...пока что в пьесе не мелькает его имя в ремарках, а лаять они с Комендантом в присутствии подавляющего силой начальства приучились по команде.
Сложно упрекнуть Фаворита в том, что даже невзначай сказанная фраза у него громче призыва «рви». [читать далее]
14.04.19 подъехали новости, а вместе с ними новый челлендж, конкурс и список смертников.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » альтернатива » before the thunder


before the thunder

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.imgur.com/5CQoisw.gif https://i.imgur.com/yCdeOFX.gif
софия фальконе & билли фальконе руссо;
все тоже нуарное модерн-безвременье готэма;
где твоя мамочка, билли?
что стало с твоей мамочкой после того, как она тебя выбросила?

[nick]Sofia Falcone[/nick][icon]https://i.imgur.com/VgAI2tA.png[/icon][sign][/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="http://onotebyasozhret.ru/viewtopic.php?id=583#p53697">София Фальконе</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">фея цветов и благотворительности, любящая дочь, замечательная сестра, обожает детей и пироги. и пироги из детей. будешь выебываться — станешь следующим.</p>[/lzvn]

+1

2

Глаза Кобблпота смешно округляются, когда он смотрит на Софию, окруженную школьниками. Приют Фальконе для детей-сирот, до такого в этом городе могла додуматься только одна живая душа, бесконечно (бескорыстно, безвозмездно — подставить свое) заинтересованная в помощи всему, чему только можно помочь.
Ну, или что-то типа того: она терпеливо объясняет, что это пойдет на пользу лично его, Освальда, имиджу. Улыбкой Софии можно растопить столько льда, что Тихий Океан поднимется на пару дюймов и затопит какой-нибудь коралловый остров вместе с угнездившимся на нем карликовым государством. Тем веселее наблюдать за кислой физиономией Руссо, который явно ожидал, что по итогам разговора Кобблпот прикажет затолкать ее в багажник «линкольна» и вывезти по частям на четыре разные свалки.
(как будто весь готэм целиком не является одной огромной сточной канавой)

Она чуть задевает его плечом, проходя мимо; извиняется и, воспользовавшись предлогом, секунду-другую глядит в упор. В ответном взгляде Софии чудится задавленное, тщательно скрываемое желание сделать так, чтобы ни один член семьи Фальконе больше не увидел рассвет.
Мечтать, как говорится, не вредно.

На поиски уходят несколько недель и тонна нервных клеток — у нее нет ресурсов, чтобы установить незаметную слежку за человеком с подобным военным прошлым, и еще меньше София хочет, чтобы Билли узнал о ее явном интересе к своей биографии. Действовать приходится осторожно, а значит, долго.
К ее великому удовольствию, Кобблпот порой болтает налево и направо, а статус единственной подруги позволяет не считаться посторонней, так что обрывки телефонных диалогов она подслушивает регулярно. Ничего совсем уж интересного там, разумеется, нет, но за любую информацию о Руссо София готова платить золотом.

— Ты нужен мне срочно. Где ты? Нет-нет, где ты? Прямо сейчас, я хочу знать, в чьей приятной компании ты игнорируешь мои звонки и... в больнице? Опять? — Пингвин забавно сдувается за считанные секунды, словно ждал услышать что-то про проституток и томный вечер в чьем-нибудь пентхаусе. Стоящая позади София, встрепенувшись, мысленно упрашивает его паранойю сработать еще разочек: что за больница, какого черта Руссо там забыл, ей нужно больше! Но увы, остается лишь прикидывать по времени — полированный черный автомобиль подъезжает к приюту ровно через восемь минут.
Значит, где-то совсем рядом.

Единичный случай можно пропустить мимо ушей, повторяющееся действие — нет. София цепляется за случайное «опять» и задумчиво покусывает карандаш, обводя все подходящие здания на карте города.
Проще всего оказывается найти кадры с видеокамер; едва ли, конечно, смазанные снимки с периодичностью раз в пять-семь секунд можно назвать видеорядом, но хватает и этого. Марка машины ей известна, точное время — тоже, остается лишь надавить на Джима Гордона, выбрать платье максимально откровенного фасона и уже через день получить все необходимое. Стойкий оловянный солдатик достаточно принципиален, чтобы не дать ей пленку в руки, и при этом у него хватает времени, чтобы отсмотреть ее самостоятельно, сообщив Софии результаты.

Психиатрическая клиника, вот это уже и в самом деле чертовски интересно.
Городская психиатрическая клиника, что еще и ужасно удобно: нет ничего зазорного в том, что донна Фальконе изъявляет желание помочь материально. И, разумеется, явиться лично. Несколько раз.
А экскурсию проведете?

В одноместной палате светло и не очень-то уютно. София дотрагивается до слегка подвядших цветов и долго смотрит на спящую женщину, безошибочно узнавая знакомые черты лица. Анна Лайонс: фамилия, разумеется, липовая.
Как будет правильно, Анна Руссо? Или он и имя у нее отобрал?

— Не беспокойтесь, я лишь заглянула вас проведать. Поменять цветы, передать привет от Билли, он не сможет заехать сам, — уверенно щебечет, когда женщина открывает мутные светлые глаза; садится рядом; только теперь замечает, что под тонким покрывалом ее руки и ноги крепко привязаны к койке. Софии вдруг становится немного не по себе.
Совсем не по себе ей становится, когда Анна Лайонс, присмотревшись, начинает судорожно дергаться и мычать нечто крайне невразумительное.

— Все в порядке, вы в полной безопасности, моя милая, — еще пытается как-то ее успокоить, касаясь ладонью в плотной перчатке ее взмокшего лба, но вместо этого слышит собственное имя.
Сперва состоящее из одних лишь гласных, оно сливается в невнятное «оо-ии-уа». Потом Анна выдавливает свистяще-шипящие звуки, и легкое подозрение переходит в уверенность.

— Откуда вы меня знаете, — ей страшно; теперь ей почти по-настоящему страшно, потому что так, черт возьми, быть не должно. Даже если Анна-как-ее-там-Лайонс видела Софию до переезда во Флориду, как у нее получилось вспомнить и лицо, и имя двадцать лет спустя? Почему она вообще их запомнила и удержала в памяти, даже превратившись в привязанное к постели, практически бессловесное, закормленное седативными препаратами существо?

Что-то подсказывает, что ответы на все эти вопросы может дать человек, за спиной которого плавно и мягко хлопает дверь. София смотрит на Билли Руссо и думает, что он, наверное, выкинет ее в окно — судя по выражению лица, прямо сейчас.
Ну то есть, терять особо нечего.

— Почему твоя мать называет меня по имени?
Голос дрожит. София, вопреки желанию забиться в угол, вздергивает подбородок и делает шаг навстречу.

(он похож на марио, почему она не думала об этом раньше)

— Откуда твоя мать знает мое имя, Руссо?

(если бы в палате было зеркало, она бы толкнула его к нему и сама встала рядом, просто чтобы удостовериться)

[nick]Sofia Falcone[/nick][icon]https://i.imgur.com/VgAI2tA.png[/icon][sign][/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="http://onotebyasozhret.ru/viewtopic.php?id=583#p53697">София Фальконе</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">фея цветов и благотворительности, любящая дочь, замечательная сестра, обожает детей и пироги. и пироги из детей. будешь выебываться — станешь следующим.</p>[/lzvn]

+1

3

На то, чтобы привести голову и мысли в порядок после визита Софии Фальконе к нему домой, уходит несколько довольно нервных дней. Испортившийся нрав подмечают все, кроме, разве что, Пингвина: огрызаться на него Руссо не рискует, следует бессловесной мрачной тенью, отыгрывается на тех, кто слабее.

В голове почему-то звучат ее интонации: компенсируешь, Руссо, не так ли? До тошноты вежливые. До тошноты похожие на правду.
Перевязанная лентой коробка и картина рядом смотрятся насмешливым подарком какому-нибудь бездомному, Руссо оставляет их без всякого сожаления и не оглядывается. На месте картины остается пятно, чуть более темное, чем остальные обои. И даже оно напоминает: Билли борется с порывом заказать капитальный ремонт всей комнаты. А то и вовсе сменить квартиру: не может справиться с внутренним раздражением и да, действительно компенсирует это через внешний мир.

Когда душевное состояние удается привести в какое-то подобие равновесия, она появляется на горизонте снова. Не так, как обычно — мимолетные встречи, на которых он в общем-то и не нужен. Билли смотрит с плохо скрываемым «да ты, блядь, прикалываешься», даже не пытается изображать оптимизм.

— Приют? Нет, серьезно?
— Билли, ну разве она не права? Ты только посмотри. Это все так очаровательно, так трогательно.

У Руссо намертво сводит челюсти; больше он не задает не единого вопроса. Распространяться о том, насколько все на самом деле трогательно в подобных заведениях изнутри он не собирается, строить предположения относительно конкретно этого — тоже.
(а сегодня, дети, мы будем учиться отрезать голову лошади и подкидывать ее в чужие постели)

Лучше бы Освальд ее просто трахал, Билли бы оценил неглубокий символизм ситуации: в лице одной Софии поиметь все ее треклятое семейство.
Билли молчит. Постепенно входит в привычный ритм жизни, привыкает и к тому, что регулярно ее видит, и к тому, что Кобблпот всерьез к ней прислушивается; через несколько недель даже не закатывает глаза. По крайней мере, не так, чтобы это все видели.

Его прямой номер есть далеко не у каждого, так что такие звонки Билли не игнорирует практически никогда. Звонки конкретно с этого номера он любит едва ли не меньше всего, и все-таки отвечает; выслушивает спокойный голос дежурной медсестры, чертыхается и кратко обещает сейчас приехать.
Как бы там ни было — ловит себя на том, что действительно волнуется. Может, родная кровь чего-то и стоит, сколько бы он ни убеждал себя в обратном.
Больницу-то он ей зачем-то нашел, в конце концов.

Руссо разворачивается рядом с больницей, подрезая кого-то на стареньком мустанге, и паркуется под запрещающим знаком. Несколько секунд тупо сидит, сжимая руль, пока дыхание не приходит в норму — таким фокусам учили в армии, и обычно это совсем несложно, но сейчас его гложут слишком нехорошие предчувствия.

На ходу он выслушивает что-то от медсестры, про резко ухудшившиеся показатели, про информацию с кардиомонитора — бумажка с непонятной ему кривой в ее руках, вероятно, служит подтверждением этого самого ухудшения.

Руссо замирает, точно с разбега налетает на какое-то препятствие.
По пути он успел представить практически все, что только может произойти с человеком в том положении, в котором находится его мать, но…

— Какого... — ...но происходит София. Пока он глядит на нее, на лице успевает отразиться целая гамма эмоций — от недоумения до начавшей закипать где-то глубоко злости; где-то под всей этой мешаниной копошится страх, еще не оформившийся, неосознанный, но Руссо начинает подташнивать от него заранее.

Конкретно эта женщина никак не должна находиться в конкретно этом месте. Одна родственница на одну палату, неужели это — слишком сложный запрос для вселенной.

Руссо игнорирует и вопросы Софии, и ее саму, проходит до постели; пальцем оттягивает веко, заглядывая в расширенные зрачки, легким похлопыванием по щеке добивается того, что мать концентрирует мутный взгляд, узнавание в котором проступает далеко не сразу.

— Ну, все хорошо, — по его голосу не скажешь и она, подобно многим больным, улавливает интонации и дергается только сильнее. Руссо выдыхает сквозь зубы, на мгновение или около того вешает голову, собираясь с собой.

Так не должно быть. Этого не должно происходить.
Но это происходит, и он ничего не может с этим поделать.
Разве что оплатить еще одну палату и навещать двух родственниц по цене одной.

— Что ты здесь забыла? — тихо и очень, очень спокойно спрашивает. Поднимается, дарит Софию недобрым взглядом, подходит ближе. — С детьми не сиделось? — еще один очень вкрадчивый вопрос, хотя по лицу видно, что от просветленного состояния Руссо отделяет минимум пара месяцев медитации.

— Ты же у нас во всех новостях, София: приют, забота о детках, только глухой не слышал, — срывается на раздраженное шипение, все еще не желая поднимать голос; даже не лжет, а потому слова даются достаточно легко. Недовольно оглядывается на снова задергавшуюся мать — тут разговор, очевидно, не сложится — и за руку тянет Софию прочь.

— Кэти, пожалуйста, — кивает медсестре в сторону палаты и не особо по-джентльменски тянет Софию к пустующей соседней. Буквально впихивает в дверь, закрывает ее изнутри и для верности прислоняется к ней спиной. Выжидающе смотрит: долго ждать ответов на свои вопросы он не привык, но Софии готов дать пять или даже семь секунд.
В свою очередь, отвечать на ее вопросы он пока не собирается вообще.
[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/0d/3f/47-1557349244.jpg[/icon][nick]Billy Russo[/nick][status]pull the trigger back[/status][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Билли Руссо</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">глава anvil, лучший в мире друг и брат</p>[/lzvn]

+1

4

Внешнее сходство теперь кажется ей слишком очевидным; София позволяет схватить себя за руку, как-то беспомощно бредет следом, заторможенно думает о том, что не зря выбрала лодочки под легкий брючный костюм — обувь без каблука отлично подходит к ситуациям, когда приходится подстраиваться под чужой широкий шаг. Надень она утром любимые туфли на шпильке, и уже растянулась бы на полу, баюкая лодыжку, а так лишь разворачивается на пятках; сверлит Руссо взглядом, которому позавидовал бы рентген-аппарат. Он что-то говорит о детях; спрашивает, что она забыла в больнице — София не слушает, медленно возвращаясь к двери, которую он закрывает собой. Впрочем, именно дверь-то ее и не интересует.

Отсутствие ответа — само по себе ответ. При любом другом раскладе он рассмеялся бы ей в лицо, или посмотрел, как на сумасшедшую, или просто ограничился недоуменной гримасой, но Руссо игнорирует вопрос так, словно она его вовсе не задавала. София останавливается совсем рядом; выискивает то ли знакомые черты, то ли примечания, вытатуированные на коже восьмым кеглем: смотрит с вниманием человека, который вот-вот подпишет долговую расписку и проверяет, не появился ли в графе «сумма займа» лишний ноль.

— Почему твоя мать, — тихим свистящим шепотом повторяет София, касаясь его щеки, — знает мое имя?

Ведет кончиками пальцев по гладкой коже и жесткой трехдневной щетине, обрисовывает линию челюсти — где-то там должен быть крошечный замочек, за который она потянет и откроет настоящее лицо Билли Руссо. Сдернет маску, выполненную по образу и подобию ее погибшего брата (не без отступлений от оригинала, и все-таки); растопчет ее прямо здесь, вотрет в пол, чтобы никто больше не смог так над ней посмеяться.

— Почему? — голос становится громче, звенит на высокой тревожной ноте; София подмечает знакомую форму губ и схожий профиль.
(почему она видит это только сейчас, вот что действительно важно)

Она не может заставить себя произнести вслух, сформулировать вопрос прямо и в лоб, как будто если она это сделает, то что-то безнадежно изменится раз и навсегда, и ей придется признать, что этот...
этот...

София хватает ртом воздух, как золотая рыбка, оказавшаяся на полу. Маленький круглый аквариум откатился далеко в угол, вода впитывается в пушистый ковер. Медленная, мучительная, идиотская смерть.
Все это в ее планы не входило вообще.

Даже волосы у них такие же: цвет и структура выдают примесь итальянской крови. София запускает в них пальцы и дергает от себя, чувствуя себя как никогда не на своем месте и оттого совсем обозленной. У нее, на каждый случай жизни привыкшей заранее продумывать оптимальную стратегию поведения, нет ни одной хотя бы отдаленно похожей заготовки. Сплошные знаки вопроса и безудержная готовность что-нибудь сломать: иррациональная, как у истерящего, уставшего ребенка, которому что-то не купили в супермаркете.

— Объясни мне! — требует, пока он, кажется, пытается прийти в себя от удивления.
Жаль, под рукой нет ничего, что София могла бы воткнуть ему в грудь и проворачивать всякий раз, когда ответ покажется ей недостаточным или неубедительным.

[nick]Sofia Falcone[/nick][icon]https://i.imgur.com/VgAI2tA.png[/icon][sign][/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="http://onotebyasozhret.ru/viewtopic.php?id=583#p53697">София Фальконе</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">фея цветов и благотворительности, любящая дочь, замечательная сестра, обожает детей и пироги. и пироги из детей. будешь выебываться — станешь следующим.</p>[/lzvn]

+1

5

Такой она нравится ему гораздо больше; выбитая из колеи, растерянная, напуганная девочка гораздо больше похожа на человека, чем улыбчивая и обольстительная София, к которой город вынужден привыкать в последние недели. Возможно, следует признать, что Руссо в принципе импонирует чужой страх, но делать сейчас такие далекоидущие выводы он морально не готов.

Ее клинит не лучше заевшей пластинки. Билли хмыкает, улавливая знакомые жесты и желания: потрогать, сравнить, убедиться в похожести. Или напротив — попытка разубедить себя в увиденном, как достаточно прикоснуться к некоторым оптическим иллюзиям, чтобы те перестали двигаться, обманывая зрение.

Вид Софии внезапным образом помогает немного успокоиться. Руссо даже хватает на нервную ухмылку — он понимает, что она видит; развидеть подобные вещи сложно, если не невозможно в принципе. Правда выписана на их лицах настолько очевидно, что дальше просто некуда. Спрятанный на видном месте предмет — и вот реакция человека, наткнувшегося на него тогда, когда меньше всего этого ждал.

Или еще лучше: когда долго и упорно искал что-то совсем другое. В том, что София что-то искала, сомневаться не приходиться. Зайти сюда с улицы и наткнуться на палату с его матерью невозможно, она наверняка приложила массу усилий, чтобы в конечном итоге здесь очутиться. Пока что ему больше всего не нравится именно это: пока он тихо бесился наедине с собой, София методично перерывала его жизнь. Руссо хочет поинтересоваться, что она нашла и довольна ли результатом, но это видно и без всяких вопросов.

— Так сходи спроси у нее, раз так интересно, — раздраженно отзывается на требовательные интонации. Никуда она, разумеется, не пойдет — он совсем не по-джентльменски ухватывает ее за острый подбородок, вздергивает чуть выше; рассматривает несколько мгновений. Неужели так сложно признать хотя бы про себя? Портящее семейную картину пятно, бастард без роду и племени, позор для благородного семейства. Билл недобро щурится в тон собственным мыслям.

— Если сама сообразить не можешь, — фыркает, не удержавшись от безыскусной шпильки — но подавив желание приторно назвать ее сестричкой и прошептать на ухо что-нибудь в меру ласковое в честь встречи. Что-нибудь касательно ее судьбы, например, которую он предпочел бы увидеть далеко не в светлых красках.

Такие манеры — а все туда же, лишь бы влезть в чужие дела. Это совершенно никуда не годится, София, — он разве что языком не цокает осуждающе. Рука соскальзывает чуть ниже; под большим пальцем перекатываются хрящи трахеи — он не давит, но ощущение ему нравится и без того. В контровом свете глаза Софии кажутся копией его собственных.

— Стоило оно того? — справедливости ради, сам он соображает тоже не то чтобы очень ясно. Мать в больнице в подобном состоянии — тщательно вымаранный из собственной биографии факт; кажущийся постыдным, но, в общем-то, не смертельный. Даже напротив, если подать должным образом. Ничего опасного.

Огласка родства с семейством Фальконе — более серьезный момент. Бормотание полувменяемой женщины, слова Софии и... И что?
При первом, самом поверхностном рассмотрении — ничего серьезного. Но Билли не слишком строг сам к себе, а умение проводить взвешенный анализ в подобных ситуациях совершенно точно не числится в списке его талантов.
[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/0d/3f/47-1557349244.jpg[/icon][nick]Billy Russo[/nick][status]pull the trigger back[/status][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Билли Руссо</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">глава anvil, лучший в мире друг и брат</p>[/lzvn]

+1

6

Нужно собраться, успокоиться, взять себя в руки — в ее голове эти слова озвучены уверенным и слегка презрительным голосом отца.
Веди себя как подобает, София.
Что ты себе позволяешь?

С раннего детства и по сей день она слышит одни и те же вопросы: когда плачет, баюкая сломанную ногу, когда взвизгивает, глядя на облитый из грязной лужи белоснежный костюм, когда смеется громче положенного или проявляет любые другие искренние эмоции, которых у дочери Фальконе быть не должно в принципе. Или, раз уж не повезло, пусть хранятся где-нибудь далеко, в заколоченном черном ящике, куда никому нет доступа.
Она растет и позволяет себе все меньше. И, одновременно с этим, больше — умение к любой ситуации подобрать правильные слова и выражение лица открывает обширные горизонты для манипуляций. София выходит замуж в восемнадцать. Три года спустя даже отец, кажется, верит в то, что она искренне плачет на похоронах.
(иногда она репетирует и его похороны тоже, получается просто отлично)

Падать с такой высоты оказывается очень и очень больно. Во вспышке злости как таковой нет ничего страшного, но в ее собственных глазах крошечный прокол обретает масштаб, разрастается и расползается во все стороны, и София никак не может перестать акцентировать внимание на том, что вывести ее из себя получилось у Руссо.
У какого-то, мать его (во всех смыслах), наемника, которого она планировала пустить в расход следом за Кобблпотом, как только появится подходящий момент. София потерянно и беззвучно что-то шепчет; внезапно испугавшись, хватается за его запястье — на этот раз охрана не ждет ее в коридоре, а люди, которых душат, не очень-то склонны громко взывать на помощь.
(она видела, как это происходит — намного дольше, чем показывают в фильмах, и очень мерзко, особенно когда ломаются судорожно скребущие по паркету ногти)

Вести себя, как подобает.
Она цепляется за эту мысль, как секундой ранее цеплялась за чужую руку на своем горле; отходит, расправляя плечи, и заставляет себя отвернуться к окну — вероятность того, что Руссо вытащит нож, предельно мала, а вот лицом она все еще не владеет. Незачем доставлять ему удовольствие лишний раз удостовериться в том, что Софию Фальконе можно запросто ошарашить и испугать.

При виде решеток становится совсем неуютно. Она сопоставляет даты и качает головой: неудивительно, что принимать бастарда в дом сразу после свадьбы, когда свежеиспеченная супруга нянчит первенца, Кармайну как-то не улыбалось. София пытается представить, запугал он случайную любовницу или откупился; помогал ей с ребенком или окрестил его про себя «ошибкой молодости», даже не уточняя, какое имя мальчику выбрали в итоге — лишь бы не давали фамилию Фальконе.
Очаровательная и грустная история.
(думай, софия)

— Я лишь пыталась понять, в чем причина наших с тобой... разногласий, — говорит, справившись, наконец, с эмоциями; разворачивается, опираясь ладонями на подоконник.
Пожалеть его? О, бедный, бедный Билли, наш папа всегда был мудаком.
Поставить на место? Кобблпот, наверняка, будет в восторге, когда узнает, что пригрел на груди еще одного Фальконе.
София не может понять, что ей нужно делать, но проблема даже не в этом: она заключается в том, что София не знает, чего ей хочется.

— Это все? Ты ненавидишь меня, потому что ненавидел моего отца? Я занималась тем же самым всю сознательную жизнь, — фыркает София, так ни с чем и не определившись.

[nick]Sofia Falcone[/nick][icon]https://i.imgur.com/VgAI2tA.png[/icon][sign][/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="http://onotebyasozhret.ru/viewtopic.php?id=583#p53697">София Фальконе</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">фея цветов и благотворительности, любящая дочь, замечательная сестра, обожает детей и пироги. и пироги из детей. будешь выебываться — станешь следующим.</p>[/lzvn]

+1

7

Завышенные ожидания в принципе редко творят с людьми что-то хорошее. Знойная красавица с впечатляющими формами в постели обнаруживает темперамент дохлого енота; обаятельный кумир с телеэкрана — манеры и привычки портового грузчика. В голове — и на расстоянии — все обычно выглядит куда красивее; с большой долей вероятности попытка обратить придуманные сценарии в жизнь провалится с треском.
Праздник не удался; мертвецки пьяный клоун в уголке дует в свистелку, которая всякий раз разворачивается с неприятным шуршащим звуком.

Он разводит руками, когда она отходит, как-то не особо осмысленно сверлит взглядом узкую спину; в конечном итоге просто вздыхает, не имея ничего добавить.
С чего вообще только взял, что это что-то изменит; несколько наивно было рассчитывать на яркие чувства и эмоции; остается одно сплошное «это все?» с интонациями Софии и десятком дополнительных знаков вопроса.

Совсем легкое удовлетворение все-таки присутствует: трупы собственных людей под окном ее, видите ли, не смутили; а новый факт семейной биографии в виде Уильяма Руссо смог. Он улыбается, но совсем невесело.

— Избавь меня от этого всего, — качает головой, пальцами легко проходится по решетчатому изножью больничной койки, выстукивает совсем простенький ритм. — Наверное, ужасно тяжелая жизнь выдалась, раз ненавидишь. Верю и пытаюсь представить, — у кого-то жемчуг мелкий, как водится. В зоопарк в детстве не отвели или понравившееся платье не купили — других причин для ненависти, о которой говорит София, он не видит.

Точнее — не хочет видеть. Привыкший за четыре неполных десятка лет, что  ненавидеть это — его персональное право и чуть ли не его персональная вендетта, совершенно не готов делиться с кем-то еще. А схемы с «привет, давай вместе с Джеком будем дружить против Джонни» прокатывают в возрасте до шести, максимум — до восьми лет; с годами все усложняется на несколько порядков.

Из-за собственной дурости во многих моментах, но кто бы запретил Руссо дурить так, как ему вздумается.

Пружины койки чуть слышно скрипят под его весом, Билли опирается ладонями о колени и долго молчит, глядя на сестру; будто прикидывает, что именно делать с ней дальше. Пока что точно знает, что запирать ее здесь — не вариант, но вот с другими у него проблематично.

Фыркает и усмехается сам себе, отводя, наконец, взгляд. В чем-то она все-таки права — взрослый мужик пестует детскую обиду и носится с ней как с писаной торбой. Признавать это неприятно и не хочется; Руссо на это прямо сейчас и не способен, старательно уходит от подобных мыслей.

— Так что, стоило оно того? — усмехается, почему-то заранее предполагая ответ. Думает, что не дал ей и шанса на нормальное отношение, что она-то и впрямь ни в чем не виновата; она вообще младше него самого…

Но и это признавать ужасно не хочется. Так может оказаться, что и её — их — отец тоже ни в чем не виноват; и что никто ни в чем не виноват. А жить с осознанием того, что как бы ты ни был хорош, жизнь все равно может переебать по хребту без видимых на то причин и без кандидатов на роль виноватых очень непривычно и неприятно. Руссо привык находить — или назначать — виновных в любой ситуации и не собирается отказывать себе в этом и дальше.

[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/0d/3f/47-1557349244.jpg[/icon][nick]Billy Russo[/nick][status]pull the trigger back[/status][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Билли Руссо</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">глава anvil, лучший в мире друг и брат</p>[/lzvn]

+1

8

За минуту-другую, пока Билли сверлит ее взглядом — точно надеется, что Софии надоест прикидываться, и она либо бросится к нему на шею с воплями восторга, либо попытается прикончить, вытащив из волос острую шпильку, — она успевает прикинуть сразу несколько вариаций возможного будущего. Проще всего, разумеется, оставить как есть: уж если бы он хотел чего-то добиться от семьи Фальконе, то за тридцать семь лет мог и появиться на горизонте. Вряд ли что-то изменится, если прикинуться, что ничего не случилось; ну разве что, когда придет время, безутешный сын объявится на похоронах, помашет какой-нибудь справкой о кровном родстве и затребует свою долю в наследстве.
(эту проблему можно будет легко решить сразу по возникновению, сейчас о подобном думать рано)

Куда больше ей нравится тот сюжет, где он идет ей навстречу и перестает прогибаться под Пингвина. У Софии есть громкая фамилия, статус и отцовские, по большей части, связи, но ей отчаянно недостает грубой силы — Руссо, главенствующий над anvil, именно силой похвастать может в избытке, вот только сама по себе группа наемников едва ли поможет ему подмять под себя город.
(поэтому он и крутится вокруг кобблпота, разве нет?)
Только слепой проморгает такие возможности, когда те оказываются прямо перед самым носом; София легко отталкивается от подоконника и неторопливо направляется к двери, но, вместо того, чтобы повернуть ручку, так же медленно идет обратно. Вот теперь можно пожалеть, что она не надела любимые туфли. Легкий стук высоких каблуков пришелся бы кстати.

— Ты похож на моего брата больше, чем был Марио, — подмечает она, измеряя шагами палату. Потом, чтобы не раздражать, садится рядом, но с другой стороны; через плечо смотрит на Руссо, намеренная уловить тот момент, когда — если — он опять вспыхнет, прищемив какую-нибудь детскую обиду.
— Когда на наших глазах убили маму, он решил, что сын не должен идти по его стопам. Увез нас во Флориду. Настаивал, что ему нужна достойная профессия, которая не уронит семейный статус — и Марио не сопротивлялся. Выбрал медицину, носа не совал в отцовские дела, — по изменившимся интонациям можно понять, что это решение София не одобряет до сих пор.
— Ноль амбиций. Ходячий пример для подражания: «смотри, София», «учись, София», «почему бы тебе не выйти замуж за какого-нибудь мафиозного босса и не исчезнуть, пока я играюсь в идеального отца для единственного из своих детей, который имеет значение, София», — передразнивает воображаемого Кармайна, скривившись.
— И теперь отец хочет, чтобы я вернулась домой, потому что Марио мертв, а игра пришлась ему по душе. Вот только мой дом в Готэме и всегда был в Готэме. У него не выйдет меня заставить, и ты тоже не посадишь меня в поезд, — она качает головой: ни за что, не-а. Если захочет, пусть сам валит во Флориду, где умирающий отец, пересмотрев приоритеты, наверняка решит, что живой бастард лучше мертвеца и тупицы-дочери.

[nick]Sofia Falcone[/nick][icon]https://i.imgur.com/VgAI2tA.png[/icon][sign][/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="http://onotebyasozhret.ru/viewtopic.php?id=583#p53697">София Фальконе</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">фея цветов и благотворительности, любящая дочь, замечательная сестра, обожает детей и пироги. и пироги из детей. будешь выебываться — станешь следующим.</p>[/lzvn]

+1

9

Самообладанию Софии можно только позавидовать. Занятное жизненное открытие случилось меньше получаса назад, и вот она уже как ни в чем ни бывало расхаживает туда сюда с видом хозяйки положения.
Хотя в сущности ничего особенного и не случилось — для него так в особенности. Болливудские танцы и песни остались где-то за кадром; да и не их он представлял себе в подобных сценах. 

— Не надо, — кривится, пусть и не до конца понимает, что она хочет сказать сравнением. Льстить, ставя в один ряд с мужчинами своего семейства, она уже пыталась, а на человека, дважды пробующего один и тот же трюк, она совсем не похожа. Руссо не оборачивается, перекладывает ладони на край кровати, на некоторое время прикрывает глаза.

Есть такое упражнение на доверие — повернуться спиной и позволить себе упасть, в надежде, что тебя подхватят. Доля секунды в свободном падении, руки друзей-приятелей-коллег — вуаля, выброс гормонов провоцирует восторг и чувство принадлежности к группе; закрепить поощрительными улыбками и словами; повторить при необходимости.
Было бы полезно в целях профилактики ронять каждого десятого или пятнадцатого: полностью доверять не стоит совершенно никому.

(ах, билли, ты мой брат уже двадцать минут как, и ты лучше(?) чем тот, которого я знала всю свою жизнь)

Она говорит правду, рассказывая о семье, но Руссо чудится какая-то неправильность в ровной речи, которая сродни лжи. Он прокручивает ее в голове еще раз; на этот раз поворачивается, чтобы соотнести сказанное с выражением лица. 

— Зато у тебя амбиций через край, я увидел и оценил, — слегка нервирует тот факт, что она явно ждет какого-то ответа, хотя вопрос напрямую не задает. Он пытается представить масштабы этих самых амбиций: занять то же самое место, что некогда занимал ее отец? Донна Фальконе, заправляющая всем городом изящными руками в не менее изящных перчатках?

Едва ли Кобблпот не учитывает подобный вариант при всей своей цветущей и пахнущей паранойе: чтобы она ни говорила, она остается Фальконе. Руссо просто ждет приказа, по которому можно будет выдернуть ей коготки один за другим. Тогда, в первую встречу, явно же была наглядная демонстрация. Так что в виде безобидной игрушки она наверняка устроит своим присутствием абсолютно всех.

— Дом так дом: живи, никто не запрещает. Я тебе не муж и не отец, чтобы беспокоиться, что с тобой будет, — фырчит, наконец. — Занимайся приютом, улыбайся на камеру, изображай подружку Освальда. Или найди нормального мужика. Не обязательно мафиозного босса, — ведет плечами, словно пиджак внезапно стал мал на размер-другой.
— Дело-то все равно не в тебе, — подытоживает для самого себя в том числе. Не важно, кто оказался бы на ее месте. В самую первую встречу она попала в десятку: дело именно в фамилии. Хотя будь на ее месте кто-нибудь из мужчин, возможно — он допускает, но не уверен — было бы проще.

Видеть воплощение семейства, к которому в лучшие периоды жизни питал стойкую неприязнь, в хрупкой женщине, изображающей хозяйку мира, все-таки гораздо сложнее. Сразу возникает желание доказать, что происхождение не значит ровным счетом ничего; у Руссо полно методов, с помощью которых это можно донести вполне доходчиво.
Жалко только, что не завалялось парочки, с помощью которых можно было бы объяснить это самому себе.
[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/0d/3f/47-1557349244.jpg[/icon][nick]Billy Russo[/nick][status]pull the trigger back[/status][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Билли Руссо</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">глава anvil, лучший в мире друг и брат</p>[/lzvn]

+1

10

Займись приютом, улыбайся на камеру — София даром что глаза не закатывает, слушая, как ей опять советуют быть хорошей девочкой и не высовываться. Каждый третий считает своим долгом подчеркнуть, в чем заключается ее функция и где ее место. Ничего нового, разумеется, она в этих речах не слышит: за двадцать лет только ленивый не попытался вдолбить Фальконе в голову, что улыбка ее красит, а молчание и вовсе добавляет сотню очков к очарованию. Думай об Англии, София. И, бога ради, не мешайся под ногами.

— А в ком? Или твои амбиции ограничиваются ролью головореза, которого с руки кормит Кобблпот? Если тебе и правда нравится выполнять чужие приказы, мог бы остаться в армии — я слышала, этого добра там хватает, — теперь ее голос звучит куда более прохладно, если не сказать обиженно. София скрещивает руки, чуть приподнимает голову, поджимает губы, словно ожидала чего-то совсем другого, а Руссо ее неприятно удивил.
Отчасти так оно и есть — человек, в буквальном смысле сделавший себя сам, хочет, чтобы она ограничилась kinder küche kirche, хотя, как ей кажется, лучше других должен понимать болезненное желание реализоваться самостоятельно.

— Но ты не остался. Хочешь сказать, что не используешь Пингвина как временный плацдарм? Может, еще и всю жизнь собираешься положить, бегая туда-сюда, пока он командует, с какой скоростью это делать? — зло выплевывает София, подаваясь вперед.
— Брось, Билл. Не ты один умеешь отличать правду от лжи. И уж точно не ты один постоянно хочешь большего, — может быть, это и впрямь отличительная семейная черта.
А Марио просто пошел в мать.

[nick]Sofia Falcone[/nick][icon]https://i.imgur.com/VgAI2tA.png[/icon][sign][/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="http://onotebyasozhret.ru/viewtopic.php?id=583#p53697">София Фальконе</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">фея цветов и благотворительности, любящая дочь, замечательная сестра, обожает детей и пироги. и пироги из детей. будешь выебываться — станешь следующим.</p>[/lzvn]

+1

11

storms come and go, the big fish eat the little fish, and i keep on paddling (q)
Он смотрит на нее с легким удивлением, словно до конца не уверен, не расходится ли картинка со звуковой дорожкой. Но нет, она и впрямь говорит это все, не особо стесняясь в выражениях. Они, к слову, не особо задевают Руссо — он слышал подобное не раз и не два.

Еще смешнее то, что она, кажется, и впрямь не понимает одну простую вещь: для некоторых целью может быть то, что в ее жизни присутствовало просто по факту рождения. И это почти правда, Руссо сейчас более чем доволен происходящим. В его распоряжении — мощная группа силовиков, сам он вкусно ест и сладко пьет, не сильно переживая за собственную жизнь. В любом случае, головы тех, кто на первых ролях, в перекрестье снайперских винтовок попадают статистически чаще остальных. А его, может, и кормят с руки, но...

(окей, конкретно эта фраза все-таки неприятно цепляет что-то внутри; он морщится, произнеся ее даже мысленно)

Он всматривается в ее лицо, отчего-то окончательно успокаиваясь. София или действительно настолько самоуверенна, или настолько глупа — или и то, и другое в равной пропорции.

— А ему ты что рассказываешь? — он не сомневается, что для Кобблпота у нее совсем другие речи. «Освальд, разве тебе нравится, что anvil напрямую подчиняется не тебе?», «Освальд, ты уверен, что можешь доверять?». Билл отчего-то уверен, что если пересказать их нынешний разговор в красках, реакция может выйти презанятной.
(кормишься с руки, руссо?)

Он выдыхает, понимая, что, скорее всего, оставит Кобблпота в неведении относительно этой беседы. Скорее всего.

— Все хотят большего. Не все понимают, когда хватают кусок, который не смогут проглотить, — Билли улыбается, давая понять, что он-то как раз понимает. — Забавно слышать обо всем этом от человека, который сам вьется вокруг Кобблпота. И что ты хочешь... посоветовать?  — спрашивает все с той же слегка скептичной улыбкой, хотя взгляд делается серьезным и настороженным.

— Только осторожнее, София, — предупреждает до того, как она успевает ответить. — Мне очень сильно не нравится этот разговор.
[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/0d/3f/47-1557349244.jpg[/icon][nick]Billy Russo[/nick][status]pull the trigger back[/status][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Билли Руссо</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">глава anvil, лучший в мире друг и брат</p>[/lzvn]

+1

12

Звучит почти ревниво, впору умилиться и потрепать по загривку; успокоить — сестричка доверяет тебе больше, чем Освальду, милый.
(на самом деле нет, но если сравнивать одно бесконечно малое с другим, то в предельном отношении результаты могут выйти и такими тоже)
На очевидные вопросы София не отвечает: считает, что он в состоянии догадаться, что именно и каким образом она говорит. Тем более, что сам присутствует зачастую где-нибудь поблизости, всем своим видом обозначая скепсис.
Разве не поэтому ей приходится идти на такие сложности? Достаточно было просто не мешать; играть, раз уж взялся, роль ненавязчивого предмета мебели и не влезать во взрослые разговоры, но Руссо с этим не справляется. Неудивительно, что Софии приходится принимать посильные меры.

— Ну конечно, не нравится. Ты делаешь все возможное, чтобы я ни на минуту об этом не забыла. «Я от тебя не в восторге, София», «я всячески не одобряю твое поведение, София», «посмотри-посмотри-посмотри, как негативно я настроен», — улыбается сочувственно; сдерживает порыв царапнуть недлинным, чуть заостренным ногтем по небритой щеке.
До серьезных разговоров он еще не дозрел. Чуть позже, может быть — когда пройдет острая обида недолюбленного ребенка, и решения начнет принимать чуть более рациональная его часть.
(у руссо ведь есть такая? не хотелось бы тратить время на бесплодное ожидание)

— Твое типичное поведение в присутствии красивых женщин или я отхватила эксклюзивное предложение? — сводит все к незамысловатому ехидству и встает, поправляя шелковый блейзер с видом капризной принцессы, которая не хочет говорить о серьезных вещах, а хочет новую сумку и ужасно вредный для фигуры банановый коктейль.

— Рада была повидаться, Билли, — улыбается София.

[nick]Sofia Falcone[/nick][icon]https://i.imgur.com/VgAI2tA.png[/icon][sign][/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="http://onotebyasozhret.ru/viewtopic.php?id=583#p53697">София Фальконе</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">фея цветов и благотворительности, любящая дочь, замечательная сестра, обожает детей и пироги. и пироги из детей. будешь выебываться — станешь следующим.</p>[/lzvn]

+1

13

Чем больше он находится с ней в пределах одного пространства, тем больше уверен, что они не только выросли в разных мирах, но и принадлежат к ним по сей день. В мире Руссо все относительно легко и просто. Есть черное, есть белое; о полутонах можно подумать, например, при выборе галстука. То, что не укладывается в стройную, надвое поделенную систему, заставляет его чувствовать себя не в своей тарелке и оттого нервничать.

— Я вообще о другом, — качает головой, поджимает губы; неужели она и впрямь не понимает, неужели не чувствует, к чему действительно может подвести эта беседа? Руссо впервые за все время пытается говорить с ней нормально; впервые делится чем-то кроме значащейся по умолчанию неприязни. И как об стенку.
У кого-то очевидные проблемы с переносом всего, чего касается разговор, на себя. Если раздутую самооценку вообще можно считать проблемой, разумеется.

— Нет, — не уточняет, к чему именно стоит отнести фразу, но поднимается следом, чтобы ненавязчиво оказаться у Софии на пути, если ей вздумается прогуляться на выход. Не то чтобы он ожидает увидеть счастливый сюжет о воссоединении родственников на первых полосах вечерних газет, но отпускать ее прямо сейчас совсем не планирует.  — А ты именно этого хочешь? — фыркает, слегка разводит руками, как бы обозначая размах перспектив.

— Красивая женщина может выбрать бар или ресторан, а потом не отказаться от приглашения в гости. Если ты хочешь именно этого, то еще можно успеть забронировать столик, — ухмыляется, демонстративно разглядывает Софию с головы до ног и обратно, оценивает и дает понять, что оценкой остается более чем доволен. — Только я бы посоветовал надеть платье.

Ни капли не смущается, да и с чего бы. Родственные привязанности не формируются по щелчку пальцев; одного сухого знания недостаточно для того, чтобы с головой упасть в нежные братско-сестринские чувства.

— Когда я говорю, что мне не нравится разговор, я действительно имею в виду только разговор, — со временем он все лучше учится играть словами, но политика, при которой можно говорить прямо и честно, устраивает Руссо более всех прочих. Очень жаль, что возможностей для таких разговоров в его жизни все меньше и меньше. — И когда я задаю вопросы, я действительно хочу знать на них ответы. Так чего именно ты хочешь?
[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/0d/3f/47-1557349244.jpg[/icon][nick]Billy Russo[/nick][status]pull the trigger back[/status][lzvn]<p class="lz_name"><a href="ссылка на вашу анкету">Билли Руссо</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">глава anvil, лучший в мире друг и брат</p>[/lzvn]

+1

14

В списке вещей, от которых Софию Фальконе тянет аллергически чихать, уверенное «нет» значится первым. Не любое, разумеется, есть вполне устраивающие ее варианты — «нет, милая, мы не будем откладывать исполнение твоих желаний на завтра и займемся этим сегодня», например, — но Руссо использует именно ту форму отрицания, которая полагается в ситуациях, где властный мужчина объясняет трепетной дурочке, каким образом той стоит встать на колени.
И с какой амплитудой отсасывать.

Выученная вежливость мешает прямым текстом объяснить, куда именно направляется донна Фальконе, и куда пойдет Руссо, если еще раз попробует диктовать ей, что делать. София по-прежнему рефлекторно улыбается — еще одна привычка, впитанная если не с молоком матери, то где-то до начальной школы точно, — и послушно останавливается; разглядывает Билли так, словно взвешивает: целиком забрать его в коллекцию (насадить на булавку, и пусть трепыхается, пока не сдохнет) или прихватить с собой только вычищенный, белый и гладкий череп.
Пока что второе устраивает ее чуть больше.

— Я хочу, чтобы ты дал мне пройти, — София кажется потухшей, растянутые в искусственной гримасе губы вот-вот пойдут трещинами; напускное дружелюбие слетает, словно позолота, и вся она будто снимает с себя кожу слой за слоем: останавливается на усталом спокойствии, не показывая, есть ли под ним что-нибудь еще.

— Мне жаль, если ты учился на женщинах, которые говорят «не трогай меня» и подразумевают «сделай, пожалуйста, наоборот». Это может сильно испортить тебе жизнь в будущем, — она аккуратно выделяет интонацией нужное слово и жестом дублирует просьбу посторониться.
Не уточняет, что при таких исходных будущее может и не наступить.

[nick]Sofia Falcone[/nick][icon]https://i.imgur.com/VgAI2tA.png[/icon][sign][/sign][lzvn]<p class="lz_name"><a href="http://onotebyasozhret.ru/viewtopic.php?id=583#p53697">София Фальконе</a></p> <p class="lz_rank">человек</p> <p class="lz_about">фея цветов и благотворительности, любящая дочь, замечательная сестра, обожает детей и пироги. и пироги из детей. будешь выебываться — станешь следующим.</p>[/lzvn]

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » альтернатива » before the thunder


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC