...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » квесты » у нас труп, возможно криминал


у нас труп, возможно криминал

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sh.uploads.ru/t/SQuqC.png
Harley Sandman & Romelle Pollux & Dinah Breckenridge;
23 ноября, парк;
хаос, порядок, труп кишащий червями. звучит как классная тусовка, не правда ли?

+3

2

— Кофе? — предлагает он, возвращаясь в машину. Ромелль, не отрываясь от смартфона, неопределенно кивает и сразу же забывает и о картонном стакане, и о лично его, Харли, существовании: неудивительно, к четвертому-то часу унылого дежурства.

Юго-восточные портлендские пригороды навевают тоску, которая только усиливается от монотонного дождя. Глядя, как мелкие капли собираются на лобовом стекле и медленно съезжают вниз, Харли зевает до хруста в челюсти.
Вряд ли в местечке под красноречивым названием Boring можно было рассчитывать на что-то иное, конечно.

Тишину периодически разрывает шорох рации и отрывистый женский голос. Он думает, что у патрульных офицеров будни, наверное, будут повеселее, чем у инквизиторов в новых условиях; перекатывает в пальцах четвертак и мечтает дожить до момента, когда можно будет вежливо послать всех к черту и отправиться домой.
Часы показывают всего-навсего полдень. Телефон Ромелль слабо вибрирует, и Харли успевает заметить, с каким удивлением она смотрит на определившийся номер. Слегка растерянно здоровается. Хмурится и мелко кивает, как человек, который переваривает свалившуюся на голову неожиданную новость. Он слышит из динамика невнятный мужской голос и пытается по сухому «да, сэр; конечно, сэр; принято, сэр» определить, что стряслось на этот раз.
Их все-таки куда-то вызывают?

— В заповеднике Маунт-Худ нашли тело. К нам отправляют законницу, нужно забрать ее в Грешеме, — если бы энтузиазм Ромелль пустили в печать, вышла бы книга в триста пустых страниц. Харли поджимает губы, но ничего не говорит: и без того понятно, что там, где появляются законники, ничего хорошего ждать не приходится. Черт бы побрал новый протокол.

По плюс-минус пустым дорогам они добираются до указанного адреса меньше, чем за пятнадцать минут. Харли втягивает голову в плечи, прежде чем покинуть теплый салон хонды, Ромелль хлопает дверью с другой стороны; минуту спустя из непримечательной бургерной с красным фасадом выходит темноволосая ведьма, явно прятавшаяся внутри от дождя.
(когда он слышит ее фамилию, ему становится почти физически дурно)
Ромелль представляет их обоих, Харли ограничивается пригласительным жестом в сторону автомобиля.

— Поедем вдоль Колумбии. Через полчаса будем на месте, — говорит он спустя пару минут, просто чтобы напряженная тишина не давила на нервы.

Отредактировано Harley Sandman (2019-04-28 00:23:06)

+4

3

это было ужасно. дежурства просто сводили с ума своей монотонностью, скукой и длительностью. ромелль каждый раз говорила себе, что четыре часа это очень мало. и все же время тянулось так медленно, что казалось легче уже удавиться, чем дождаться заветного конца.

к счастью, у неё был спасительный телефон, на который то и дело писала вилли. кажется, она была уверена, что тут каждый десять минут происходит что-то интересное и крыше сносное. что ж, крыша действительно ехала. только у харли и ромелль.

кажется, к этому часу полопались уже все капилляры, какие только могли, окрашивая глаза в красный цвет, а пустой желудок прожигал кофе. допивая очередную порцию этого пойла, девушка вдруг поняла, что не может точно припомнить какая это по счету кружка. уж лучше бы уже купила один из тех несъедобных хот-догов.

телефон начинает вибрировать, привлекая внимание обоих патрульных. на другом конце сухой мужской голос, в ответ её не менее сухой, низкий, далекий от нежного девичьего.

тело. ну конечно. она даже не знала, ей радоваться или разочаровываться. с одной стороны, наконец-то хоть какая-то работа, а с другой, на кой черт ей это надо. хотелось поскорее уже отправиться домой и упасть в свою кровать. хотя какой смысл, если все равно не уснешь.

— в заповеднике маунт-худ нашли тело. к нам отправляют законницу, нужно забрать ее в грешеме, - ромелль было практически плевать на её присутствие, главное, чтобы не мешала и не докучала. практически. законники вызывали в ней неприязнь по большей части из личных ассоциаций, нежели по каким-то исторически или по другим сложившимся причинам.

- ромелль поллукс, харли сэндмен, - она кивает и пожимает руку. ей кажется это идеальным знакомством. все четко, понятно, никакой лишней информации. впрочем, следовало бы чуть больше узнать о новой напарнице, которая, как подметила хаостка, была на пол головы её выше.

они сели в машину молча. ехали все также наслаждаясь тишиной. поллукс все еще нравилось, что все так и продолжается, потому что не приходилось поддерживать искусственное дружелюбие.

смотрит перед собой, уже начиная уходить в себя. её начали увлекать мысли о предстоящем деле. а может просто сказывался недосып. рука за макушкой, пальцы перебирают короткий хвостик. из этого состояния её вырывает, что удивительно, харли. на это девушка лишь слегка хмурится и кивает.

- конечно, ты же у нас за рулем, - подушечки пальцев вновь накрывают глаза, давят на них, трут. мысленно она ругает себя за то, что в принципе не подумала о том, как побыстрее добраться до тела.

проходит полчаса и они действительно оказываются в нужном месте. дождь все еще моросил, заставляя ежится и поправлять лишний раз куртку, будто бы это могло спасти. ноябрь особо не жаловал никого, встречая инквизиторов лишь пробирающим до костей холодным ветром. мерзко, мокро, холодно.

+3

4

Ее мариновали неделю, прежде чем пустили сюда. Не так уж долго, учитывая, что изначально и вовсе пускать не собирались. Эдгар почему-то передумал — у Дины не было шанса спросить.

Дина снова в деле. Она могла бы обрадоваться, все-таки это то, к чему она стремилась все это время, но не обрадовалась. Ох уж эта куча опять всяких "но". Работать придется в команде, это нормально, но работать придется с хаоситами, и у Дины нет права отказаться: она открывает рот, чтобы спросить, есть ли вариант с законниками, ее обрывают — нет.

Хочешь работать — иди работай. Возразить Дине нечего.

У Дины достаточно причин не скрывать свою неприязнь к хаоситам, но держаться она старается подчеркнуто вежливо — копирует манеру отца. Это важно, облажается — еще шанса не будет. Об этом она думает все время, что стоит под крышей в бургерной, дуя на кофе в стакане. Зонт, конечно, дома забыла, за стеклом херачит дождь, Дина представляет, что будет с трупом к их приезду, и морщится.

Водитель и сопровождающая его женщина оказываются довольно дружелюбными — пошли сразу навстречу, — но отбитыми. Выперлись из хонды прямо в дождь, чтобы пожать ей руку. Дина дергает бровью, потом называет свое имя, щурясь — знает, о чем, вернее, о ком сразу думают. Что ж, если у них с этим какие-то проблемы, пусть. Ее это не касается.

— Круто, — говорит Дина потом, но по выражению лица становится заметно, что нет, нихрена не круто: волосы начинают липнуть, пакет с будущим обедом того и гляди промокнет. Говорить больше особо не о чем, но Дина, развалившись на заднем сиденьи со своим пакетом, чтобы нарушить тишину, один раз все-таки подает голос: — А вы не очень-то разговорчивые. Это я, или норма жизни?

Наверное, все сразу.

Ходить по заповеднику молча Дине совсем не хочется. Там все еще прескверно сыро, делать нечего, выбирается из машины она все же с энтузиазмом новичка, которого наконец спустили с поводка.

— Надеюсь, он под каким-нибудь козырьком, — говорит Дина, поднимая ворот своей куртки — все равно не помогает, холодные капли стекают за шиворот, ползут по спине. — В смысле, его же там нахрен раздуло от такой погодки...

Посмотрев на Харли, Дина понимает, что ой не факт.
Может, прихваченная из бургерной еда ей и вовсе не понадобится.

+3

5

Во взгляде, который он адресует Ромелль, без труда читается все, что Харли думает о законниках в целом и этой их представительнице в частности; отвечать на колкость не торопится и вообще перестает реагировать на новое действующее лицо — все внимание уделяет скользкой от дождя дороге, памятуя, что бессмертных среди них не водится.

— Не думаю, — совершенно серьезно откликается он: если в словах Дины и есть намек на сарказм, Харли его точно не улавливает. Слегка удивленно смотрит ей в спину (козырек? в лесном массиве?); решает не развивать тему и лишь негромко шепчет короткое заклинание, поднося ладони ко рту. По кончикам пальцев разливается тепло.
Для закрепления успеха можно было прихватить зонт, но об этом он, как водится, не подумал.

Под ногами чавкают сырые листья, нерасчищенная тропинка уводит их все дальше — по закрытой для туристов трассе вауна-поинт и вверх, в гору. Сперва Харли надеется, что кто-то просто неправильно указал координаты. Спустя сорок минут подъема он думает, что если начальство ошиблось или посчитало это классной шуткой, то до понедельника доживут не все: обмениваться комментариями и колкостями на высоте полутора тысяч футов нет ни желания, ни особой возможности.
Знал бы заранее — прихватил туристическую палатку.

Работающие на месте полицейские выглядят не лучше них: промокшие, уставшие, недовольные — кому в здравом уме понравится место преступления, до которого нельзя добраться иначе как на своих двоих. Ни автомобильных трасс, ни вертолетных площадок. Трахайтесь как хотите, что называется.
Харли расправляет плечи, меняется в лице, смотрит отстраненно и скучающе; как показывает практика, выражение лица порой играет даже большую роль, нежели документы (у него этих бумажек — на любой вкус, с подлинными печатями и глянцевыми страницами). На этот раз он не предоставляет Ромелль возможность говорить за обоих: у людей тот, кто выглядит старше, и считается обычно за главного.
Не то чтобы все присутствующие были людьми, конечно.

— Благодарю, офицер, вы свободны, — обращается к перевертышу шестого, кажется, уровня. Для проформы демонстрирует удостоверение и ждет, пока стихнет недовольное жужжание на периферии.
(федеральное бюро? а чего тогда в штатском. и на цру не тянут. видел его в прошлом году, передали дело и все материалы — фьюить, до свидания. да ну и хрен с ними, пусть забирают)

— Можете не беспокоиться, наши эксперты уже в пути, — натянуто улыбается напоследок и с некоторым облегчением выдыхает, когда у полицейского звонит телефон. Харли мало интересует выдуманная чистильщиками легенда, и какое именно объяснение на этот раз получат копы. Его задача не в этом.

Его задача — в груде прелой листвы, почти засыпанная перегноем и рыхлой мокрой землей.

— Он здесь давно, — говорит, когда на небольшой прогалине остаются только трое иных. Прежде, чем Ромелль успевает фыркнуть — а конкретика выйдет? а скиньте мяч? — Харли присаживается рядом с трупом и осторожно убирает в сторону комья земли. Стойкий запах гниения усиливается с каждой секундой.

— Она, вернее. Два-три месяца точно: посмотрите, как объедены мягкие ткани, — он не уточняет, да в этом и нет нужды — кем бы ни была таинственная незнакомка, личинки, мухи и мелкие зверьки позаботились о том, чтобы опознавать ее пришлось по стоматологической карте и клочьям светлых волос. Харли наклоняется ниже, с минуту разглядывает сохранившиеся на черепе остатки плоти и, сощурившись, смотрит на законницу.

Чисто теоретически, в нескольких заклинаниях нет ничего противозаконного.
На практике, светить талантами (окей, окей, скорее весьма скудными способностями) к некромантии на глазах у дочери Великого Инквизитора...

Харли переводит вопросительный взгляд на Ромелль: может, у нее есть чуточку более легальные идеи.

+3

6

хочется сказать этой законнице, что они не обязаны с ней в принципе любезничать. даже немного поворачивает голову в её сторону, надеясь, что напряженное молчание в ответ будет достаточным для того, чтобы понять: подружек из не выйдет. это трио не превратиться в золотое и даже серебряным не станет.

и чем дальше, тем становилось хуже. роми то и дело поглядывала на неё искоса, не особо волнуясь, что подумает их коллега. дина была полна энтузиазма. она будто щеночек радовалась всему вокруг. как будто её впервые выпустили из дома для того, чтобы побегать по лужайке. впрочем, оно и не удивительно, учитывая, к какой семье та принадлежала. она ведь не ромелль, которой близкие подставляли плечо примерно никогда.

и все же недовольство законницы разделяет. место, чтобы умереть, было выбрано реально неудачное. пробираться по грязи, смешанной с опавшими листьями и мертвой травой, не самое приятное дело. дождь не прибавлял ни капельки шарма и удовольствия к этому делу.

от полицейских избавляются довольно быстро, что не может не радовать. наличие работы на данный момент радовало гораздо больше, чем часа два назад. наверное, так взбодрил почти часовой подъем к их жертве.

хаоситка стоит рядом со своим напарником, пока он присел и разглядывает все поближе. сама же роми пытается взглянуть на всю картину целиком, стараясь уловить какие-то детали, которые они могли не заметить изначально. впрочем, это не мешает ей одарить харли саркастичным взглядом, касательно его вывода о трупе.

после этого все же и сама присаживается на корточки, дабы разглядеть поближе то, с чем им посчастливилось работать. все так, как и описывает харли: труп, обглоданный различными паразитами. вряд ли её бы смог опознать хоть кто-нибудь. слишком много времени прошло.

хмуриться из-за вони, но все же погружается с головой в анализ того, что лежало перед ними. да так, что забывает про то, что с ними законница. как будто её и не было здесь. кратко смотрит на неё, затем ловит взгляд сэндмена. мысленно ромелль вздыхает: придется работать чисто и без хитростей. если бы с ними была б обычная инквизитор законников, то еще более менее. но это чертова дочь великого инквизитора. с ней придется быть осторожнее.

насколько бы быстрее пошла работа, если бы их было только двое. почему никто из тех, кто принимает все эти решения не задумывался об этом. нельзя просто брать и помещать своих людей, в том числе и профессионалов, в чужую для них обстановку. разные морали и разные убеждения не приведут к прогрессу.

- велика возможность, что где-то здесь должна быть её сумка. если вообще убили здесь, конечно, - поднимает голову и окидывает взглядом землю вокруг. она вся была покрыта листвой, так что если сумка и была, то погребена под слоем перегнившей растительности. следовало бы проверить это получше, но сама роми этим заниматься не собиралась. пускай лучше законница проявит себя. - дина? пройдитесь и посмотрите, люди могли и пропустить.

остается надеется, что дина поступит так, как её попросили и не будет достаточно зациклена на них двоих. может харли и успеет сделать хоть что-нибудь, в чем роми сомневалась.

свое внимание ромелль быстро переключает обратно к источнику невыносимой вони. протягивает к нему руки и аккуратно откидывает клочки грязи, дабы было удобнее. проверяет внешние карманы, затем запускает руки под куртку. и, удивительно, но там оказывается просто куча каких-то бумажек. большинство из них раскисли и рвались буквально в руках, что было очень и очень плохо.

- черт, - разглядывает их аккуратно, но уже понимает, что это просто куча чеков и рекламных листовок - мусора. этим она раздосадована, потому что действительно надеялась, что их убийца достаточно неопытен или невнимателен, чтобы выкинуть документы. - есть! - среди кучи раскисшей бумаги все-таки находиться что-то стоящее. ламинированные права в довольно неплохом состоянии. защита у них для этого была предостаточная. демонстрирует их харли, чтобы он взглянул на весьма удачную улику.

если еще и сумка действительно существует, и люди и чистильщики её и вправду пропустили, то это будет самый настоящий джекпот.

+3

7

Ее посылают. Нет, не прямым текстом, но Дина не настолько тупая, чтобы не понимать. Не то чтобы ей сильно хотелось заводить новых друзей, спасибо, и так хорошо.

Ноги вязнут в размокшей земле, Дина сосредотачивается на этом: ботинки совсем новые, а она в них сразу в грязь. Просто блеск.

Ни одной приятной мысли в голове, особенно когда лезть приходится в неведомые ебеня целых сорок минут. В любой другой ситуации Дина заявила бы, что устала, на двадцатой минуте. Сейчас приходится терпеть, смотреть под ноги и тихо материться. Хорошо, что сегодняшним коллегам восхитительно похрен, что она там бурчит себе под нос.

Энтузиазм довольно быстро сходит на нет: Дина не рвется общаться с копами, откапывать труп тоже большого желания не проявляет — Харли берет это на себя, здорово, можно посмотреть по сторонам и помолиться, чтобы не стошнило от трупного запаха.

Опыта общения с пролежавшими хрен пойми сколько в сырой земле мертвецами у нее, как можно понять, немного. Ком встает в горле сразу — не от вида гниющей плоти. От того, как же от нее, черт возьми, несет.

«Никто не будет против, если я блевану прямо здесь? Хуже от этого точно не станет».
Спросить Дина не решается — вряд ли кому-то интересно, да и показать себя в таком свете как-то уж очень не хочется.

Харли смотрит на нее, потом на Ромелль.

— Что?

Труп как труп. Сгнил, воняет. Она лежит тут настолько давно, что вряд ли можно найти что-то полезное. Если только не…

— Сумка? — переспрашивает Дина, сама не зная зачем. Сумки не могло быть уже или вообще — два или три месяца, так, на секундочку! — но решает послушать Ромелль. Ладно, мол, делайте что хотите. Правда, не успевает отойти далеко: когда Ромелль достает из карманов жертвы какие-то бумажки, Дина возвращается и, заглянув через ее плечо, выхватывает одну из карточек — водительские права: 

— Мария де Соледад Варгас Лакуэста, — читает Дина вслух, и по спине мурашки бегут: вот так, блядь, совпадение. Лицо тоже знакомо, видела не раз, да и за последние два месяца оно примелькалось еще сильнее на фотографиях: как раз столько прошло с исчезновения секретарши Эдгара.

Первое задание и сразу такое, везение, конечно, зашкаливает. Позвонить? А если…
Если передумает и опять велит сдать меч?
Боже, о чем она только думает.

— Я… я на минутку, это срочно, — роняет Дина, вынимая из кармана телефон, набирает на ходу Эдгара.

Как обычно сообщают такие новости?
«Обычно».

— Эдгар? Это Дина. Кажется, мы нашли Соледад.

+2

8

На лице Харли появляется намек на благодарную улыбку — Ромелль в подобных ситуациях соображает не в пример быстрее, и опыта общения с иными (настоящего, не по заранее заготовленным шаблонам) у нее явно больше. Что он сам мог бы наплести законнице, окажись они вдруг наедине?
«Отвернитесь, пожалуйста, это дело государственной важности», разве что.

Короткий вдох. Выдох. Дина смотрит на них, как на ходячих мертвецов: прежде, чем она отворачивается, он успевает заметить, как с ее лица отливает кровь. Харли не произносит вслух очевидное — по реакции понятно, что девушка с фотографии ей знакома, — и, переглянувшись с Ромелль, подбирает с пожухлой листвы прядку светлых волос. Их даже не приходится выдирать: гниющая плоть сама распадается на части.
Не совсем гигиенично, зато удобно.

Тихие слова сплетаются в песню, от которой любого слушателя проберет дрожь; в плавные фразы, лишенные каких-либо интонаций и акцентов, вплетается магия. Харли завязывает первый узелок и закрывает глаза, чтобы было проще сосредоточиться на ощущениях.
(смерть везде: она пропитывает одежду запахом, наполняет легкие смрадным воздухом, тянется к нему могильным холодом)

Второй узел. Заледеневшие пальцы теряют чувствительность. Деловитый и сухой голос Ромелль — где-то совсем далеко, едва ли на периферии слуха, хотя она остается рядом. Харли кажется, что он пытается плыть в чавкающем болоте, которое с каждым новым движением лишь утягивает на дно: все мыслимое и немыслимое время они уже упустили, глупо теперь рассчитывать на впечатляющий результат.

Мать бы справилась. Дейрдре с Вэнди, наверное, тоже.
Увы, их поблизости нет.

Третий узел удается завязать далеко не сразу. Он перестает считать количество попыток: пальцы соскальзывают и не слушаются, почти не гнутся. Холод ползет по рукам и переходит к груди — Харли слепо таращится вдаль и приходит в себя от тычка в плечо.
Очень своевременно: стоит ему отдышаться, как к ним возвращается законница.

— Она... была пустая. Кто-то ее выпил, — шепчет он, пока Дина пересекает поляну.
Протокол обязывает делиться всей информацией незамедлительно. Харли думает, что это Ромелль пусть решает самостоятельно: или же сначала вытрясет из Брекенридж все, что та знает сама.

+2

9

Сначала они говорят: «вы слишком крутые, чтобы работать с напарниками».
А потом заявляют: «ну, теперь мы сотрудничаем с законниками».
О х у и т е л ь н о.
Он, конечно, ничего против законников не имеет (ага, как же), но, скорее, из серии «не могли ли вы дома там посидеть, а?» — или из серии не трожь и не будет вонять.

Двейн выдыхает дым в опущенное окно автомобиля, часто моргает, когда капля дождя залетает в салон и попадает в глаз, и выключает зажигание. Из-за погоды в воздух поднялась какофония разных запахов — говорят, там все очень закономерно, Висконти не сильно интересовался — полученная смесь для перевертыша, скорее, приятна, чем нет. Вспомнив, когда последний раз испытал праведное возмущение из-за вони, Двейн бросает короткое сообщение-напоминание сыну о выгуле Шарка, после чего прячет мобильник в карман куртке и поднимает стекло.
Повторяя в голове диалог по телефону, в котором мужчина получил информацию о том, с кем будет работать, Висконти поднимает взгляд и оценивает перспективы пешей прогулки. С одной стороны, все эти важные особы ничего хорошего никогда не обещали. С другой стороны, удивителен факт, что Брекенридж будет единственной представительницей законников на месте — однако руководство сами уж разберутся без него, не маленькие же.
Двейн распрямляет плечи и переключается с мыслей о предстоящем свидании с полуразложившемся телом (дорогая, она не сравнится с тобой, ну что ты) и о шпионских играх перед представительницей Порядка.
Крупный сокол расправляет крылья и взмывает вверх.

Тяжелой поступью Двейн предупреждает своих о собственном приближении, но за пару метров от них резко останавливается и дергает головой в сторону. Запахов вокруг вагон и маленькая тележка, расслоить их и отделить каждый источник очень трудно, но некоторые ноты становятся слышны особенно отчетливо при дуновении ветра в нужную сторону. Махнув рукой инквизиторам, мол, продолжайте (или что у вас там), Висконти отходит в противоположную от Дины сторону, всматриваясь в следы на земле — их очень много, разного происхождения (и относительно времени тоже) — принюхивается и почти на каждом шагу отбрасывает листву и ветки носком ботинка в сторону. Нить запаха вот-вот норовит оборваться, едва позволяет себя не то, что ухватить, а в принципе чувствовать.
Погодные условия и общая обстановка места преступления оставляет желать лучшего.

«Бинго».
Пластиковому мусору не место на природе — от того и привлекает внимание отброшенный в сторону пакет (Двейн разделяет мусор по контейнерам, Двейн не бросает окурки, где попало — ну просто примерный гражданин этой вашей Америки, кстати, когда там уже новую лицензию можно получить?). Опустившись на корточки, Висконти сбрасывает мокрые опавшие листья, осматривая находку — ну, это можно считать вполне себе удачей. Если разобраться в какой-то магической загадке без колдуна или ведьмы очень сложно, то обыденное убийство можно спихнуть на перевертыша — дал сидхе обоняние, даст и возможность им воспользоваться.
Приоткрыв пакет, Двейн осторожно принюхивается к хорошо сохранившемся в этих условиях запахам — от простой расчески исходит аромат, который едва ли уловим от оставшихся за спиной останков (скорее, от одежды), что-то похожее на духи, тут Висконти не сильно разбирается, ряд стандартных химических компонентов любого шампуня (видимо, расческой пользовалась часто), а ещё крайне знакомый запах. Даже, скорее, смесь запахов.
Хмыкнув собственным мыслям, хаосит поднимается и идёт назад к молодым инквизиторам.

Стоящая девушка с большими зелёными глазами теперь становится очень интересным объектом на этой очень тухлой (во всех смыслах) вечеринке — Двейн протягивает зажатый в пальцах пакет Роммель, но смотрит исключительно на Дину.
«Выпил, значит».
Все выглядит теперь очень интересно.
— Кто-то очень знакомый, мисс Брекенридж? — Не сводя пристального и заинтересованного взгляда, уточняет Двейн.

Отредактировано Dwyane Visconti (2019-06-04 14:39:00)

+3

10

роми всегда считала, что уровень общения с людьми у нее развит максимально плохо, но потом в ее жизни появился харли, и ей моментально стало легче. все же не она была победителем в конкурсе “самое неловкое молчание”.

- ну и имечко, - дина вслух прочла имя с карточки, а ромелль не смогла удержаться от комментария. и зачем детей называют так сложно? чтобы невозможно было запомнить?

это имя вызвало реакцию не у неё одной. их девочка-законница отреагировала весьма и весьма красноречиво. ни ромелль, ни харли не озвучили одну и ту же мысль: дина знает жертву. возможно, даже не на уровне “привет - пока”.

ловит взгляд своего напарника и коротко кивает. давай, работай. делай то, что у тебя получается лучше всего. и даже не отворачивается, все же заинтересовавшись его работой. пальцы сжимают прядь светлых волос, тихим голосом нараспев произносятся какие-то слова.

спины касается холодок. не физический, а тот, который ощущаешь на кладбище, нарушая покой мертвецов. едва почувствовав это, ромелль одергивает себя, начиная ругать, что отвлеклась. как бы это не звучало, но на работе она не могла позволить себе наблюдать за чужой работой. даже отворачивается, чтобы случайно не зацепиться взглядом за напряженные ладони харли.

где-то сбоку слышатся тяжелые шаги: это двейн направляется в их сторону. роми даже на секунду отвлекается от своего разговора, чтобы поприветствовать его кратким взмахом руки, но не успевает. мужчина тут же отворачивается. резко, будто пес, почуявший неладное. она решает, что это хорошо, потому что сейчас любая зацепка может им помочь. пусть ей и хотелось, чтобы двейн поскорее взглянул на тело и высказал свое мнение.

ромелль сбрасывает разговор и лишь тогда замечает, что дина тоже закончила со своим и уже направляется в их сторону.

- эй, - хватает за плечо некроманта в надежде, что тот сумел обнаружить что-то полезное. однако сам харли вызывает в ней лишь легкое напряжение, отчего роми даже начинает хмуриться. молодой маг выглядит так, будто еще немного и им нужно будет приготовить для него отдельный черный пакет.

выпили? да его самого как будто только что осушили. - ты в норме? - роми косится на дину, которая все еще шла к ним, а затем на харли. он должен понимать, что на этот вопрос нет вариантов ответа. лишь один - положительный. только если парень и хотел что-то сказать, то времени у него на это совсем не было.

двейн и дина подходят одновременно. естественно, большее внимание сейчас привлекала законница. её реакция на имя мертвеца казалась гораздо интереснее, чем пакетик, принесенный мистером висконти.

- дина, кто была эта девушка? - после более аккуратного вопроса, заданного двейном, слова ромелль звучали совсем уж грубо и прямо. 

секретарь принца. кратко смотрит на харли, затем на двейна. первая мысль: ну, черт, нет. вторая мысль: о, черт, да. все то, что связано с этим делом вызывало двоякие чувства изначально, еще с того момента в машине. и лучше совсем не становилось.

- и они были в хороших отношениях? - в ответ дина лишь дернула плечами, что было четким ответом “ну кто знает”. конечно же законница им ничего не расскажет, даже если в курсе каждого аспекта жизни уже мертвой девушки. так что не стоило вообще спрашивать что-то такое.

это немного злит и раздражает ромелль. единственное полезное, что могла сделать дина - сказать, что знает жертву. все, дальше они могут справиться втроем самостоятельно. только вот теперь вряд ли законники от них отстанут.

задумчиво заглядывает в пакетик, который ей отдал двейн. расческа? что за ерунда? разумеется, двейн не просто так притащил какой-то мусор, это связано с телом. она поднимает глаза на него все еще задумчиво, но при этом и вопросительно. ну что в этом предмете такого?

- ладно, на самом деле мы не можем сказать наверняка, действительно ли это… - снова смотрит на документы, - мария де соледад. документы могут принадлежать и не жертве. мне кажется, что её даже убили не здесь.

ей бы хотелось говорить расслабленно все то, о чем думает. выложить все версии происходящего, которые пришли в голову, но вместо этого лишь напряженно подбирала слова. во-первых, здесь была дина, а во-вторых, двейн. перед ним особенно не хотелось облажаться, сказав какую-то глупость.

+3

11

Вопрос кажется больше риторическим, Ромелль спрашивает: «ты в порядке?», подразумевает явно — «давай без сюрпризов, нам еще работать». Харли не очень хорош в намеках, но условно-вежливые конструкции распознавать научился с детства, равно как и оценивать степень своего «в порядке» по количеству конечностей.
Если все на месте, то волноваться в принципе не о чем.

Новость одновременно заинтересовывает и вызывает глухое раздражение. Секретарь принца — Харли недобро глядит на Дину, прикидывая, как законники будут пытаться тормозить расследование и тянуть одеяло на свою сторону. О толковых допросах можно только мечтать: если даже Брекенридж, которой вроде как полагается с ними работать, делится информацией лишь после вербального пинка, то остальные на контакт не пойдут тем более. Очаровательно.
И, тем не менее, интересный шанс.

— Могу представить это в газетах. Секретарь принца-инкуба найдена высушенной на полянке, — негромко обращается к своим и будто не замечает, какое выражение появляется на лице законницы.
Надеялась, что история не увидит свет? Та девчонка, которая замучила на допросе несчастного вампиреныша, тоже на это надеялась. Говорят, нашли недавно на ближайшей свалке.

— Не здесь, — кивает вполне уверенно, когда Ромелль высказывает первое предположение.
Смерть, особенно насильственная, оставляет следы. Харли готов поставить свой годовой оклад на то, что Мария де что-то там умерла до того, как оказалась на поляне.

— Ее сюда принесли, — или при помощи магии, или просто кто-то очень сильный. Кто-то, кто легко мог бы тащить труп несколько миль при подъеме в гору.
В общем и целом — практически любой иной более-менее приличного уровня.

— Не думаю, что это было продумано заранее. Тело как будто спрятали, но ненадолго: унесли подальше, а закапывать не стали. Эта тропинка для туристов закрыта, но рассчитывать, что в национальном заповеднике никто и никогда... — пожимает плечами, не очень понимая, какой из этого всего сделать вывод.

+4

12

Дина очень смышленная. Дина не ломает комедию, не заговаривает зубы (по крайней мере, так выглядит на первый взгляд), Дина без лишних уговоров рассказывает, кем это тело было раньше. Пока она говорит, Двейн смотрит на труп, не чувствуя ничего нового, кроме уже почти родного запаха гниения. Картинка в голове выглядит одновременно логичной, но при этом ощущение какого-то наебалова немного ощущается.
Ваше Высочество, вы тут, блять, обронили.
Наверняка, бедолага просыпалась каждое утро с уверенностью в своем дне – как же, секретарь, помощник, самого принца, да еще и Порядка! Помогай ему с распорядком дня, напоминай о предстоящих событиях, принимай звонки и отгоняй особо назойливых задать вопрос вот прямо сейчас – хлопотно, но все-таки не смертельно.
Какой обидный прокол вышел, однако.
Даже можно сказать – фатальный.

Кому-то сварила невкусный кофе?
Не позволила проломить собой дверь в кабинет (или где он там обитает) Принца?
А был ли вообще мотив?
Ну, Твин Пикс 2.0 – кто сожрал Марию де Соледад?

Пока Харли и Ромелль скалили зубы – что будет, если дать команду «фас»? – Двейн прокручивает те или иные варианты в голове, но точную последовательность (или хотя бы правдоподобную) пока не находит. Высказывать какие-то предположения в сторону Принца – очень опасно и неразумно, хотя глупо скрывать, что пока карты складываются вообще ни разу не в пользу законников.
– Хуевое место, чтобы устраивать здесь камеру хранения для тела, – кивает Висконти.
Или кто-то хотел, чтобы её все-таки нашли?
Вот это уже куда реальнее.

Дождь даже не думал прекращаться, только раззадоривая запахи гниения, исходящие от их спящей красавицы, пока они продолжали шерстить поляну вокруг. Важнее расчески ничего не нашлось, следы того, кто мог притащить сюда Соледад, давно смылись и затерлись, как и запахи – не считая все той же пресловутой расчески.
– Нечего здесь больше делать, – говорит он, возвращаясь к телу. Несколько секунд Двейн с откровенным сомнением смотрит на законницу – создавать трудности самому себе (и остальным) он желанием не горит, как и порождать конфликт с Порядком в начале работы.
– Она, кажется, уже не будет против, если к ней нагрянут гости. Адрес есть?
Брекенридж поразительно сговорчива и на этот раз.
Уже возле автомобиля Висконти связывается с Хаосом, прося прислать птенцов – пусть все еще раз обыщут, заодно забирают тело, пока Порядок не очнулся и не потребовал труп себе. 

Едва они подъезжают к дому и подходят к крыльцу, Дине тоже кто-то звонит и, судя по её попыткам перебить, очень настойчиво рекомендуют возвращаться назад. Двейн машет законнице рукой, улыбаясь, однако та почему-то не очень-то и оценила.
Не больно-то и хотелось.
Дверь не заперта – неудивительно – и в доме явно побывали (чуете, пахнет Законом и Порядком?) и уже все обыскали.
– От расчески и от Дины пахнет кем-то общим, – произносит Висконти в сторону инквизиторов, включая свет – за неуплату еще не отключили, уже хорошо. Под ногами тут же образуется лужа воды, стекающая с одежды – ну, вряд ли теперь это кого-то вообще ебет.
Жилище явно неплохо прошерстили, но искали следы, ведущие к самой Соледад – а не к её убийце.
– Осмотримся пока.

Отредактировано Dwyane Visconti (2019-06-14 00:29:36)

+2

13

ромелль усмехается на слова харли, посчитав это все-таки попыткой пошутить. правда сразу же спохватилась, начав сомневаться в юмористическом смысле сказанного. если парень говорил серьезно, то это могло бы смутить его. тогда бы он точно никогда с ней заговорил. несомненно, это не так плохо, но им надо ведь вместе работать, а общаться через мимику и язык жестов, она пока не очень умела.

сейчас настал бы идеальный момент для того, чтобы продолжить логическую цепочку и прийти к первым выводам, но все понимали, что при дине этого не сделать. она уже доложила законникам обо всем, рассказав такую важную информацию начальству раньше, чем своим коллегам. возможно, надо было попытаться её остановить, чтобы выиграть немного времени. если законники как-то замешаны во всем этом, то, скорее всего, уже подчищают все, что могут.

- ага, конечно, есть, - благо у них есть двейн, который теперь может их вести, и роми не придется брать все в свои руки, если что-то пойдет не так. ей бы хотелось проявить себя, но уж лучше пускай кто-то постарше и поопытнее будет рядом. своеобразная подушка безопасности.


едва они подъезжают к нужному дому, дине кто-то звонит и требует срочно уезжать. на это ромелль слегка хмурится и прощается, пытаясь тут же применить этот пазл к чему-то, но затем замечает, как двейн улыбается и машет. она тут же растерянно поднимает руку, что выглядит как-то совсем уж нелепо и не ловко. теперь хаоситка чувствовала себя глупо, что всегда раскачивало её спокойствие. во-первых, она опять слишком напряжена и пытается везде найти подвох. во-вторых, только что опозорилась не только перед висконти, но и перед сэндменом. одна из причин, почему в квартиру жертвы роми заходила с очень хмурым видом.

- так вот, что не так с расческой, - молчит несколько секунд, осматриваясь вокруг, - мне не нравится, как все складывается. это выглядит как какая-то подстава, что еще подозрительнее. документы, расческа, даже само тело. спрятали так, как будто хотели, чтобы его нашли, - склоняет голову чуть на бок, рассматривая фотографии в рамках, которые стояли на полках. ромелль пока изучала высокий стеллаж, пытаясь найти хоть что-то интересное. - если бы это было случайное убийство, то её бы не тащили в такие ебеня. хотя тоже не факт.

расправляет плечи и трет ладонями лицо, чувствуя, что слишком напрягается. ей было бы легче, если бы рядом не было двейна, но то лишь её личный комфорт, который не имел никакого значения, так что лучше всего было бы расслабиться и просто начать работать. из-за попыток это сделать она напряглась только сильнее. интересно, какого вообще харли?

- тут ведь кто-то побывал? ничего не вижу, только в некоторых местах пыль стерта и все, - к счастью, у жертвы (чье имя уже благополучно стерлось из её памяти) квартира была не особо большая, поэтому друг друга можно было услышать даже в разных комнатах. да и стены тут были ни к черту. будто из картона.

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » квесты » у нас труп, возможно криминал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC