...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » настоящее » грудью под пули


грудью под пули

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/BsFmAhX.png
Merid, Dexter & Ben;
дата, морг полицейского участка;
Патологоанатом тоже врач.

+3

2

Они часто приходят к ней во снах. У каждого своя история, свой характер, только судьба всегда одна. Все мертвы. Кроме одного.
Ей стыдно, ей некомфортно, и она просыпается, уставившись в белый потолок, так и пролежит, пока не зазвонит будильник. Хочется верить, что это «предательство» даст ему еще лет сорок, а то и пятьдесят, счастливой жизни. Однако, будет ложью отрицать – ей хотелось бы остаться с ним намного дольше.
Не помогает работа, которая выжимает последние соки. Их положение очень шаткое, они на грани провала. И сколько же сил тратится на попытки вылезти со дна ямы. Пару вечеров она пафосно закидывала в себя несколько таблеток, запивая их клюквенной настойкой, прямо как в фильмах про сильных, но уставших женщинах. Конечно же, это не помогало. Мэрид всё равно не будет жалеть о своей природе. Это нерационально. Да и более того, никогда в ней не пробуждалось подобных мыслей. И хрупкая человеческая жизнь точно не является поводом для их появления.

Ей не мешало бы поесть уже давно. С каких пор она откладывает подобное? Чувствовала, что слабеет. Обещала себе, что сегодня уж точно, и вновь игнорировала потребности организма. Очередной вид испытания на прочность?
Она не даёт себе заниматься самоизмором. Поправляет макияж, хотя может получить своё даже будучи одетой в майку, усеянную жирными пятами и здоровенной дыркой у шва. Слуга Дьявола – так заявляет церковь, желчно и зло произнося «суккуб». Христиане и их любовь всё прекрасное и желанное превратить в омерзительное зло. Мэрид не лезет в религию. Нечего грешникам думать о святом.

Половина фонарей не горит. Одинокие автомобили проносятся мимо, нарушая давящую тишину. Оруэлл очень далеко от центра. Ничего, когда боль уляжется, Мэрид вернется в центр. Ведь оживленные улицы так хороши. Человек, чьего имени она даже не знает, оно ни к чему, улыбается слишком широко, беря ее под руку.
Давай поскорее закончим.
Мэрид позволяет вести себя к автомобилю, в тайне надеясь, что перед ней крепкий малый. Она действительно голодна. Но у судьбы всегда свои планы.
Какова вероятность встретить человека, которого ты хочешь видеть больше всего на свете, и при этом всеми силами стараешься избавиться от этого, предотвратить, сбежать, в большом городе Портленд, тем более, в этом богом забытом месте? Мэрид полагала, что крайне мала. Но она точно знает, чья это высокая фигура на другой стороне дороги, чьи темные волосы, чей точенный профиль. Память никогда не подводит.
Её тянут дальше, но она сильнее. Стоило бы поддаться и пойти. Истинно правильное решение.  Ничего не может с собой поделать – стоит и смотрит, зная, что в конце концов будет замечена. Отвращение к себе накатывает волной.
Какой тигр оставит пойманную лань, ведомый своими чувствами? Правильно. Никакой. Но ведь может позволить себе ещё пару секунд? Уже думает отвернуться, пойти дальше, но ведомая чувствами, высвобождает руку, за которую пытаются ухватиться, словно за спасательный круг. У судьбы свои планы. И человеку на другой стороне дороге очень повезло, что его жена слуга Сатаны.

Первая пуля входит в левое плечо, обжигая. За ней следует вторая, третья, четвертая, превращая спину в решето. Крик удивления и неожиданности вырывается из груди. Вот чего она точно не ожидала в этот момент, так выстрела в спину.  Белая блузка моментально меняет цвет. Она сжимает знакомое плечо от боли, заваливая на землю, пускай будет больно, лишь бы его не задели, лишь бы не попали. Тело горит, заставляя недовольно морщится. Это всё совсем не смертельно. Сколько в ней новых дырок? Штук десять, не меньше. И ни одна не прошла насквозь, а значит, не задела Декстера. Только вот сил маловато. Ей нужно подняться, нужно узнать, кто стрелял и тут же показательно объяснить, что так делать нехорошо. Но она только тяжело дышит, словно пытаясь тем самым унять внутренний, охвативший с ног до головы, жар.
Это необычные патроны. И Мэрид стонет, то ли от боли, то ли от всего этого дерьма, что вечно пытается влезть в размеренное существование её супругов.
И как она будет объясняться, что до сих пор вполне себе неплохо дышит?

Милый, ты не мог бы подбросить меня до дома и вытащить пули из спины? Сама я никак. О, и отвези меня в бордель. Теперь я просто безумно хочу есть. Иначе умру. Ерунда какая.

Мэрид перекатывается, ударяясь спиной о холодный асфальт, выдавливая из себя хриплый стон. Где-то на заднем фоне слышится приближающаяся сирена. Это её неудавшийся кавалер постарался?
Каждый вдох дается затруднительно. Сколько у неё есть времени, прежде чем она попадет в долгожданный котёл из-за своей глупости. Разве матушка не учила, что кушать нужно вовремя?
Как же ей хочется курить. А чёртовы сирены всё ближе.

- Декстер.

Мэрид надеется, что несильно напугала его тем фактом, что до сих, мать твою, жива. Хоть и не может встать без чужой помощи.

- Увези меня отсюда.

Дорогой, я от тебя ушла не сказав ни слова, а теперь взваливай меня на плечо и валим отсюда, пока твои коллеги нас не нашли.
Мерзкая магия словно пыталась разрушить каждую клеточку на своём пути. Она вновь стонет больше от недовольства, чем от боли.

- Сама я не смогу достать пули, милый.

Контрольный в голову, Мэрид. Эти овации для тебя. Ты худшая сука в его жизни, так и знай.

Отредактировано Merid Orwell (2019-03-22 16:14:05)

+3

3

Сперва Декстеру кажется, что он увидел призрака.  Молодой мужчина даже щипает себя несколько раз за руку, моргает часто, мотает головой, прогоняя прочь почудившийся ему морок, но пелена не спадает с глаз. Эти медные волосы он узнает всегда. В какой-то момент воспоминания в голове начали тускнеть, как теряет свой яркий цвет забытая под солнечными лучками обложка книги, заметив удаляющийся затылок в толпе несколько раз ещё не отчаявшись найти жену, он гнался за незнакомками, хватал их за руку, окликая «Мэрид!», но затем долго извинялся, чувствуя себя идиотом, и пятился назад, виновато опуская голову вниз.

Понадобилось чуть больше времени, чем он рассчитывал, чтобы в сознании накрепко усвоилась мысль, что она может быть мертва. Он никогда её не увидит, не обнимет, не поцелует, забирая тяжесть и тревогу от пережитого дня себе. Коллеги подтрунивают над ним и говорят забыть о ней, жить дальше, встать с колен и найти себе другую. Малышка Ханна заслужила расти с матерью, девочке нужна забота, ведь неровен час, когда у неё начнут возникать вопросы, ответы на которые Декс не сможет дать, но мужчина отказывается делать так, как ему велят. Ему претит сама мысль впустить другую в свою жизнь, будто это предательство или измена. Ни за что не соглашается хоронить её, не имея перед глазами материального тому подтверждения.

Она идёт с кем-то другим.

Незнакомец сжимает её тонкое запястье, волочёт за собой как гнедую кобылу, которая сопротивляется, но скорее для вида, чтобы обозначить свою независимость, показать скверный нрав, но за следующим углом вцепиться в широкие плечи и прильнуть всем телом, приподняться на носки, потянувшись жадно ко рту.

Блядство.

Пальцы сжимаются в кулаки, а губы вытягиваются в тонкую полоску. Декстер готов размозжить это тучное уродливое лицо в кашу, смешать с кровью обрюзгшие линии, напрочь лишая их человечности. Взгляд тяжёлый, следит за каждым их движением, в висках гудит от разрывающих голову вопросов.

Зачем ты так поступила, Мэрид?

Где ты была?

Вернись.

Почему нет?

Что я сделал, Мэрид? Ты была несчастна?

Шаг навстречу – Оруэлл выходит на проезжую часть, даже не оборачивается к водителю, едва успевшему вдавить до упора педаль тормоза и залившего всю улицу истошным криком гудка. Смотрит теперь уже только на неё, приближающуюся к нему, всё такую же прекрасную, немного испуганную, бегущую навстречу. Затмившую все прочие мысли и усыпившую бдительность, что Декс не замечает, как оставшийся позади мудак достаёт из-за пазухи ствол.

- Мэрид!

Выкрикнутое имя зависает в воздухе, как и громкие выстрелы. Свинцовые пули будто толкают её вперёд, навстречу, детектив едва успевает вытянуть руки и подхватить её, не дать счесать красивое лицо об асфальт.

Действуя совсем не собранно, не под стать его форме и значку в кармане, Декстер слишком неаккуратно помогает жене перевернуться на спину, убирает с лица волосы, не давая ей давиться ржавыми прядями, растеряно оглядывается по сторонам, будто ищет поддержку, решение, но пустынная узкая улочка шириной едва ли с десяток метров с двумя полосами для машин предоставляет его самому себе.

Взгляд цепляется за испуганное, бледное от ужаса лицо старухи, которая дрожащими руками набирает номер телефона, наблюдая за перестрелкой в окно, но кто-то опередил её – вой полицейских сирен звучит всё отчётливее, приближается как ураган, который сносит всё на своём пути.

- Милая… - будто надеется до последнего, что всё это ему чудится, но времени остаётся всё меньше и меньше.

«Кто ты? Что ты такое?» - хочет спросить, удовлетворить прожигающее дыру в груди любопытство, однако предпочитает действовать и подхватывает её на руки, одной рукой поддерживая плечи, второй под коленями, чувствуя, как прилипает к ладони рубашка, а между пальцев и по запястью катится вниз тёплая густая кровь, которая уже напитала некогда белоснежную ткань на уровне лопаток и ниже.

Его машина припаркована совсем близко, сможет донести её, а в голове возникает один единственный человек, который сможет достать из неё пули и не станет задавать слишком много вопросов, не пошлёт его нахрен.

Прости, Бен. Прости.

«Я не хочу делать это и твоей головной болью, но мне больше не к кому идти».

+3

4

Запах крови ударил в нос резко. Бен даже поморщился, выронив из рук папку, которую собирался отнести в архив. Очередной день в морге он провел сверяя отчеты и делая правки. Какой бы романтичной не была (а он вовсе не была такой!) работа судмедэксперта, а отчеты писать приходилось даже тем, кто ковыряется в говне и трупах.

Очередной труп, очередной набор улик, очередной бестолковый детектив. Хотя тут Бенедикт скорее отталкивался от того, что в участке его не очень любили как человека, но уважали как эксперта. И ему приходилось напрягаться, чтобы поддерживать свою репутацию. Все его помощники давно разошлись по домам, и вообще была глубокая ночь. Тремэйн любил сидеть в пустынных помещениях морга. Это было похоже на склеп. Очень канонично. Вампир сам заточил себя в холодном мрачном помещении. Только вот то, что показывают в фильмах, которые Бен с удовольствием смотрит, чтобы посмеяться и разгрузить мозг, там в склепы к вампирам приходят либо охотники, чтобы убить, либо никто. А к нему шастали все кому не лень.

И даже посреди ночи кто-то решил заявиться. Неужели с убийствами и уликами нельзя подождать до утра. Бен давно не ел, и откровенно говоря находился в отвратительном настроении. А тут еще и кровью разило так, что у него крышу начинало сносить, и держать себя в руках удавалось только помня предупреждение Инквизиции. Хоть один срыв и его немедленно убьют, без разбирательств и суда. Вполне логично предположить, что этого Бенедикт не хотел, потому что вполне свыкся с судьбой вампира и особыми условиями жизни.

— Кого притащило в такой час… — ворчит он,собирая с пола бумаги, когда открывается дверь. Вампир резко выпрямляется, глядя на Декстера. Даже раскрывает рот, чтобы что-то сказать, но взгляд падает на женщину у него в руках.

Вот так встреча.

Сколько лет они не виделись с Мэрид? Около десяти? Или с того дня, как она кормила его всяким дерьмом, чтобы он не перебил половину двора прежде чем инквизиторы его перебьют?

— На стол, — резко командует он, поворачиваясь к своему столу. Папка забыта, как и все остальные планы. Его мутит, но сцепив зубы, Тремэйн надевает перчатки. Медленно и спокойно. Спешка для врача самый страшный враг, и поэтому он старается не перенимать от Декса его нервозность и панику. — Что случилось? — спрашивает он спойконо и сосредоточенно, так же он разговаривал, когда приезжал на место преступления или работал над уликами и кто-то отвлекал его. Рабочий голос, как говорили его помощники.

— Эй, посмотри на меня, — наклоняется к женщине, заставив ее открыть глаза. Светит фонариком. Зрачки реагируют. Почему она не регенерировала? Ведь Бен знает, что она может. Откуда Декстер ее притащил? Почему они вообще вместе? Какого хрена происходит? Много вопросов, ни одного ответа. — Включи свет, — приказывает Оруэллу, не поворачиваясь к нему, и резко рвет ткань блузки на спине своей пациентки. — Уж прости, дорогая, я привык, что мои клиенты не жалуются, — пытается шутить, чтобы отвлечься от желания впиться зубами в одну из ран на спине старой знакомой.

Но руки не дрожат, когда он мягко проводит по спине мокрым полотенцем. он не может работать в таких не стерильных условиях. Да, неженка, и что вы сделаете?

Сколько в ней пуль? Шесть? Нет, пять. Шестая прошла навылет в плечо. Что это за магия такая, что она не смогла излечиться от простых пулевых ранений, Бен сейчас не задумывался. Он работал. Патологоанатом тоже врач, как когда-то говорил он родителям, которые устроили ему скандал. Отец гордился бы — его сын сейчас будет делать операцию живому человеку. Не совсем человеку, но это уже детали. Живая же, пока что.

— Не смей умирать на моем столе, я не собираюсь делать твое вскрытие, — угрожает он Мэрид, вытаскивая первую пулю, которая с громким звоном падает в подставленную рядом миску. Она была ближе всех, а вот с остальными придется повозиться. Он работает в тишине, которая прерывается только сопением Декстера и редкими фразами самого врача, который пытается отвлечь не столько своих посетителей, сколько самого себя.

Если он даст ей своей крови, это притупит боль, интересно? Или сделает все хуже? Нет, Бен не будет так рисковать. Он не хочет раскрывать свою истинную сущность перед детективом. Пока что не хочет. Их дружба еще готова выдержать такое испытание, а вот Мэрид похоже придется как-то спасать. Но как она будет питаться за счет Оруэлла Бен смотреть не хочет, как и знать. Он убьет обоих из ревности. Нужно придумать как достать ей кого-то. Но пока что первостепенная задача достать пули, которых осталось еще четыре.

+2


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » настоящее » грудью под пули


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC