным результатом, но Одетт сказала, что это не очень хорошая идея, да и вообще не следует так себя распылять на глупые шутки и эксперименты, а потому идею Эрве отложил до лучших времен. То есть, навсегда, потому что лучшие времена в этом мире не наступят никогда. Ну, разве что, Второе Пришествие или, например, сидхе, если кто-то окончательно распоясался, но Эрве к тому моменту надеется быть мертвым и не застать этот праздник жизни. С точки зрения научного интереса, конечно, пропустить такое зрелище будет грустно, но лучше помереть самому, чем быть порванным на части, сожженным или еще что поинтереснее от кого-то другого.
Эрве наблюдает за тем, как колдун выпивает его кровь, как у него расширяются зрачки, как учащается сердцебиение, как его бросает в жар. Это интересная реакция, Эрве обязательно возьмет ее на заметку. Он отгоняет мысль о том, что сейчас можно свернуть ему шею и закопать, как это когда-то сделала Одетт, но меньше всего Эрве сейчас нужен птенец. Хотя, из него можно было бы сделать прекрасного подмастерья, а можно было бы дать ему подрасти в уровне и выпить, чтобы потом немного подрасти самому. Долгосрочное вложение, скажем так. Нет, идея конечно привлекательная, но он вообще не готов к тому, чтобы заводить сейчас детей, не посоветовавшись с Одетт.
- Ложись, - говорит Эрве и подходит к колдуну, чтобы помочь ему лечь, укрывает его одеялом и открывает окно, чуть поморщившись от уходящего за крыши домов Солнца, тут же отходит с места прямого попадания солнечных лучей, - Лежи и отдыхай, - его французский, конечно, немного хромает, но для того, чтобы объяснить все необходимое.
Когда Эрве покидает комнату колдуна, его не отпускает мысль о том, что он только что вернул старый долг тем, кто решает жить тебе или умереть: когда-то его выдернули из лап смерти, теперь он сделал тоже самое. Если не считать, что он косвенно был причастен к ранам этого колдуна, конечно.
Вернувшись к себе, Эрве опускается за стол и задумывается на секунду, пытается припомнить, куда сейчас должна была направиться Одетт, а после достает листок бумаги, чтобы быстро набросать ей короткое письмо - писал он регулярно, чаще отправлял все письма на адрес дома, которым они владели в Англии: что бы ни случилось, Одетт всегда вернется туда и найдет все, что он ей писал.
Ночью Эрве приходится выбраться на улицу, чтобы подкрепиться, но далеко от места, где он остановился, он не уходит - жертва находится практически сразу, и он, как истинный джентльмен даже не выпивает ее досуха, нескольких глотков оказывается достаточно. Оставив девушку в парке на лавочке в каком-то безлюдном месте, Эрве возвращается обратно и погружается в работу ровно до тех пор, пока не слышит возню в комнате колдуна - видимо, пришел в себя, даже жив. Это хорошо.
Стоит ли заглянуть к нему и справиться о его теперешнем состоянии? Эрве решает, что тот сам постучится хотя бы, чтобы поблагодарить. Ведь, именно так поступают вежливые люди, правильно?
[nick]Herve[/nick][status]зубами клацен клацен[/status][icon]http://sh.uploads.ru/4Nhqr.gif[/icon][sign].[/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Эрве</a></p> <p class="lz_rank">вампир, III</p> <p class="lz_about">ничто не обходится нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость.</p>[/lzvn]

+1

6

Вилескас тяжело дышит и хочет отползти подальше, но подальше не выходит – стена встречает его затылок с нелепым стуком, заставляя не то поморщится, не то усмехнуться. Дурман окутывает разум, отгоняя любое проявление здравого рассудка, утаскивает в свои уютные объятия, потому маг даже не пытается что-то предпринять, когда его укладывают и заботливо укрывают одеялом.
«Вторая матушка, ей богу».
– Я не хочу… – язык подло заплетается, заранее опровергая все, что хочет сказать Агуэро, и он только осознает, как тяжело держать глаза открытыми – глупо улыбается куда-то в пустоту, видя уже размывающийся силуэт уходящего из его комнаты мужчины.
Тьма плавно и безболезненно забирает его из рук дурмана.
Ему очень-очень жарко, хотя он помнит, что вампир открывал окно, а еще помнит, что, кажется, был вечер. Вилескас пытается осознать, где находится, удивленно замечает отсутствие страха (ну, как замечает – вяло отмечает и тут же об этом забывает). Куда больше напрягают чужие прикосновения (ну, как напрягают – внутри что-то настороженно скручивается, однако собственное тело расслабленно), он пробует пошевелиться – нет, никакого паралича – после чего тянется руками навстречу, не видя смысла сопротивляться одолевающего возбуждению.

Агуэро распахивает глаза, шумно выдыхает и проводит рукой по лицу, осознавая, а затем еще раз.
Простынь под ним мокрая – хоть выжимай (спасибо, что только она). Плечо уже совсем не болит, однако на  этом проблемы не заканчиваются. Сон только усугубил последствия принятия вампирской крови, поэтому тело едва слушается.
«Чтобы еще раз…»
Выдохнув, Вилескас еле усаживается на кровати, тянется рукой к лампе, чтобы зажечь щелчком. Слабый свет озаряет его комнату, и взгляд невольно упирается в стену, за которой находится причина его бедствия.
Конечно, он узнал, кто был в его сне. Конечно, он это все читал и не один раз.
«Нужно найти что-нибудь среди рецептов, что подавляет это состояние».

Поиски заканчиваются частично успешно, частично – нет.
Хочется лечь назад и предаться всем этим ощущениям хотя бы так – или пойти снять напряжение с какой-нибудь посетительницей трактира (как вариант). Или за пределами трактира.
Вилескас Агуэро эту идею не одобряет. Просматривает список ингредиентов, отмечая, что у него есть, что под сомнением – святая дева Мария, да что же это такое – а чего нет. Последнего оказывается целых два пункта, но с учетом недолгого действия микстуры, может понадобиться больше.
Сколько там это состояние длится? Часы, дни, недели.. месяц?
Вилескас Агуэро немного сдается. Возможно, придется светить лицом (и голым задом, ага) больше, чем планировалось.
Он вновь смотрит на стену, понимая, что с одной стороны бесцеремонно нарушать чужой покой нехорошо (особенно, если тебе, в целом, помогли), с другой – от последствий тоже хотелось бы избавиться. Вряд ли тому же вампиру понравится тот факт своей главенствующей роли в эротических снах соседа.
Накинув на ходу рубашку (все ту же, заляпанную кровью), Вилескас решительно направляется к соседней комнате и стучит в дверь.
Когда она открывается, Агуэро при взгляде на вампира едва не шарахается назад – на всякий случай – но вместо этого сует бумажку в руки.
Как объяснить, что из комнаты иногда пахнет явно не пирогами, на французском, колдун не знает. Взмахивает руками, показывает пальцем на обведенные два пункта, судорожно вспоминает подходящие слова – господи, на кой черт ему приспичило уезжать из Испании?
– Есть что-то? Пожалуйста. Деньги есть.
«И лучше побыстрее, пока я не почувствовал серьезную необходимость убежать назад к себе – или вообще за пределы трактира, где я спущу все свои средства».

+1

7

Визит колдуна не заставляет себя ждать, только вот приходит он далеко не с теми словами, которые ожидал услышать Эрве: он открывает ему дверь и натыкается взглядом сначала на непонятное выражение на его лице - то ли перепуганное, то ли растерянное - и уже после видит протянутый ему листок со списком каких-то ингридиентов, где два были обведены в круг. Список на латыни, в принципе понять его было можно, равно, как и то, что требовалось от него колдуну.
Эрве задумался, рассматривая список и припоминая, что у него есть из собственных запасов: не то, чтобы у Эрве было много растений определенного назначения, но он больше напоминал всем всегда запасливую бабушку, у которой можно было найти вообще все - от ниток и иголки и до канонерки прямо в подвале. И, нет, у него именно того, что необходимо колдуну, не оказалось. Что удивительно.
- Садись здесь и сиди, я сейчас, - говорит Эрве на ломанном испанском и довольно бесцеремонно затаскивает колдуна в комнату, усаживает на аккуратно застеленную кровать - кажется, он ее вообще не расправлял и не ложился в нее с момента, как приехал сюда, ибо мертвецу сон, что слону дробина, - Ничего не трогай. Может взорваться, - он изобразил руками взрыв, а после накинул на плечи плащ, прихватил деньги - потом разберутся, кто кому и что должен - и список, выходя из комнаты. Подумал, запер ее на ключ: мало ли на что этот колдун в таком состоянии будет способен, лучше перестраховаться. Главное, не призвать к себе, иначе будет смешно и придется платить за сломанную дверь или окно.
На улице только начинало смеркаться, так что, Солнце не должно было стать проблемой - если передвигаться в тенях домов и по подворотням, то проблем не будет. Эрве двигается в сторону скрытого от смертных базарчика, на котором иному можно было достать все самое необходимое, да и не самое тоже. Разве что, темными артефактами и другими иными там не торговали, это ушло в прошлое. Хотя, наверняка, у Хаоса найдется, чем его удивить - Эрве не сомневался. 
Шагнув на территорию базара, мужчина буквально почувствовал, как преодолевает некий барьер, строго следящий за тем, чтобы никто чужой туда не проник. На пустынной на вид небольшой площади тут же вырастает три ряда прилавков, между которыми снует довольно большое количество народу - торгуются, торгуют, покупают, продают, все практически так, как у смертных, только товар иной и живым он вряд ли приглянется или будет как-то полезен.
Эрве подходит к необходимому прилавку, протягивает список и парой простых французских фраз объясняет, сколько и чего ему нужно. Берет на глаз, но старается побольше на тот случай, если что-то с начала пойдет не так, да и про запас останется. Расплатившись и приняв сверток, Эрве благодарит юную ведьму и прощается с ней, желает хороших продаж и приятного вечера. Ведьма улыбается кокетливо и даже, кажется, заигрывает с ним, но Эрве пропускает это мимо ушей - с Одетт все равно не идет ни в какое сравнение.
В комнату он возвращается уже быстрее в силу отсутствия необходимости пробираться по закоулкам - Солнце уже почти село. Снимает плащ и протягивает колдуну сверток с травами и список, собирается уже сесть за свой стол, как замечает, что взгляд у колдуна меняется.
- Что?
[nick]Herve[/nick][status]зубами клацен клацен[/status][icon]http://sh.uploads.ru/4Nhqr.gif[/icon][sign].[/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Эрве</a></p> <p class="lz_rank">вампир, III</p> <p class="lz_about">ничто не обходится нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость.</p>[/lzvn]

+1

8

Хорошие новости: вампир не собирается пользоваться положением Вилескаса и даже говорит на испанском.
Плохие новости: у него нет ничего из этого списка, и он собирается сейчас куда-то уходить.
Что-что-что-ЧТО?
Агуэро нервно сглатывает, делая еще один маленький шаг подальше, смотрит совсем не туда, куда надо, но этому вампиру насрать с высокой колокольни, куда там пытается отшатнуться или деться Вилескас – тащит его внутрь, заставляя заходиться внутренним инфернальным криком, приказывает сидеть и ничего не трогать.
Ну, почему его так угораздило?
– Я не настолько безнадежен, – тихо фырчит на испанском колдун, обращая внимание на расставленные колбы и пробирки. Шестеренки в голове начинают медленно двигаться в сторону не самых благоприятных догадок, но Вилескас слишком далек от звания параноика, однако чувствует посеянное зерно сомнения.
Глупости, неужели тут больше нигде ни одного химика нет?
Повернувшийся в замке ключ заставляет Агуэро вздрогнуть и обернуться на дверь.
Я В ЛОВУШКЕ.

Вилескас с трудом успокаивается. Раза с третьего, сначала действительно послушно сидя на кровати и собираясь с мыслями, после начиная ходить туда-сюда по комнате – он честно старается не смотреть по сторонам, концентрируется на еще немного ноющем плече, проверяет моторику пальцев. Немного думает, обещает себе быть очень аккуратным, отходит к самой двери и щелкает ими в воздухе – небольшой шарик света выпрыгивает из-под них и тут же растворяется в воздухе.
Магия с ним, ничего не нарушено. Он, конечно, был наслышан о чудесных свойствах вампирской крови (и побочных эффектах), но на себе это испытать всегда как-то… особенно неповторимо.

Сложив руки на груди, Вилескас вбирает в грудь побольше воздуха и отсчитывает до десяти и обратно. Затем еще раз на французском. Пообещав себе вынести эту дверь к чертям собачьим, если вампир не вернется через два часа – нет, он прекрасно понял, за чем именно ушел хозяин комнаты – Агуэро подходит к рабочему столу и тщательно осматривает все, что попадается на глаза.
Ему сказали ничего не трогать. Про «смотреть» никто ничего не говорил.
У него нет причин подозревать именно этого иного – но вязкое и необъяснимое чувство клубится в груди колдуна, наконец, нашедшего что-то, за что можно зацепиться и выбраться из пучин похоти.
«Да и зачем ему нужно было меня спасать?»

Когда мужчина, наконец, возвращается, маг уже вновь сидит на кровати, стараясь не испепелять его слишком пристальным взглядом. Он забирает свиток, не забыв поблагодарить вампира, разворачивает прямо на месте, в последнюю минуту задумываясь, что вряд ли стоит отнимать время его добродетеля (правда, у Вилескаса возникли некоторые сомнения на этот счет – но уж слишком трудно верить в такие совпадения).
Агуэро почти с облегчением выдыхает от осознания, что скоро это дерьмо прервется хотя бы на несколько часов.
Тут же обескураженно замирает и медленно поднимает взгляд на также застывшего мужчину.
– Ну… Я не знаю, сам ты это выбирал или нет, но если бы я сварил из этого себе отвар, то не факт, что даже новая порция твоей крови меня спасла.

Вилескас искренне расстроен – поднимается с кровати, закрывая сверток, потому что растения имеют свойство бодро распространять свои токсины на остальные виды при прямом контакте, а выискивать среди них еще не испорченный ингредиент крайне гиблое дело.
– Сколько я должен?
Он даже не допускает мысли, что его хотел отравить сам вампир – у того столько возможностей было свернуть шею Агуэро, что бегать на рынок за отравой и пытаться впихнуть ему эти травы.
Огорчает как потраченное впустую время (и желающего ему помочь иного тоже), так и отсутствие продвижения на пути к улучшению своего состояния. Думать и без того тяжеловато, спасибо, что он с ходу узнал растение, выжигающее слизистую к чертям собачьим – особенно вкупе с магией.
– Названия очень похожи, это не совсем то. Все нормально, наверно, перепутали.

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » альтернатива » увидеть вампира и не умереть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC