...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » недоигранное » котят принято спасать


котят принято спасать

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s8.uploads.ru/FofvL.jpg http://s7.uploads.ru/sWTyY.jpg http://sd.uploads.ru/S9geb.jpg
котенок & тигр;
май 2016 года, Задверье;
Доверяй, но проверяй. Рут не проверила.

0

2

yesterday
— что узнал?
— живет одна, — перевертыш щерится в довольной ухмылке, — работает у законников, но не высоко сидит там. по слухам у нее начальник суровый, — откашливается, — маг, черт бы их побрал, по щам надавать может нехило.
— не нравится мне это.
— чарли, она еще совсем соплячка, проблем точно с ней не будет. сработаем быстро и тихо.
— как в прошлый раз?
— ой, — парень недовольно отмахивается,  — было-то всего один раз, тебе девчонку убрать надо или как?
— надо.

now
майский вечер настойчиво обнимает портленд, закрывая собой солнечный свет. табачный дым пробирается сквозь шерстяную вязь свитера, пробираясь под кожу; в конце своего пути оседает никотиновой пленкой на легких. рут рассекает полупустую улицу, останавливаясь у светофора. красными конверсами ковыряет дыру в асфальте, заполняя ее еще больше каменными крошевом. она оглядывается по сторонам, за ней уже давно никто не гонится, но привычка остается.
— алло, — она выдыхает между очередной горчащей затяжкой, пока испанец на том конце провода интересуется добралась ли она до дома.
— нет еще, папочка, — маскирует в интонации кривую ухмылку, картинно закатывая глаза, — наберу, как доберусь, папочка.
она сбрасывает вызов, не дожидаясь ответа агуэро, когда окурок очерчивает широкую амплитуду до урны — промахивается. лицо кривится в недовольной гримасе — какая жалость.
эшмор преодолевает маршрут до дома примерно за двадцать девять минут, оставляя позади готовящийся ко сну город. когда она поднимается по лестнице, телефон настойчиво оповещает о новом сообщение.
— до чего же доставучий звук, — (испанец) нехотя все же вытаскивает айфон из заднего кармана, купленный, кстати, на премию за хорошую работу.

«через 20 минут в баре напротив дуата»
чарли — мать его за ногу — мортимер.

за восемнадцать минут, что рут тратит на дорогу до места встречи с информатором, она успевает обматерить чарли, которому срочно приспичило поделиться информацией; агуэро, который будет очень разочарован, если эшмор не узнает куда подевали несчастный артефакт (мало что ли ему в схроне двора побрякушек?); саму себя за то, что все еще не обучилась отключать звук на телефоне; судьбу — злодейку, потому что, а кто еще виноват?!
оставшиеся пару минут до встречи девушка решает потратить на наблюдение за баром, остановившись напротив в почти темной подворотне рядом со входом в отель. 
подкурив сигарету, опирается плечом на прохладный кирпич и впивается взглядом в улицу. слежку она не заметила, а если и была, то девушка постаралась ее спутать непривычной траекторией пути; возле бара толпилась горстка иных в легком подпитии и что-то бурно обсуждала — рут только хмыкнула, поджав губы от зависти.
только она собралась отправить сигарету в полет, как за спиной послышался противный, сиплый голос.
— эй, девочка, ты не потерялась?
— я-то нет, а вот тебе советую потеряться прямо сейчас, от греха подальше, — оборачиваясь она цедит слова, сквозь зубы. звериной нутро, спавшее до этого в теле подростка, начинает сонно мотать головой — пробуждается.
— а то что?
— а то лицо отгрызу или еще что поважнее, — хмыкнув, иная поворачивается обратно в сторону дороги, намереваясь ее перейти.
у него прошенного собеседника явно имелись другие планы, он хватает эшмор за ворот кофты и тянет на себя. словно тряпичную куклу мужчина отрывает ее от земли, что рут приходится корябать асфальт кедами, и кидает аккурат в кирпичную стену.
— я пожалуй рискну.
— я дважды предупреждать, — периферическим зрением она замечает еще пару теней, смутно напоминающих людей, но все же заканчивает фразу, — не буду.

+1

3

Маленькая девочка дергает рукав мамы, отвлекая ее от какого-то важного дела, заставляя поднять голову от старой потрепанной записной книжки, в которой она что-то записывала коротким тупым карандашом. Малышка совершенно не по правилам этикета показывает пальцем на свернувшегося калачиком на стойке администрации пушистого белоснежного зверька, который в свою очередь гипнотизировал внимательным и слишком уж осознанным взглядом всех, кто находился в холле "Дуата" или проходил мимо него.
— Мама, можно я поглажу его? — негромко спрашивает девочка, а хорек оценивает их внешний вид, припоминает количество вещей, с которыми они несколько дней назад заселились в сто шестой номер, и думает, что практически у всех постояльцев гостиницы истории слишком похожи: побег от страшной жизни, побег от страшных людей, передышка перед тем, как придется бежать дальше, попытка начать новую жизнь, попытка покончить со старой, попытка сохранить нынешнюю в секрете. И везде на пути подобных отшельников, отступников всегда возникает "Дуат" и его хозяин, который молча выдает ключи, а потом просто выбивает чек. И все охотно соглашаются, принимают правила проживания в отеле и прекрасно знают, что мрачный Вадим никогда не выдаст ничего даже друзьям или родственникам постояльцев — такое в "Дуате" правило, которого вынуждены придерживаться все. Если, конечно, вы не нагрешили так сильно, что за вами пришли аж сюда: Вадиму проблемы с законом и уполномоченными лицами не нужны, а значит вас выселят так же просто, как вселили. И никто с этим не спорит, никто не встает на защиту, потому что своя рубашка ближе к телу.
— Там же написано, что хорька трогать нельзя, милая. А вдруг он укусит тебя или поцарапает? — так же негромко отзывается мать девочки и та заметно расстраивается, опускает голову, рассматривая свои потрепанные ботинки.
— Так всегда... — тихо и с каким-то странно взрослым, осознанным знанием дела говорит девочка, а хорек вдруг оживает, сбрасывает свое оцепенение, аккуратно перебираясь на стол с бумагами и книгой учета посетителей, потом перепрыгивает на кресло и уже после этого оказывается на полу, сладко потягиваясь и зевая во всю свою маленькую, но зубастую пасть. Оббежав стойку вокруг, хорек аккуратно подбирается к девочке, чтобы подняться на задние лапки и внимательно ее обнюхать, привлекая к себе внимание девочки и ее удивленной матери. Малышка тут же оживает, подставляет раскрытую ладонь хорьку, чтобы он обнюхал и ее, а потом смеется, когда хорек, цепляясь коготками за рогожку, которой обито кресло [Вадим увидит — оторвет лапы], и перебирается на колени к малышке, чтобы подставить ей спинку. Малышка играется с ним, улыбается, а хорек вертится и довольно фырчит, в какой-то момент ловя взгляд матери — и она, как будто, все понимает, благодарит его одним взглядом. Потому что иногда у ребенка должно быть что-то светлое среди непроглядного мрака, в котором они оказались волей обстоятельств. Через какое-то время хорек затихает, сворачивается клубочком на коленках у девочки и теперь отсюда смотрит вокруг.
Взгляд падает на улицу, на стоящую через дорогу девушку, к которой подошел какой-то человек. Хорек поднимает голову, чтобы рассмотреть все происходящее: девушка явно недовольна таки собеседником и собирается уйти, но тот хватает ее а шкирку, отрывает от земли и бросает куда-то в стену.
"Твою мать", хорек спрыгивает с колен девочки и подбегает к двери, упираясь в нее лапками, внимательно наблюдает за тем, как девчонку оттесняют в подворотню, окружают — кажется, ничего хорошего из этого не получится.
Хорек смотрит на девочку и ее мать, думает о том, что светить голой жопой при ребенке плохо, а потому пытается выйти на улицу прямо так. Благо, что ребенок все понимает и подходит к нему с наказом, чтобы обязательно вернулся, как нагуляется, а после приоткрывает дверь, давая хорьку возможность выскользнуть и быстро метнуться белым пятном через дорогу, оказываясь в том же проулке. Он прячется за мусорным баком, наблюдает за происходящим, пока еще пытаясь понять, что вообще происходит, хотя надо бы вмешаться и защитить хрупкую на вид девушку. Но жизненный опыт не дает ему права вмешиваться: может статься так, что все только выглядит так, как выглядит, а он там будет лишним, но на всякий случай хорек напрягается, сосредотачивается, чтобы успеть провернуть все довольно быстро. Он встает так, чтобы его точно не было видно ни с улицы, не из проулка. Его тело начинает меняться: мех уходит под кожу, тело вытягивается и приобретает более крупные очертания, узкая мохнатая спина превращается в широкую гладкую, лапки превращаются в руки и ноги, а взгляд темных глаз становится светлее, но все еще таким же сосредоточенным.
Стас прислушивается к разговору.

+1

4

Один поворот серебряного браслета равен одному озлобленному испанцу — при спасительной мысли об Агуэро, лицо Рут непроизвольно искривилось в недовольной гримасе. Уж она-то знала, там где разъяренный испанец ждать ничего хорошего не придется даже ей.
Особенно ей.

Именно поэтому она тщательно осматривает своего противника и его дружков на предмет метки, попутно пытаясь оценить свои шансы на незаметное и тихое разрешение конфликта. По шкале от 0 до 10 шансы рут равны минус пяти. Ну хотя бы отступники, хоть за это по шапке не получу.
— Слушайте, ребят, — она снова оглядывает окруживших ее вампиров-отступников, изо всех сил пытаясь включить дурочку. Не было смысла даже надеяться, что это прокатит, но попытаться стоило, хотя бы ради того, чтобы при отчете Вилескасу сказать: «Я сделала все возможное». — Я вижу вы без метки и гуляете за пределами Дуата, неужели вам нужны проблемы с законниками?
И действительно, чего это они такие смелые? Где-то подсознательно Рут чувствует подвох в происходящих событиях. Еще пару лет назад она могла бы поверить в то, что это луна не в той фазе, но сейчас нутро подсказывало, что тут все намного глубже. Ответ был где-то совсем рядом, и Эшмор старательно пыталась ухватить его за хвост, но безуспешно.
— Какие проблемы? — главный парень, который вжимал иную в стену, приподнял брови нарочито изображая удивленную морду. Рут подумала, что очень хочет схватить его за щеку пальцами и потрепать, как треплют малышей в приступе умиления или щенков.
(святые угодники, ну, о чем ты думаешь?)
Девушка отводит глаза куда-то в сторону, замечая белое пятно и, кажется, пару горящих глаз.
— Нет перевертыша-законницы — нет проблем, — парень перетягивает обратно на себя внимание уверенной усмешкой и своей первой ошибкой. В желание покрасоваться перед своими дружками, вампир отпускает девушку и картинно пожимает плечами (а может быть у вампиров свой обряд игры с будущей едой, ты об этом не думала?).

У Рут совсем нет времени подумать, поэтому она пользуется моментом и бьет своего обидчика в пах. Последующие события могли бы послужить идеальной иллюстрацией для курса «Самооборона для чайников»: удар локтем приходится аккурат на черепную коробку согнувшегося вампира, быстрый разворот жертвы и такой же молниеносный захват.
— Шаг назад, а не то я оторву ему голову, — она сжимает шею отступника рукой и прижимается к стене. Эшмор делает ставку на то, что оставшиеся двое ребят очень любят своего сородича и не станут рисковать его жизнью. 
— То, что мертво, умереть не может и бла-бла-бла, — ну еб твою мать, Эшмор, ну откуда у тебя эти цитаты в голове?! — Но не думаю, что вы, ребята, умеете отращивать себе такие важные конечности, как голова.
— Я тебя выпотрошу и сделаю из твоих органов праздничную гирлянду, сука. — отхаркивается угрозами вампир, чья шея зажата меж рук девушки. — И подарю ее твоему иностранцу-папику.
Последние слова парня заставляют Рут на долю секунды ослабить хватку, но она тут же собирается и с удвоенное силой сжимает шею.

Сейчас она легко может дотянуться до браслета и повернуть его, но Эшмор знает, что такой поворот равен очень и очень озлобленному испанцу. Девушка закатывает глаза, недовольно жмурится и чуть ли не топает ногой от негодования — fuck!
Шансы на почти мирное (всего лишь пара потрепанных и испуганных вампиров, никакого плотного ужина) урегулирование конфликта стали -100.
— Ну во-первых, он мне не папик, во-вторых, такая гирлянда в его квартире будет очень неуместно смотреться, — Рут бросает быстрый взгляд на оживленную противоположную сторону в поисках хоть какого-то знакомого лица, на помощь звать бесполезно. — В-третьих, давай поговорим о массовике-затейнике, мозге-операции или просто о том, кто же вас таких славных и законопослушных ребят надоумил все это устроит?
— Да пошла ты! — отступник харкает аккурат на красные конверсы Эшмор, что было его второй (смертельной) ошибкой. — Порвите ее на британский флаг! Чего встали, блядь?!

+2

5

Отступники-вампиры самой разной категории, законница-перевертыш одного с ним уровня. И проблемы совершенно точно у второй: по причине ли того, что некоторые отступники на самом деле могут так поступать, как минимум, за тем, чтобы пообедать и не сдохнуть, как максимум - подняться в уровне, или же по причине того, что она каким бы то ни было образом перешла им дорогу - не важно. Слова о папике-иностранце почему-то ведут мыслями только к одному иностранцу-законнику, к Хавьеровичу, но не исключено, что в Порядке есть еще какой-нибудь иностранец, которому не повезло попасть в Портлендские Дворы. Ну, или повезло - тут уж кто и как устроится, кто какой жизнью жить начнет, не обессудьте.
Девочка оказывается вполне боевой, Стас вскидывает бровь от удивления и тихо хмыкает, на секунду допуская мысль о том, что быть может она и сама прекрасно с этим справится, но потом понимая, что нет - ни черта не справится: даже самый дерзкий котенок не выстоит против нескольких здоровенных собак, а потому девчонку точно нужно вытаскивать, не задумываясь над тем, кто там на самом деле мудила. Нельзя детей обижать... Ну, не всех. Тут трудно спорить с собственным опытом, но Стас и не собирается - потом разберется, а может быть она расскажет ему, что ему что на самом деле. Или попробует обвести вокруг пальца.
Тело едва вздрагивает и мышцы с костями начинают ходить ходуном под кожей, тело покрывается белой мягкой шерстью, разбавленной черными полосками, переносица становится массивнее, руки и ноги превращаются в сильные лапы с огромными когтями, рот полнится острыми клыками. Вампиры уже атаковали девчонку, не стали долго переминаться с ноги на ногу - потеряют командира, плевать, зато поедят вкусно, да и командира можно выпить, поскольку он там самый сильный. Стас становится на все четыре, трясет головой, а после вскакивает на мусорный бак, содрогая проулок мощным раскатистым ревом, привлекая к себе внимание всех собравшихся и на секунду останавливая драку, выигрывая девочке немного времени. Тот, что стоял ближе всех остальных к Стасу, решает, что у него сегодня на обед будет аж целый деликатесный тигр и бросается к нему, чтобы загрызть, но сильно ошибается в своих предположениях и расчете своих сил против здоровенной сильной махины, которая бросается на него, впиваясь клыками в шею и легко перегрызая ее, опрокидывая вампира на спину и снова несколько раз кусая, чтобы к чертям оторвать голову и выплюнуть ее. Оставшиеся решаются переключиться на тигра, атаковав его сразу группой, и Стас даже успевает поймать несколько болезненных укусов, понимая, что теперь им смогут повелевать, а значит нужно успеть сожрать их лица прежде, чем они заставят его убить девочку. Одному он ломает лапой гортань, второго и третьего отшвыривает и прикладывает головой о стену, чтобы замешкались и не соображали хоть пару секунд.
По итогу расправиться удается со всеми, оставляя лидера вампиров напоследок, убивая его неторопливо и практически с животным наслаждением. Шкура залита чужой кровью, во рту неприятный холодный привкус его жертв, но в целом все не так плохо, как могло закончиться: раны затянутся, проблем не будет, потому что отступников не жалко.
Да, Оливер?
Стас осматривается в поиске засады с какими-то дегенератами, которым вдруг могло бы захотеться тоже погеройствовать и подохнуть здесь же, но мир отступников тем и интересен: какого бы размера у тебя ни были яйца, ты все равно предпочтешь съебаться от проблем подальше, сохраняя свою шкуру, изуродованную шрамом отступничества и изгнания. Ладно, даже если смельчаки и были, то их уже давно и след простыл - босс подох, пиздюлей никто не всыплет, можно делать ноги.
Стас стряхивает со шкуры часть крови, а после неторопливо возвращается в свою обычную человеческую форму, вставая на ноги и выпрямляясь, потягиваясь так, как будто он не светит голыми задницей и пахом перед девушкой. Хотя, он про нее вспоминает быстро, оборвачивается к законнице.
- Ты не ранена? - интересуется он, вытирая рукой рот от чужой крови.

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » недоигранное » котят принято спасать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC