...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » little nightmares


little nightmares

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.postimg.cc/pTn3hPMd/tumblr-otf7iz-Ab2l1ruhg5do1-500.gif
deirdre & harley;
1991 — ...;
если долго обнимать плюшевого медведя, плюшевый медведь обнимет тебя в ответ.

+1

2

С точки зрения обывателя — если речь про иных-обывателей, разумеется — некромантия полна отвратительных для любого человека вещей. Иногда Дейрдре даже готова согласиться. Она примеривается ножом к шее и так, и эдак. Тяжело вздыхает, откладывает в сторону. Еще раз проверяет, что подготовила все необходимое.

Откровенно говоря, резать жалко до сумасшествия.
Но приходится. Так что Дейрдре режет.

Дейрдре думает, что надо было что-нибудь подстелить, чтобы не мучиться потом с уборкой. Нитки, мех и холлофайбер украшают не только стол, но и стул, пол и ее саму. Медвежья голова слепо таращится со стола. Дейдре снова горестно вздыхает и выгребает из серой плюшевой тушки весь наполнитель.

У Дейрдре — в самом расцвете период веры в исключительность собственных возможностей. В качестве бонуса — убежденность в том, что любая идея, сколь бы дурацкой она ни была, должна быть проверена на практике.

Конкретно эту она даже не считает дурацкой. Даже напротив. У Харли скоро день рождения, а у нее хватает карманных денег, а в Задверье внезапно выискался интересный магазинчик. Там и выделанные шкурки каких угодно зверей, и симпатичные чучела, и черепки с костями. И целиковые звериные скелеты.
Конкретно этот обошелся ей в кругленькую сумму. Даром что в Южной Америке полно всяческих обезьян, их начинка стоит разве что немногим меньше живого оригинала. Так что Дейрдре очень осторожна. Все более-менее крупные кости обвязывает мягким наполнителем, аккуратно устраивает их внутри медведя, прокладывает остатками набивки.

Котенок тогда вышел и впрямь не очень симпатичным; найти дохлого кота в подворотне может любой пытливый ребенок.
А получить живого плюшевого медведя в подарок — только Харли.
Смотрите, какая Дейрдре молодец.

Она распарывает игрушку еще дважды. Скелет примата не очень приспособлен под анатомию плюшевых медведей, так что приходится проложить лапы более тяжелым стеклянным гранулятом.
(дейрдре очень тщательно готовится к ритуалам любого толка)

Медведь сидит напротив нее, повесив голову. В комнате душно от благовоний, порезанная ладонь неприятно саднит, низ живота выкручивает тянущей болью. Дейрдре слизывает выступивший над верхней губой пот. Медведь поднимает голову. Слегка неестественно кренит ее влево, но кто идеален.
Дейрдре неслышно шепчет; медведь делает по комнате круг почёта. Она повязывает ему на шее синюю ленту с внушительным бантом.

— Харли, смотри, что у меня есть, — она присаживается напротив, держа медвежонка за шкирку. Разумеется, с такими успехами она не может ждать до дня рождения. Если ему понравится, ко дню рождения интерактивными у него станут все игрушки.

— Это тебе, — протягивает ему мишку; улыбается, когда улыбается он. Дети и все прелести материнства ничуть не манят Дейрдре даже в перспективе. Но когда она перестает воспринимать Харли как конкурента, а Харли перестает плакать ночами, он даже кажется ей забавным. Щенок обошелся бы дешевле, но приходится обходиться тем, что есть.

— Нравится? — Дейрдре гордится. Под серым искусственным мехом не видно кривых стежков, больше напоминающих секционный шов. Харли берет медведя подмышки, Дейрдре покровительственно треплет мягкие пшеничные волосы у него на макушке.
— Его надо как-то назвать. Позови его по имени.

+2

3

Мать равнодушно смотрит снизу вверх, пока не самый свежий вилах толкает тяжелую плиту: камень скребет по камню, полоса солнечного света, проникающего внутрь, становится все уже.

В первый раз Харли рыдал и цеплялся за край саркофага. Крышка заехала на место, оторвав ему пальцы — мать была ужасно недовольна, потому что ей пришлось пришивать их на место, а Харли сорвал связки в первые же три минуты и отключился ближе к шестой.
Теперь он просто кричит. Полоса сужается до считанных дюймов. Дейрдре наклоняется вниз, глядит почти сочувственно, шепчет: «представь, что это бабушка».
Становится еще хуже.

Воздух проникает внутрь через крошечные зазоры. Харли трясется с ног до головы и пытается прижаться к щели ртом, но въедливый трупный запах забивает нос, от него слезятся глаза, и ужасно тошнит — сперва ужином, потом желчью (потом желчью еще раз).
Может быть, то, что лежит рядом с ним, и было чьей-то бабулей, но не в последние дней десять. Или двенадцать. Харли три с половиной года, и он пока не умеет по запаху точно определять степень трупного разложения.
(что тоже расстраивает маму)
(харли, в принципе, расстраивает ее весь, целиком)

Утром плита неторопливо отъезжает обратно.
Следующие семь месяцев Харли не произносит ни слова. Мать болтает с кем-то по телефону и озабоченно спрашивает, не пора ли показать его дефектологу.
(«он совершенно точно отстает в развитии»)

— КИСА. — барьер молчания проламывает Дейрдре, когда приносит домой облезлого кота. Харли, под чутким надзором матери собиравший какой-то прозаичный детский конструктор, тянет обе руки и впервые за долгое время выглядит по-настоящему заинтересованным.
Ровно до того момента, пока клок шерсти вместе с мягкой и слегка зеленоватой кожей не остается у него в кулаке. Мог бы и догадаться, наверное.

К неполным пяти он зарабатывает завидную толерантность к вещам, от которых нормальных людей тошнит по всей видимой площади. По телевизору показывают «Новые приключения Винни-Пуха»: Дейрде задумчиво кусает губу и спрашивает, знает ли он, что значит «trespassers will». Харли мотает головой.
— Посторонние будут застрелены. Выжившие будут застрелены повторно1, — говорит она.

Плюшевая игрушка, которую Дейрдре протягивает ему теперь, не желтая, но что-то в ней, определенно, есть. Как минимум, она не расползается у Харли в руках. Если сильно постараться, в ней даже можно углядеть диснеевскую милую зверюшку. С поправкой на пуговичные глаза и общую кривоватость, конечно, но дети мыслят масштабно.

— Винни, — бледная мордашка расплывается в довольной улыбке. Харли обнимает медведя.
Медведь поднимает голову и обнимает его в ответ.

Тяжелая каменная плита, которую задвигают прямо над головой — не то, к чему можно привыкнуть, даже если ты взрослый пятилетний мужчина. Харли не кричит, но молча трясется, то и дело хлюпая носом. Зубы стучат, сердце вот-вот проломит ребра и выпрыгнет из груди.
Когда мать отворачивается, Дейрдре сует ему Винни-Пуха и весело скалится.

1 trespassers will be shot. survivors will be shot again.

Отредактировано Harley Sandman (2019-03-18 05:48:37)

+2

4

Дейрдре сияет, как начищенный четвертак. Ей наконец-то удается нащупать что-то, от чего Харли не впадает в истерику или в ступор. Это кажется существенным прогрессом.

О том, чтобы подарить брату живого щенка или банальную машинку на радиоуправлении, она даже не задумывается. Человеческим детям это, может, и нравится — Дейрдре их, конечно, не осуждает, но смотрит на это все слегка снисходительно. Машинка на радиоуправлении, подумать только. И это – когда в мире существует целое множество куда более занятных вещей. В их мире, во всяком случае.

Привыкнуть ко всему этому не сложнее, чем к крепкому кофе или алкоголю. В детстве вкус не нравится почти никому, зато с возрастом дело идет куда как проще. По крайней мере, так думает Дейрдре.

— Думаю, в этот раз будет получше, — вздыхает Дейрдре, откусывая традиционный утренний тост с медом. — Дай ему шанс?
Мама закатывает глаза. Дейрдре улыбается самым невинным образом. Если она окажется права, то выиграют абсолютно все.
Лишняя пара часов под землей и без эксцессов способна произвести на маму хорошее впечатление. Особенно если Харли после этого не заткнется на несколько месяцев снова. А если заткнется… Они попробуют еще раз. Дейрдре будет только «за». Надо же как-то воспитывать братика.
И пусть только кто-то попробует сказать, что Дейрдре о нем не заботится.

Харли сам выглядит не лучше покойника, если говорить откровенно. Возможно, это как-то связано с тем, что маму срочно отозвали по делам, и вспомнить про Харли получилось только ближе к вечеру. Но скорее дело в том, что он и в этот раз не понял, зачем его упихнули под землю.

Психика без страха, конечно, увечна, к тому же можно сделать скидку на возраст… Но с точки зрения Дейрдре кабинет стоматолога — место куда более жуткое. А что может произойти под землей? Не оставят же его там до Второго пришествия, в конце концов.
А если Харли и дальше будет так активно сопротивляться попыткам вылепить из него что-то, хоть отдаленно напоминающее нормального мага, действовать придется куда как более радикально. 
(харли, солнышко, ну это же почти как курорт – тихо и никто не мешает)

На совершенно обычные вещи он реагирует совершенно ненормально, и это заставляет Дейрдре сильно грустить. Если говорить точнее, в первую очередь это заставляет грустить маму, а когда грустит она, в доме никто не веселится.
Совсем не веселится.
Дейрдре это очень сильно не нравится.

Вэнди оказывается на удивление тихим ребенком, не захлебывается воем и не мешает спать.  Вэнди нормальная, на Вэнди обе представительницы семейства Сэндмен глядят с оптимизмом. А Харли… Уже никто ничему не удивляется, но Дейрдре бывает очень упорной.

Когда она заходит к нему в комнату, не скрипит ни одна половица. Сухой пучок трав остается тлеть на керамической подставке, тяжелый сладковатый запах дурмана и сон-травы щекочет ноздри; Дейрдре сдерживается, чтобы не чихнуть.
Харли ворочается. По позвоночнику Дейрдре бегут мурашки, когда она замыкает меловой круг.

Тонкие гибкие пальцы складываются в затейливые фигуры точно по учебнику. Дейрдре нашептывает Харли на ухо ядовитые слова на мертвом языке.
Проснись и пой, Харли.

Глазки не видят? Не беда. Ушки не слышат? Тем паче не беда. Руки и ноги не слушаются? Пффф. По коже — и под кожей — что-то ползает? Никакой проблемы. Воздух кажется мертвым, затхлым, как в заколоченном на сто лет древнем склепе?
Оно так и бывает, Харли. Когда внезапно просыпаешься в гробу, оно примерно так и происходит.
(фантазия дейрдре тут ни при чем, а вот в материнском гримуаре полно интересных заклинаний)

Черные ноготки легко касаются влажных висков Харли, Дейрдре наклоняется ниже и продолжает шептать ровно на ухо, поддерживая заклинание.

Просто смирись, Харли. Смерть — это самое естественное, что может произойти с человеком. Смирись и прекрати тонуть в собственной панике.
Ты же не паникуешь, когда чувствуешь голод, сонливость или потребность отыскать уборную.
(если паниковать при виде бутерброда — нормально поесть не получится; если паниковать при дыхании собственной смерти — с некромантией не сложится)

Смирись, Харли.
Бороться у тебя все равно вряд ли выйдет.

Отредактировано Deirdre Sandman (2019-03-22 01:30:33)

+2


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » little nightmares


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC